Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Трёхкратный чемпион мира Льюис Хэмилтон проводит в этом году не самый удачный свой сезон, но при этом в перерывах между гонками он совершенно расслаблен, наслаждается жизнью во всех её проявлениях и уверен, что у него всё в порядке.

В прошлом году Хэмилтон сравнялся с сэром Джеки Стюартом по числу завоёванных титулов и ещё в 2014-м опередил Найджела Мэнсэлла по числу побед, поэтому формально его можно считать самым успешным гонщиком в истории британского автоспорта. Впрочем, есть ещё один показатель, по которому Льюис немного отстаёт от Мэнселла и легендарного Джима Кларка – на его счету пока лишь три победы в Гран При Великобритании. Но если ему удастся выиграть в Силверстоуне через две недели, то и тут он догонит Мэнселла. Впрочем, обстоятельное интервью газете The Daily Mail было посвящено не только Формуле 1.

«В детстве я был очень застенчивым и робким, сидел в своём углу и вёл себя тихо, – вспоминает Льюис. – Я к тому, что в школе, например, я был объектом насмешек. Но я увидел Мохаммеда Али и захотел быть таким же уверенным в себе. Я раскрылся заметно позже своих сверстников. Я не занимался нормальными для подростков делами, не гулял с друзьями, а каждый уик-энд занимался картингом. Значительная часть детства ушла на это, так что мне было непросто общаться с окружающими, плюс были и прочие последствия этого.

Когда мне было шесть лет, я пошёл заниматься карате, чтобы научиться защищаться. Не знаю, откуда появилось это желание, возможно, я насмотрелся фильмов с Брюсом Ли. Всё это было здорово, хотя до 13, 14 или 15 лет я не был в полной мере уверен, что смогу постоять за себя, но к этому возрасту я уже заработал “чёрный пояс”.

И то, чем я занимаюсь сейчас, я делаю вовсе не для того, чтобы продлить юность. Я просто хочу быть самим собой. Одеваться так, как я хочу одеваться и быть тем, кем я хочу быть. С того момента, как я дебютировал в Формуле 1 в составе McLaren, передо мной сразу поставили условия: “Одеваться надо так, как одеваются другие гонщики”. Тогда я сказал, что у меня свой выбор, но сначала мне не было разрешено ему следовать, зато теперь я сам могу ставить условия.

Именно поэтому сейчас я нахожусь в более комфортных условиях, меня устраивает образ жизни, которую я веду, как раз потому, что она отличается от жизни всех остальных. Я не такой, как другие, поэтому всем приходится это понимать и с этим считаться.

Если говорить о Формуле 1, то я чувствую себя больше гонщиком старой школы. Безопасность надо повышать, в Ф1 она должна быть на высоте, но неделю назад в Баку другие гонщики просили сделать въезд на пит-лейн пошире, что заезжать было проще. Они говорили: “Там слишком высокие скорости, это опасно”. А я подумал: “Да ничего там нет опасного”. Там было сложно ориентироваться, но именно такими и должны быть гонки.

Мне просто не хватает старых трасс, где нельзя было пересечь белую линию, выехать на обочину, на траву, а потом спокойно вернуться назад. Теперь же ты выезжаешь за пределы трассы, а потом возвращаешься на неё. Поэтому молодым пилотам сейчас проще адаптироваться. Поэтому такой парень, как Макс Ферстаппен, может вылететь с трассы, а потом продолжить гонку. Сейчас всё это намного проще.

Я же люблю рисковать и относиться к опасности с уважением. Это как сидеть перед коброй, которая может тебя укусить, если ты слишком близко к ней. Когда я рос, в Формуле 1 эта “кобра” была совсем рядом, но спорт развивается так, что теперь она всё дальше и дальше».

Говоря о своих отношениях с Нико Росбергом, которого знает с 13-летнего возраста, Льюис дал понять, что теперь их соперничество перешло в новую фазу: «Вообще-то сейчас у нас с Нико всё очень хорошо. На удивление. Однозначно, я не ожидал, что так будет. Возможно, это связано с возрастом. Теперь он семейный человек, у него ребёнок. Возможно, с годами Нико стал более зрелым и я тоже. Взаимное уважение, о котором мы всегда говорим, сейчас больше, чем когда бы то ни было.

