Привет и славному городу Хьюстон от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В очередном выпуске своей колонки на официальном сайте чемпионата гонщик Renault Эстебан Окон поделился воспоминаниями о том, как начиналась его карьера в автоспорте.

В последние месяцы я провёл много времени вместе с семьёй, и мы вместе просматривали старые фотографии, вспоминая славные моменты. Чтобы попасть в Формулу 1, пришлось приложить немало усилий, и мне захотелось поделиться некоторыми историями из прошлого.

Моя дорога в Формулу 1 началась во Франции, когда мне было четыре года. Вместе с родителями мы посетили развлекательный комплекс, где можно было покататься на аквабайке, поиграть в войну в центре для пейнтбола, но там был и картодром. Помню, как я сел за руль маленького карта, и папа спросил, хочу ли я прокатиться.

Я попробовал, после чего парни, работавшие на трассе, не могли меня остановить. Папе даже пришлось вмешаться, потому что я не хотел останавливаться! В том году в подарок на Рождество я получил свой первый карт, на котором катался дома – вот с этого всё и началось! Естественно, мы начали участвовать в соревнованиях. Того самого первого карта у меня нет: отцу пришлось всё продать, когда понадобились деньги, чтобы купить следующую машину.

Думаю, к 2004 году моё увлечение картингом стало более серьёзным. В 2004-м и 2005-м я становился чемпионом севера Франции, а на юге страны побеждал мальчишка, которого звали Шарль Леклер. Я тогда о нём мало что знал, а потом были крупные соревнования на Кубок Франции в Маньи-Куре, в которых участвовали гонщики из всех регионов, и мы с Шарлем боролись в отборочных заездах.

Выигрывал то он, то я – дуэли были интересными. В финале мы с ним сражались за лидерство. В последнем повороте последнего круга я занял внутреннюю траекторию, но между машинами произошёл контакт. Шарль оказался в барьере из шин и не смог финишировать, а мне удалось занять то ли пятое, то ли шестое место.

Победа в гонке досталась Антуану Юберу. Помню, что мы с Шарлем разревелись, а родители все вместе пытались нас утешать, но это было невозможно, ведь в те времена мы ещё не умели проигрывать!

В следующем году мы с Шарлем подружились. Вообще-то вместе с родителями мы даже побывали у них в гостях: семья Леклеров жила недалеко от Монако, и вместе с ними мы отправились на картодром, расположенный в местечке Бриньоль и принадлежавший семье Жюля Бьянки. В картинге мы с Шарлем часто соперничали, хотя в формулах уже меньше.

Среди моих главных соперников в картинге бы и Антуан Юбер – с ним мы тоже подружились. Когда ему нужна была помощь, мой отец выступал в роли его механика. Мы много тренировались вместе, а в 2008 году боролись за победу в чемпионате Франции. Мы с ним всегда показывали сравнимые результаты, и соперничество было очень острым. Потом вместе выступали за сборную страны, в которую также входил Пьер Гасли.

Гоняться с этими парнями было очень весело, в те времена мы мечтали о Формуле 1 – попасть туда было единственным нашим желанием. Больше нас ничего не интересовало. Я никогда не хотел стать ни поваром, ни космонавтом, ни механиком. Я всегда хотел выступать в Ф1.

Постепенно я прогрессировал и уже участвовал в картинговых соревнованиях европейского и мирового уровня. Думаю, в 2010 году я впервые гонялся с Максом Ферстаппеном. Тот сезон, когда я начал выступать на международном уровне, складывался для меня непросто. Картинг вообще очень сложный вид спорта. Нам с папой приходилось противостоять крупным командам.

На трассах мы с Максом всегда остро соперничали, иногда даже слишком остро. В 2011-м мы боролись за победу в чемпионате мира, и в итоге титул достался ему.

В конце того года мои тогдашние менеджеры решили, что пора переходить в формулы. Я начал участвовать в тестах, и вскоре познакомился с Алексом Элбоном. Он был немного старше, выиграл много чемпионатов и стал для меня хорошим ориентиром. Кто тогда мог предположить, что мы вместе будем выступать в Формуле 1!

В гонках одноместных машин мне пришлось нелегко, надо было ко всему адаптироваться и учиться пилотировать по-другому. Но всё сложилось удачно, в год моего дебюта я несколько раз поднялся на подиум, а в следующем сезоне уже сражался за титул в Еврокубке Формулы Renault, после чего меня включили молодёжную программу команды Lotus F1. После этого я перешёл в европейскую Формулу 3, подписав контракт с Prema.

Эта команда стала моей семьёй; я переехал в Италию, всю душу вкладывал в работу, и вскоре это стало приносить результаты. Я выигрывал поул-позиции, поднимался на подиум, начал выигрывать гонки – это был очень удачный сезон. Тем временем Макс Ферстаппен выступал всё сильнее, боролся со мной за победы и неожиданно оказался главным соперником.
Каждый этап в Ф3 состоял из трёх гонок, и когда кому-то удавалось выиграть все три, мы называли это «тройным рекордом». Один такой рекорд был на его счету, но на следующем этапе, проходившем на Moscow Raceway, я одержал три победы. В одной из московских гонок он едва меня не опередил, пару раз пришлось потолкаться колёсами, как во времена картинга.

