Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Не утихают разговоры о продаже акций Формулы 1 и последующей отставке Берни Экклстоуна. Бывший гонщик Формулы 1 и комментатор британского SkySports Мартин Брандл рассуждает о ключевой роли в Формуле 1...

Я люблю и уважаю Берни Экклстоуна, даже несмотря на то, что несколько раз он заставлял меня насторожиться и немало осложнял мою жизнь, когда я был председателем Британского клуба автогонщиков (BRDC) и ассоциации пилотов Формулы 1 (GPDA). Даже после нескольких десятилетий в Формуле 1 в качестве гонщика и телекомментатора порой иметь с ним дело непросто, потому что это его корабль, и ты должен играть по его правилам.

Я один из многих тысяч тех, кто внимательно следил за каждым его шагом, и делал это с удовольствием. Всё, что я имею и делаю, следствие его усилий. И если вы когда-нибудь наслаждались Формулой 1 по телевизору или на трассе, то тоже должны выразить ему свою благодарность. Он один из величайших переговорщиков в истории, он смог превратить гонки кучки неорганизованных команд, выступавших на старых, потрёпанных и опасных трассах, без системного освещения в СМИ, в одно из величайших шоу в мире.

Всегда нужно очень внимательно слушать то, что он говорит, он часто шутит, и ты никогда не можешь быть на 100% уверен в том, что он серьёзен. Но порой это именно так, и тогда можно пропустить важную мысль. В то же время за последние годы он сказал немало странных вещей, которые я не могу объяснить. При этом сам Берни не любит, когда слишком много говорят.

Я встречал несметное количество людей, которые думают, что значат для Берни что-то особенное, что он ценит и уважает их больше, чем остальных. Забудьте об этом – это всё игра, в которую он играет, чтобы лишить вас защиты, он не испытывает настоящих симпатий и эмоций, когда дело доходит до бизнеса.

Он далеко не всегда имеет чёткую стратегию, но у него есть конечная цель, и, постоянно балансируя между интересами разных сторон, он работает, работает и работает. Как он сам часто говорит, «Если не будет пожара, который нужно потушить, я сам что-нибудь подожгу».

Несколько типичных его изречений:

«Жизнь – игра, а деньги – счёт в этой игре».

«Но Берни, вы сказали мне, что у меня есть право первого выбора!» – «Правильно, и я не выбрал вас первым».

Я выступал за Brabham в 1989 году и заключил сделку с ним в присутствии нового владельца команды, который позже оказался в тюрьме из-за нарушений в бизнесе, не связанных с Формулой 1, сегодня его уже нет с нами (имеется в виду швейцарский бизнесмен Йоахим Лухти, арестованный в середине 1989 года за неуплату налогов – прим. F1News.Ru). Я сидел в приёмной рядом с тихим парнем, который, как оказалось, был моим новым напарником Стефано Моденой.

В коридоре раздался крик: «Брандл!», и очень скоро я оказался в его кабинете. Я помню, что кабинет был очень аккуратным и опрятным, из мебели там были только стол, несколько стульев и сейф. Договор мы подписали, сумма меня устроила, но я оказался невнимателен и не предложил ему комиссионные, которые он всё равно, скорее всего, не взял бы, однако я допустил промах, упустив из виду этот момент.

В те годы я несколько раз путешествовал вместе с ним, и это было очень интересно, но, к сожалению, мне не пришло в голову попросить его заняться моими делами. Как и большинство остальных, я его боялся.

Когда я стал председателем GPDA, я приехал на первую гонку сезона, но моего пропуска не оказалось. Он был у «господина Экклстоуна», который приезжал в пятницу. И хотя как гонщику мне должны были дать бесплатный билет, на трассу меня не пускали. Когда я, наконец, получил аудиенцию, три моих пропуска лежали пирамидкой в центре небольшого стола, за которым мы сидели. Первыми словами Берни было: «Давай поговорим об этом GPDA».

