Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Часть 1. Петров: я готов выступать, но нужна долгосрочная программа



— Виталий, вы сказали, что в Формуле-1 болеете за Хэмилтона. Но у Росберга имеются какие-то шансы в чемпионской гонке?
— У каждого имеются, даже у того же Феттеля. Неизвестно, как будет складываться сезон. Это техника. Сегодня два «Мерседеса» быстрее, но кто знает, что будет дальше? Может, каждая гонка будет дождевой, и «Феррари» сможет побеждать. Может, просто будут гореть двигатели у Хэмилтона и Росберга. Пока не определён победитель, никого нельзя списывать со счетов.

— Как думаете, получится у «Макларена» справиться с проблемами?
— Всё возможно. Это команда с большой историей, всё зависит от «Хонды»: насколько быстро они смогут увеличить мощность силовой установке.

— Что можете сказать о нынешнем гоночном директоре «Макларена» Эрике Булье как о руководителе?
— Когда я пришёл в Формулу-1, Эрик сам имел опыт работы лишь в GP2 и только начинал понимать атмосферу Ф-1. Роберт Кубица в тот момент был опытнее нас обоих и давал много разных советов, как поступать в той или иной ситуации. Думаю, что Булье многому научился у того же Кубицы. Постепенно Эрик набрался опыта и в том числе осознал, что не стоит критиковать гонщиков: сейчас мы этого не видим.

— Можно ли сказать, что к моменту ухода Булье из «Лотуса», когда он уже набрался опыта, Эрик стал реальной потерей для команды?
— Сложно ответить, но думаю, что нет. Лучше спросите у Жерара Лопеса.

— На днях стало известно, что в Формуле-1 хотят вернуть дозаправки и дать командам возможность самим выбирать типы шин на Гран-при...
— Сейчас машины заправляются под завязку. При новом регламенте топлива станет меньше, а машина легче и быстрее. Соответственно, скорости возрастут, а чем они выше, тем сложнее приходится пилоту. Значит, роль гонщиков возрастёт, а это здорово.

А по шинам – у команд появятся больше вариантов выбора стратегии. Но как бы не получилось, что болельщикам станет сложно следить за гонкой, учитывая разные типы шин и разную тактику дозаправок. И всё-таки это интересно: кто-то попробует выдавать спринтерские отрезки с малым количеством топлива, а кто-то, напротив, решит ехать с одним пит-стопом на жёстких. Например, так в 2011 году так поступал «Заубер», который ставил себе жёсткие шины и дубасил на них до финиша. И мы тогда мучились, потому что брали мягкие, на которых были быстрее, но не могли обогнать «Заубер»: у них было меньше аэродинамики, машина быстрее ехала на прямых.
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров

«Кубица был моим самым сильным напарником»


— Естественно, нам пришло много вопросов про форму «Ред Булл»…
— Мы понимаем, в чём проблема «Ред Булл». Тот же Риккардо тоже не может бороться за победу, так что проблема в моторе или машине. Не может Даниэль, который выигрывал в прошлом году, сегодня оказаться никаким. Дайте команде разобраться с техникой, и тогда всё увидим.

«Ред Булл» нужно время, они должны устранить все проблемы. Прижимная сила у них неплохая: не думаю, что за год другие команды могли их сильно опередить в этом компоненте. Думаю, фанаты Квята, его болельщики всё должны понимать: дело в машине. Есть проблемы, мы слышим, что Квят жалуется на разные сложности. А каждая проблема в любой тренировке – колоссальный удар по всему уик-энду. Если в первой тренировке или второй возникают сложности, уик-энд может не получиться. Вроде есть три тренировки, много времени – не тут-то было! Столько надо сделать, подготовить… Если что-то не выполнил в первой, надо это делать во второй. Не успел во второй — откладываешь на третью. Если и в третьей не успел, дальше идёт квалификация, и ты уже думаешь, оставить ли те или иные детали или настройки, идти на риск или нет. Погода меняется, условия тоже. Уик-энд должен быть чётким от первой тренировки до последнего круга на финише, по-другому нельзя. Тогда появится результат.

— У «Ред Булл» хватит мудрости оставить Квята на будущий год?
— Надеюсь, что да. Если они выгонят сегодня Квята, то просто сделают его козлом отпущения. Такая ситуация в своё время произошла со мной. Нам не смогли предоставить болид, с которым можно было бы бороться за высокие результаты, перенаправили силы на 2012-2013 годы — и мы видели, что там показывали Райкконен и Грожан.

