Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

После Гран При Мексики директор гонок FIA Майкл Маси прокомментировал наиболее важные и спорные моменты, возникавшие по ходу уик-энда на автодроме имени братьев Родригес.

Вопрос: В команде McLaren небезопасно выпустили из боксов машину Ландо Норриса, после чего ситуация развивалась по довольно необычному сценарию…
Майкл Маси: Вообще-то всё было очень просто. Поскольку был риск, что машину выпустили на трассу в небезопасном состоянии, команда предпочла её остановить. По радио мы слышали, что они не были уверены, правильно ли было закреплено колесо. После гонки стюарды изучили всю имеющуюся информацию и выяснили, что на самом деле, машина не была в небезопасном состоянии, когда её выпустили из боксов.

Насколько я понимаю, в команде решили перестраховаться после того, что произошло с Карлосом Сайнсом в Монце.

Вопрос: Можете рассказать о ситуации в квалификации: вам пришлось возобновить расследование после комментариев Макса Ферстаппена на пресс-конференции о том, что он не сбросил скорость? И действительно ли в тот момент были технические проблемы с жёлтыми флагами?
Майкл Маси: Начну со второй части, так проще. Всеми сигналами, которые подаются традиционными сигнальными флагами, в том числе жёлтыми, двойными жёлтыми, зелёными, белыми, жёлто-красными, что предупреждает о том, что трасса скользкая, управляет маршал, который находится в конкретной точке трассы. Он нажимает на соответствующую кнопку на пульте и активирует тот или иной сигнал.

Но все сигналы красными флагами, сигналы о том, что на трассе автомобиль безопасности, или введении режима виртуального сейфти-кара подаются из помещения, где расположена дирекция гонки. Фактически все сигналы, которые необходимо показывать сразу по всей трассе, подаются только нами.

В квалификации произошло вот что: в результате аварии Валттери Боттаса был повреждён кабель, так что маршал, который должен был подать сигнал жёлтым флагом, мог сколько угодно нажимать на кнопку, но сигнал всё равно не загорелся бы. Это что касается второй части вопроса.

Переходим к другой его части. На самом деле мы сразу начали изучать, что там произошло, но в той ситуации главным было состояние здоровья Валттери: надо было выпустить на трассу медицинский автомобиль, убедиться, что с гонщиком всё в порядке. Понятно, что затем надо было доставить разбитую машину в боксы Mercedes, починить повреждённое ограждение трассы – вместе с делегатом по безопасности мы должны были убедиться в том, что всё восстановлено.

Потом мы вернулись в дирекцию гонки и занялись изучением информации о всех трёх машинах, которые имели отношение к аварии Валттери – речь о Себастьяне Феттеле, Льюисе Хэмилтоне и Максе Ферстаппене.

В случае с Льюисом всё было просто: там, где он ехал, сигналов жёлтым флагом не было. Но Себастьяну и Максу сигналы были поданы, и если Феттель сбросил скорость, то Ферстаппен – нет.

Вопрос: Почему эти процедуры занимают так много времени по сравнению с тем же футболом? Разбирательство длилось три с половиной часа – есть ли способ ускорить этот процесс?
Майкл Маси: Формула 1 – сложный спорт. Мы должны изучить всю имеющуюся информацию, чтобы определить, было ли нарушение правил. В этом случае выяснилось, что один из гонщиков их нарушил.

Вопрос: Хочется всё-таки разобраться: даже если бы Макс воздержался от своих комментариев, стюарды всё равно занялись бы его нарушением?
Майкл Маси: Однозначно. О комментариях Макса мы узнали уже после того, как я обратил внимание стюардов на это происшествие и попросил их всё изучить. В итоге он был оштрафован в соответствии с действующими нормами, на которые ориентируются стюарды: если гонщик не отреагировал на сигнал одинарным жёлтым флагом, за это он лишается трёх стартовых позиций, а в случае с двойными жёлтыми флагами – уже пяти позиций.