Я стал чемпионом европейской Формулы 3, но болезненно воспринял, когда узнал, что Макс переходит в Формулу 1. Молодец, понятное дело, но когда я прочитал об этом в новостях, пережить это было непросто, ведь титул выиграл я, а он занял третье место. Однако у меня в тот момент вообще не было контракта ни с одной из команд.

Я провёл несколько тестов в GP2, но никакие договорённости подписаны не были, а молодёжная программа Lotus F1 тогда переживала сложный период, и у меня не было никаких перспектив. Но та ситуацию меня только мотивировала, я понимал, что должен упорно трудиться, если хочу попасть в Формулу 1.

Когда я сотрудничал с командой из Энстоуна, это было интересное и одновременно непростое время. Я много тренировался на базе Lotus, где познакомился с Романом Грожаном и Жеромом д’Амброзио, хотя в основном общался с молодыми гонщиками. Я многому научился, начал понимать, что быть профессионалом – значит, полностью отдаваться делу, которым занимаешься. Те годы, проведённые в Энстоуне, сделали меня таким, какой я сейчас – это было очень важно.

Я познакомился с Эриком Булье, который в то время руководил командой, и с Гвеном Лагрю, сыгравшим в моей карьере ключевую роль, и мы до сих пор сотрудничаем. Он тогда работал с Эриком, и мне помогло, что я не раз встречался с Булье, давшим мне важных советов, благодаря чему я правильно действовал, и передо мной открывались какие-то возможности.

Вскоре я стал резервным гонщиком Lotus, и команда пригласила меня на тесты в Валенсию, чтобы было очень важно, поскольку я готовился провести первую тренировку перед Гран При Абу-Даби. Готовясь к тестам, я много работал на симуляторе, после чего сел за руль E20 с двигателем Renault V8 – на той машине в 2012 году Кими Райкконен одержал две победы.

Мне тогда помогал Алан Пермейн и многие другие люди, которые до сих пор работают в Renault. Это был невероятный опыт! На целых два дня трасса была моём распоряжении – теперь такое невозможно представить! Я получил огромное удовольствие, да и машина была отличная.

Вскоре после моего 18-летия я отправился на тесты Формулы 1 в Абу-Даби. Я понимал, что ещё не стал настоящим Формулы 1, и впереди много работы. Но вскоре в моей карьере должна была начаться новая глава. Мне удалось стать чемпионом серии GP3 в составе команды ART, после чего я получил работу тест-пилота в Force India. Через год я выполнял эту же роль в Renault и Mercedes, параллельно выступая в DTM, и всё это позволило мне перейти в Manor.

В конце концов моя мечта сбылась: я выступал в Формуле 1. Ради этого стоило напряжённо трудиться, и сейчас я с удовольствием вспоминаю те дни, а также все те усилия, которые пришлось приложить, чтобы попасть в чемпионат мира. И теперь мне очень хочется, чтобы поскорее начались гонки!

Источник: F1News

Пятница 22 Мая 2020 18:32
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: renault, франции, попасть, lotus

Читайте также: В пятницу концерн Renault представил масштабный план сокращения расходов – в следующие три года французский автопроизводитель намерен сэкономить более двух миллиардов евро. План предусматривает сокращение почти 15 тысяч рабочих мест по всему миру, закрытие заводов и снижение производства автомобилей с 4 миллионов штук в 2019-м до 3,3 миллионов штук в 2024 году. Несмотря на сокращение расходов, временная исполняющая обязанности главы концерна Клотильда Дельбо подтвердила, что заводская команда Renault продолжит выступать в Формуле 1. Не последнюю роль в принятии такого решения сыграло сокращение бюджетов и новый технический регламент. «Мы подтверждаем, что остаёмся в Формуле 1, – заявила Дельбо. – Мы меньше инвестировали в команду по сравнению с соперниками, которые тратили огромные средства, но теперь в чемпионате новый регламент и новые бюджетные ограничения, поэтому мы остаёмся в Формуле 1». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Окон: Я не хотел стать космонавтом, я мечтал о Формуле 1

Брандл: В 2020-м ждите очень злого и быстрого Феттеля

Прост о том, почему в Renault предпочли Окона Хюлкенбергу

Окон: Моя цель в этом году – подняться на подиум

По примеру Mercedes, в Renault тоже придумали раскраску

Renault объявила состав на виртуальный Гран При Китая

Видео: Звук Renault V10, сыгранный на виолончели

Эстебан Окон: Тренируюсь так, словно гонка уже завтра

Сирил Абитебул отметает все слухи об уходе Renault

Риккардо напутствовал Renault перед гонкой в «Бахрейне»