— Ваше мнение по эпизоду с Квятом и Сайнсом в Испании?
— Сайнс начал слишком резать поворот и тормозить, Квят здесь ни в чём не виноват. Я бы Сайнса наказал. Нельзя резать, ты не оставляешь пилоту никакого места.

— Вот такой любопытный вопрос есть. По наблюдению пользователя zuckergut, не все ваши поклонники хорошо относятся к Квяту, потому что считают, что он невольно вытеснил вас из Формулы-1.
— Никто никого не вытеснял: каждый гонщик идёт своей дорогой. Даже не стоит об этом говорить. При этом я рад, что у меня действительно есть армия болельщиков, им огромное спасибо.

— Вопрос от читателя krymnash: кого из своих напарников по Формуле-1 считаете самым сильным?
— Кубицу. На второе место поставил бы Ковалайнена, дальше всех остальных. Роберт во всём был сильнее остальных, находился на пике формы. Если бы не авария… При этом не думаю, что он бы что-то изменил в 2011 году: я верю, что мы показывали бы примерно одинаковые результаты. Хотя понимаю, что многие мне не поверят. Жаль, что всё так произошло: я бы с удовольствием посмотрел на нашу с ним борьбу. Уверен, она была бы захватывающей.

Но не факт, что в 2012 году Кубица остался бы в «Лотусе»! Результаты в 2011-м пошли на спад, и мы ведь уже слышали слухи об интересе к нему со стороны других команд. Роберт знает итальянский, рано или поздно у него были бы хорошие шансы перейти в «Феррари».

Трудно было сходу к нему подтянуться. Всё-таки Кубица уже столько лет был в Формуле-1 – как вы хотите, чтобы я с первого же года вровень ехал? Да это невозможно было сделать, тем более что я провёл не так много тестов и до перехода даже ни разу не был в боксах Ф-1, не знал внутренней кухни. Так что нужно было просто подождать.

Верю, что мои третий, четвёртый, пятый годы в Формуле-1 были бы на пике формы. Когда в 2012-м я боролся с Ковалайненом, то уже был близок к пику. Работа с «Кэтерхэмом» дала мне очень многое. Помню, Жерар Лопес мне говорил: сейчас туда перейдёшь и посмотришь, что такое – работать. И он был прав. Я очень много работал с мотористами, перерабатывал расположение кнопок на руле… Мотористов я очень сильно мучил в том году! Для прохождения поворотов надо было, чтобы газ чуть больше отрывался. Они говорили, что невозможно, но я отвечал: верьте мне! Много времени потратили, но всё-таки сделали – и результат сразу пошёл вверх. Зато потом мы радовались и получали наслаждение, когда всё удалось. Я нащупал нюансы, которые позволили мне начать опережать Ковалайнена.

— Какой момент считаете лучшим в карьере, а какой хотите забыть как страшный сон? (вопрос от baronspb)
— Я наслаждался всеми моментами в своей карьере. Постоянно хочется выделять что-то громкое – подиум в Формуле-1, победы, но каждый момент доставлял удовольствие. В каждой гонке я знал, где проигрываем, где выигрываем, в чём можно прибавить — и кайфовал. Та же работа, которую проводил с тренером, не проходила даром. Часто ездили на картодром с инженером «Лотуса» Аяо Комацу — гонялись там, общались. Я ему рассказывал, как правильно управлять машиной, а он – о нюансах инженерной работы. И от каждого подобного момента был толк, всё сказывалось на гонках.

Самое страшное – когда по собственной вине не доезжаешь до финиша. Это неприятно. Такие моменты были, их всегда хотелось побыстрее забыть.

— Очень многие вспоминают ваш старт в Австралии с 18-го места на 10-е...
— До сих пор пересматриваю

— Но как это было? Чисто на рывке надо понять, куда дёрнется соперник, когда всё происходит на грани, между двух машин еле-еле пролезаешь…
— На принятие решения есть лишь доли секунды. В эти доли и решаешь, идти на риск или нет. И в итоге просто устремляешься туда. Не знаю, как это называется: интуиция, профессионализм или ещё что-то. Во мне это сидит, я вижу, куда нырнуть. А потом уже смотришь и думаешь: как я туда вместился ? Мне хватает одного раза, чтобы оценить ситуацию: смогу ли я туда пролезть, стоит ли рисковать.
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров

«С Алонсо мы давно помирились»


— Чихали ли когда-нибудь за рулём болида Формулы-1? (вопрос от swatnaum)
— Было дело! А я чихаю по пять-шесть раз подряд. Не верите – спросите у друзей . Мне всегда говорят, что в этот момент я на кота похож. Такое за рулём случалось, когда пыль летела на новых трассах или ещё что-то. Слава богу, это бывало только на прямых, без последствий.