А то, что Макс говорил на пресс-конференции, для меня не было важно вообще, поскольку на тот момент я уже инициировал расследование.

Вопрос: Насколько он должен был сбросить скорость, чтобы избежать нарушения?
Майкл Маси: Регламент гласит, что гонщик должен существенно замедлиться. Т.е. он должен был сбросить газ.

Вопрос: В той аварии машина Боттаса врезалась в защитные барьеры TecPro – вы не рассматривали вопрос об изменении их расположения?
Майкл Маси: Нет. Эта часть трассы подлежит сертифицированию, что и было сделано несколько лет назад. Расположение барьеров определяется по результатам анализа данных о возможных углах удара, для этого мы моделируем различные аварийные ситуации. То, что было до субботнего происшествия, соответствовало нашим расчётам, но после него мы должны будем всё изучить, чтобы понять, что и как можно улучшить.

Вопрос: Чем объяснить, что сегодня решение оштрафовать Даниила Квята, к результату которого стюарды прибавили 10 секунд, было принято за четыре с половиной минуты, а в Японии, где оштрафовали Шарля Леклера, для этого потребовалось очень много времени?
Майкл Маси: Если с Квятом сегодня всё было предельно ясно с самого начала, то в Японии ситуация была сложнее, там надо было выслушать обоих гонщиков – и Леклера, и Ферстаппена.

Наша задача – принимать правильные решения. Иногда этот процесс занимает больше времени, чем всем нам хотелось бы, но я всё-таки сторонник того, чтобы решения были правильными, чем мы допустим ошибку.

Источник: F1News

Понедельник 28 Октября 2019 10:15
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: масиb, майкл, стюарды, сигналы

Читайте также: Майкл Андретти, сын чемпиона мира 1978 года Марио Андретти, бывший гонщик, а ныне преуспевающий владелец Andretti Autosport, собирается добавить к своим активам ещё и команду Формулы 1. Как пишет Racer, для этого он уже предпринимает весьма активные действия и ведёт переговоры с представителями нескольких командами начиная c Джина Хааса. По информации американского издания, поскольку переговоры с владельцем Haas F1 продвинулись не слишком далеко, Андретти решил выяснить позиции хозяев Alfa Romeo Racing (это швейцарский холдинг Longbow Finance S.A.) и Williams Grand Prix Engineering (команда принадлежит американскому инвестиционному фонду Dorilton Capital). Судя по всему, переговоры пока на начальном этапе, но Майкл Андретти не скрывает своего интереса к приобретению команды Формулы 1. «Это было бы здорово, но предстоит пройти длинный путь, прежде чем это может произойти. Если представится подходящая возможность, мы ею воспользуемся. Но пока об этом рано говорить», – приводит Racer слова чемпиона IndyCar 1991 года. С одной стороны, положение Haas F1 в чемпионате пока не становится лучше, и у команды американский хозяин, с которым Андретти, возможно, проще найти общий язык. С другой, на машинах Williams стоят двигатели Mercedes, как и на McLaren, а исполнительным директором McLaren Racing является Зак Браун, с которым у Андретти партнёрские отношения. Они совладельцы команды Walkinshaw Andretti United, выступающей в австралийской кузовной серии Supercars, а также вместе занимаются делами Andretti United Extreme E, одним из участников новой внедорожной электрической серии, дебютировавшей в этом году. Что касается Alfa Romeo Racing, то команда, в основе которой швейцарская компания Sauber...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Майкл Маси о событиях Гран При Венгрии и не только

Майкл Маси о действиях стюардов в дни Гран При Штирии

Майкл Маси: Гонщики не могли разучиться пилотировать

Майкл Маси о проблемах с DRS и нарушении Ferrari…

Майкл Маси о том, почему гонщиков не оштрафовали…

Майкл Маси прокомментировал штраф Даниила Квята

Майкл Маси: Наша задача – принимать правильные решения

Майкл Маси: С Parabolica очевидного решения нет

Майкл Маси: Цементной пыли нет альтернативы

Майкл Маси об инцидентах в гонке…