Обычно мы просто обсуждаем те или иные темы. Вне зависимости от того, мы чем-то недовольны или нет, мы можем всё обсудить с глазу на глаз. Если меня что-то не устраивает, я могу постучать в его дверь и спросить, можем ли мы поговорить наедине. Мы никогда не устраиваем разборок на публике или перед всей командой. По крайней мере, пока такого не было…

Пару дней назад я плавал в бассейне – в доме, где мы живём в Монако, есть общий бассейн – и я думаю, что он увидел меня из своей квартиры, спустился вниз, присел на трамплин для прыжков в воду, а когда я закончил заплыв, мы спокойно и расслаблено проговорили минут 20 или полчаса.

У всех бывают успехи и неудачи, и наши отношения ещё будут портиться, а потом налаживаться снова, но в конечном итоге, когда мы все выйдем в отставку, у нас будут дети и всё такое, это взаимное уважение сохранится навсегда».

Кстати, о детях. Льюис любит рассуждать о том, как будет общаться с собственными детьми, когда он ими обзаведётся, как он станет делиться с ними своим жизненным опытом. После Гран При Канады он слетал в штат Теннесси, чтобы навестить семью сестры Николь Шерзингер, его бывшей подруги.

«Я видел, как росли эти дети, и они до сих пор для меня как семья, – рассказал гонщик. – Я всегда буду для них “Дядя Льюис”. С ними я и сам чувствую себя ребёнком. Могу валять дурака, делать всякие глупости, и мне это нравится».

В какой-то мере Хэмилтона волнует будущее, но у него есть собственное представление о том, как он хочет воспринимать жизнь в более серьёзном возрасте: «Надеюсь, я не буду оглядываться назад и говорить, что это были лучшие годы моей жизни, поскольку хочется верить, что такие годы ещё впереди. Но надеюсь, я смогу предаваться воспоминаниям и говорить, что именно в этот период жил на полную катушку, делал всё, что хотел, путешествовал и добивался лучших результатов в своей работе. Когда я буду седым и старым, хочется, чтобы у меня была возможность сказать: “Вот это была жизнь!“»

Источник: F1News

Воскресенье 26 Июня 2016 14:08
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: льюис, формуле, назад, хэмилтон

Читайте также: Гоночный директор McLaren Эрик Булье считает, что проблемы, с которыми столкнулась команда в начале сезоне, больше сказываются на Фернандо Алонсо, чем на Стоффеле Вандорне. Непрекращающаяся череда технических неполадок, в основном связанных с силовыми установками Honda, и нехватка скорости мешают гонщикам McLaren проявить себя, хотя обоих относят к лучшим представителям своих поколений пилотов Формулы 1. «Если посмотреть, как складывалась ситуация Стоффеля от сессии к сессии, то видно, что у него было много проблем с машиной, ему ещё ни разу не удавалось реализовать потенциал MCL32, – признал Булье. – Мы анализируем телеметрию круг за кругом, и можем сказать, что в первых гонках сезона всё-таки были моменты, когда в машине Вандорна всё работало, и тогда он ехал нормально. Хорошо то, что в эти моменты он был либо на уровне Фернандо, либо уступал ему совсем немного. По крайней мере, был достаточно близко к результатам напарника, и мы видели, что Стоффель не зря выступает в Формуле 1. Нам просто нужно провести полный уик-энд, чтобы при этом не приходилось бороться с проблемами, и хорошо выступить в гонке». Как подчеркнул Булье, Вандорну проще в том отношении, что у него в запасе ещё достаточно времени, ведь он проводит только свой первый полный сезон в Формуле 1, тогда как испанец уже близок к финалу карьеры. «Я бы сказал, что ситуация Фернандо пока хуже. Стоффелю ещё много предстоит усвоить, он с нами надолго, так что, если честно, он может немного подождать». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Формула 2: Перед стартом сезона 2017 года

Марко: Перемены в Формуле 1 - шаг в верном направлении

Росс Браун: Нам нужно больше Ферстаппенов

В McLaren присматриваются к Формуле E

Клэр Уильямс: Мы должны дать Лэнсу шанс

Стартовые номера гонщиков в 2017-м – от 2 до 94

Даниэль Риккардо: В США растёт интерес к Формуле 1

Мик Шумахер проведёт сезон в европейской Формуле 3

Кто следующий? Сыновья бывших гонщиков на пути в Ф1

Харрисон Ньюи: Моя мечта – выступать в Формуле 1