— Что вообще делать во время гонки, если зачесалось или ещё что-то?
— У тебя нет на это времени. В голову какие-то мысли могут залезать, но через секунду их отключаешь. Это и называется концентрация. Она у меня была и есть.

— Как часто вам звонит Алонсо с угрозами? (вопрос от lieder95-loh)
— Да мы давно помирились, всё нормально. В Сочи я чисто случайно оказался на автограф-сессии, меня попросили её провести. Я тогда получил море позитивных эмоций! Подошёл на ней к Алонсо, но не стал его подкалывать на тему Абу-Даби. Мы с ним ещё тогда пожали руки и друг друга поняли. В Сочи спросил лишь, когда у них будет свадьба с Дарьей Капустиной. Но, как мы знаем, они уже расстались. Вообще, я старался там не задавать технических вопросов, а говорить о смешных случаях, личной жизни гонщиков.

— Не планируете повторять собственный комментаторский опыт? (вопрос от knuckles)
— Не знаю, посмотрим! Пока мы об этом ещё не разговаривали.

— Хотели ли бы вы создать собственную гоночную команду Формулы-1? (вопрос от startf1)
— Почему бы и нет? Но, может, при этом быть не совсем руководителем. Наблюдать, как работают инженеры, переманивать специалистов из других команд, смотреть за гонщиками — это одно. А быть на посту руководителя команды… Это очень сложная должность. Руководители команды ищут спонсоров, постоянно отвечают на электронную почту, с кем-то встречаются… Я бы лучше стал консультантом, который следит за всем, что происходит в команде – так, как это делал Михаэль Шумахер в «Феррари».

— Пользователь «ВКонтакте» Dima Dima спрашивает, какими симуляторами пользуетесь и что можете порекомендовать?
— Переходя в Формулу-1, я очень много пользовался rFactor. Он у меня стоял в том числе в тренажёрном зале: то есть ты проводишь тренировку, потом сразу проезжаешь гонку и опять начинаешь тренироваться.

А потом в 2011 году друг купил себе PlayStation и начал выступать в одном из виртуальных чемпионов. То есть проводился полноценный чемпионат среди 20 человек — по всем правилам. Друг уговорил меня поучаствовать. Каждый четверг проводилась гонка — ну, я, естественно, не во всех мог участвовать. Я три-четыре дня потренировался, заявился на гонку в Сильверстоуне — и всех объехал. При этом я не подтверждал, кто на самом деле, хотя зарегистрировался под своим именем — все думали, что какой-то фейк! Но потом я гарнитуру купил, мы пообщались, начали дружить. Я даже учредил маленький приз за первое место.

Сейчас я на PlayStation не тренируюсь, а раньше и трассы с её помощью учил. Аяо Комацу ко мне домой приходил, вместе разбирали. Хотя понятно, что в PlayStation настройки более игровые: то, что в реальности нужно в Формуле-1, там запросто не сработает. Вот rFactor больше похож по стиранию колёс, заносам.

— Может ли неподготовленный человек проехать хотя бы пару кругов на болиде Ф-1, если у него есть лишь теоретическое понимание процесса? (вопрос nefanat07)
— Думаю, нет. Человек не может представить себе реальное ускорение машины Формулы-1. Сразу перегрузка в голову, нельзя расслабляться, машину может сдёрнуть в любую секунду. Словами это не объяснить! Кстати, если на машине Ф-1 стоит боевая коробка передач, то одним неверным нажатием можно развалить коробку!
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров

«В GP2 предложил сломать перегородку между педалями»


— Что для вас было самым сложным, когда вы впервые сели за руль Ф-1?
— Я вообще не понимал, куда сажусь. Одним из самых непростых моментов было разобраться с рулём: поначалу боялся что-то не то на нём нажать. Тем более что первое время приходилось работать с рулевым колесом, которое создавалось под нужды другого пилота. Но часов за пять всё выучил.

А вообще самое сложное для меня было — разобраться с торможением, переучиться в GP2 на работу левой ногой. До этой серии я всегда тормозил правой ногой, а там мне сказали, что надо левой. Я спросил: «Вы что, с ума сошли? Левой ногой вообще где-то тормозят, кроме ралли?». Предложил сломать стеночку в кокпите, чтобы и дальше мог тормозить правой ногой. Мне сказали, что в теории могут это сделать, но я буду ехать медленнее. Я ответил: нет, тогда будем переучиваться и делать так, как нужно.