Формула 1 привлекает ярких личностей и нуждается в управлении железной рукой. Ей нужен диктатор, это единственный путь. Комитет потерпел бы неудачу, кто-то должен сказать «мы идём в этом направлении, следуйте за мной».

Когда Экклстоун продал свой бизнес финансистам, а Мосли ушёл из FIA, стало видно, что Берни начал терять свою власть и контроль над чемпионатом. Процесс создания правил оказался чрезвычайно замысловатым, да ещё и зажат европейскими законами. Команды и производители стали сильнее, поскольку Формула 1 сейчас масштабнее, чем когда-либо. Берни тоже не становится моложе, тем не менее, по-прежнему нет никаких сомнений в том, кто в доме хазяин.

В последние годы, за ужинами, которые в межсезонье порой проходили в Лондоне, или во время телевизионных интервью, я спрашивал Берни, почему он не создал команду вокруг себя, которую мог бы возглавить и быть кем-то вроде президента, получая удовольствие от успехов и денег. Он сказал, что никогда не мог работать вместе с кем-то ещё, и действительно, любые руководители, вынужденные делить с ним полномочия, становились для него лишь мишенью в игре, в которой Берни быстро демонстрировал, что только он может делать эту работу. В скором времени это может оказаться существенным фактом.

Диктаторы не склонны выстраивать менеджерские пирамиды, и в этом заключается их проблема – у них нет преемственности, нет передачи эстафеты. И поэтому, когда изменения произойдут, я подозреваю, они будут достаточно болезненными. Судя по последним слухам, случится это очень скоро.

Источник: F1News

Вторник 06 Сентября 2016 17:38
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: берни, формуле, брандл, работает

Читайте также: Росс Браун был одним из самых успешных руководителей команд в истории Формулы 1 – он завоёвывал титулы в трёх разных командах, Benetton, Ferrari и Brawn. Теперь новые владельцы чемпионата из Liberty Media пригласили его на должность спортивного директора Формулы 1. В интервью официальному сайту Росс рассказал, какие цели перед собой ставит и как собирается их реализовать. Вопрос: Росс, ваша карьера в Формуле 1 получилась очень яркой – от технического директора до владельца команды, восемь титулов в личном зачёте и Кубке конструкторов, а теперь вы спортивный директор чемпионата. Чего вы ждёье от новой главы в своей жизни?Росс Браун: Это очень хорошее слово, потому что новая глава – именно то, что заставило меня вернуться в Формулу 1. Это новая задача для меня. Я не хотел работать в Формуле 1 в какой-то иной роли. Мои амбиции состоят в том, чтобы изучить эту сторону бизнеса – отношения с болельщиками, совместную работу с командами над поиском путей дальнейшего развития Формулы 1. Именно возможность поучаствовать в бизнесе с этой стороны возродила во мне желание вернуться. Вопрос: Как долго вы об этом думали?Росс Браун: После первого предложения потребовалось несколько недель. Но надо учитывать, что первое предложение легло на подготовленную почву – к тому моменту я уже несколько месяцев консультировал Liberty Media, что позволило мне узнать людей, вовлечённых в этот процесс, в частности, Чейза Кери. Я мягко вписался в их планы. Всё началось в сентябре или октябре прошлого года. Вопрос: Что должно произойти, чтобы вы назвали этот год успешным?Росс Браун: Надеюсь, в этом году мы определимся с процедурами и подходами,...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Клэр Уильямс: Мы должны дать Лэнсу шанс

Стартовые номера гонщиков в 2017-м – от 2 до 94

Даниэль Риккардо: В США растёт интерес к Формуле 1

Мик Шумахер проведёт сезон в европейской Формуле 3

Кто следующий? Сыновья бывших гонщиков на пути в Ф1

Харрисон Ньюи: Моя мечта – выступать в Формуле 1

Уолтерс: Талантам всё сложнее пробиться в Формулу 1

Рио Харьянто: У меня есть шанс вернуться

Окон: Поединки с Максом часто бывали опасными

Фернандо Алонсо: Побеждать хочется всегда