Пришлось учиться. Это было самое сложное! Не мощность, не ускорение на выходе из поворота, а именно торможение. Зато потом я начал выигрывать колоссальное время на этом моменте. В 2010-м мы с Кубицей потратили в «Рено» очень много времени, прежде чем сделать жёсткую педаль тормоза. До этого-то они адаптировались под Алонсо, который любил мягенькую педаль. Мы такую нажимали – всё сразу блокировалось! И мы всё говорили: жёстче, жёстче! Инженер удивлялся: куда вам ещё жёстче, у вас 500 килограммов в ноге, что ли? . Но мы всё же добились своего.

Поймите, время выигрывается именно на торможении. Сумел затормозить на полметра позже – вот он, выигрыш. Кстати, в «Кэтерхэме» я начал использовать обновлённую, более мягкую педаль, перейдя на другой состав дисков и колодок. Как только это сделал, моментально подобрался к Ковалайнену и начал бороться с ним в квалификациях.

— Сейчас инженеры сильно ограничены в том, что могут советовать пилотам по радио. Как вам новые правила?
— Ну, гонщики и сами знают, что делать. Тем более что есть свои сигналы между инженером и пилотом. Вообще, я бы оставил все эти инструкции по радио. Гонщик должен каким-то образом перестраивать стиль пилотажа, чтобы сэкономить ресурсы машины. Пилот чувствует, что с машиной ладно, а что нет. Но если перегрев тех же тормозов достиг такой степени, что ты вот-вот влупишься в стену, разве не стоит предупредить пилота? Болельщики всё равно не увидят разницы, помогает инженер или нет. По мне, лучше бы переговоры оставили.

— А был у вас самый сложный и самый любимый повороты? Вот про «Красную воду» все говорят, но многие утверждают, что она уже не та.
— Она всё та же, просто машины изменились. Уже в GP2 мы проходили её полным газом, только надо было выбирать правильные настройки клиренса, чтобы не касаться асфальта днищем во время резкого подъёма.

Каждый поворот любишь по-своему. Трудные тоже бывают, да. Например, вся Монца получается сложной, потому что аэродинамики у машины почти нет, из-за чего её водит во всех поворотах. А иногда нужно смириться, что какой-то поворот не получается. Это если инженер говорит: смотри, твой напарник тоже плохо проходит это место, зато в остальных поворотах у вас всё хорошо. Значит, такие настройки, и они оптимальные.
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров

«По просьбе гаишников стартовал с проворотом колёс»


— Напоследок вопросы, не совсем связанные с автоспортом. Пользователь «ВКонтакте» Иван Иванов: Виталий, как вы любите проводить свободное время?
— Жду лета! А там – вода, природа, на водных лыжах покататься. Это мне нравится, от этого я получаю кайф.

— Когда в Формуле-1 выступали, вам не запрещали кататься на водном мотоцикле?
— Нет. Никогда ничего не запрещали. Есть же своя голова на плечах, я должен всё понимать. На лыжах, понятно, можно ногу подвернуть или сломать. Это опасное дело, я и не катался на них. На велосипеде если и катался, то очень аккуратно. Так же и на водном мотоцикле катаюсь без какого-либо риска.

— Играете ли вы в World of Tanks? (вопрос от Артура Бухарова)
— Нет. Меня пробовали заманить: один раз пострелял, посмотрел, и на этом всё. Я уже отошёл от компьютерных игр. Знаю, что вышла новая GTA V с крутой графикой. Один раз посидел полчаса, понял, что могу застрять на всю ночь, выключил и пошёл спать . Раньше во многое играл: Half Life, Warcraft, StarCraft, Counter Strike… Всё было в детстве.

— Какая любимая марка автомобилей? (вопрос от Руслана Мамедова)
— «Мерседес», конечно!

— А любимая модель?
— Всё, что связано с AMG, мне нравится. И звук, и как она едет. В Германии на шоу Stars and Cars было очень здорово. Шёл дождь, но пришло очень много зрителей. Все тачки были обалденные, и там я проехал на SLR, о чём мечтал всю жизнь. Я ещё сто лет назад влюбился в этот автомобиль, но кто я был такой, чтобы попробовать его. Наконец моя мечта сбылась, поездил на нём.

— Нарушаете ли ПДД и уходили ли от гаишников в дрифте? (вопрос от Михаила Романова)
— Нет. Бывало, останавливали для проверки документов на посту и потом просили красиво стартануть. С проворотом колёс красиво с поста уходил. Но не разгонялся больше, чем положено, и не нарушал правила. Просили ли сфотографироваться? Не знаю, может, неудобно им было, но мало кто просил. А вот сейчас в такси часто езжу, многие просят. Не думал, что будут так узнавать, на самом деле. На днях сидел в кафе, ел десерт. Смотрю, за соседним столиком листают страницу в «Википедии», проверяют, я это или не я. Засмеялся, они поняли, что я их заметил, помахали рукой, но подходить не стали.

Кстати, мы с «Мерседесом» готовим несколько интересных проектов, один будет связан с детьми, с обучением правилам дорожного движения.

— Кем вы хотели стать в детстве? (вопрос от Александра Пьянкова)
— Кто его знает. Черепашкой ниндзя! . Все же смотрели мультики, все фантазировали о супергероях. Тянуло к машинам, занимался спортом, играл в футбол. Но когда в машину посадили, тяга к рулю возникла моментально.

— Вернёмся к вашему «инстаграму». После записи про «хорошие новости» народ начал шутить, что речь о появлении кошки.
— Они должны знать, что кошка у меня уже давно. Два года назад я её подобрал, всё жить мне спокойно не даёт! Спит со мной, из кровати не выгонишь, а если и выгонишь, ночью придёт и залезет. Но если я сплю или болею – не заорёт, не будет кричать, не разбудит. Только когда я спущусь вниз или приду на кухню, может помяукать – мол, дай поесть. Даже в марте себя хорошо ведёт, она вообще у меня идеальная.



— А с двумя вашими большими псами у неё какие отношения?
— Они на даче, а она дома. Пытался выгулять её как-то на улице, но она ни в какую – хочет домой, не хочет вылезать. Домашней стала. Да и жалко выпускать: у неё такая классная шерсть, а на улице могут разодрать. У нас же около дома кошек штук десять бегает. Там такие морды, что мне самому иногда страшно из машины выходить! Любую собаку отметелят!

Источник: Чемпионат.com

Пятница 22 Мая 2015 11:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: формуле, петров, вообще, чтото

Читайте также: Индонезийский гонщик Рио Харьянто провёл 12 Гран При за команду Manor, но потом ему пришлось уступить своё место Эстебану Окону. Однако он надеется вернуться в Формулу 1 в следующем сезоне и борется за одну из оставшихся вакансий. «У меня есть шанс вернуться, и мы напряженно работаем ради этого, – заявил Рио Харьянто в интервью Reuters. – Это должно произойти в следующем году». Менеджер гонщика Пирс Ханнисет заявил, что Харьянто по-прежнему может рассчитывать на поддержку государственной нефтяной компании Petramina, но старается найти спонсоров среди негосударственных учреждений. «В Формуле 1 остаётся три свободных места (две в Manor и одна в Sauber), и как только одно из них займут, остальные будут распределены очень быстро. Сейчас мы внимательно следим за всем, что происходит, – сказал Ханнисет. – Я уверен, что у нас есть возможность что-нибудь предпринять. Но в Формуле 1 всё очень быстро меняется. Я знаю, что в Индонезии Рио по-прежнему поддерживает и пресса, и болельщики. Поиск спонсоров продолжается. Если в стране есть проблемы с жильём, с образованием и здравохранением, то оправдать выделение средств для гонщика довольно сложно. Теперь у нас больше связей со спонсорами из негосударственных компаний – с ними проще работать. Плюс в том, что Рио – единственный гонщик из Азии, это даёт неплохие возможности в плане маркетинга… До Гран При Германии мы старались выйти на другие рынки – в Китае, Таиланде, Малайзии… Мы чувствуем, что интерес растёт». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Фернандо Алонсо: Побеждать хочется всегда

Валттери Боттас: Мы с Лэнсом отлично сработаемся

Мик Шумахер проводит тесты в Формуле 3

В Haas провели фотосессию в честь Романа Грожана

Даниил Квят: Моя цель – продолжить карьеру в Формуле 1

Лоуренс Стролл: Лэнс будет выступать в Формуле 1

Карлос Сайнс: Я готов сделать следующий шаг

Окон: Главное - чтобы команда была мной довольна

Вандорн: Перемены в регламенте могут мне помочь

Вольфф: Перемены не влияют на прежние договоренности