Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

С Романом Русиновым мы беседовали через несколько часов после финиша «24 часов Ле-Мана». Роман явно очень устал, из тактических соображений ему пришлось проехать очень длинный финальный отрезок, почти четыре часа подряд. К сожалению, даже это не позволило экипажу машины G-Drive Racing №26 финишировать первыми.

В эксклюзивном интервью F1News.Ru российский пилот постарался объяснить, почему это произошло.

Вопрос: Роман, не секрет, что вы ставили перед собой задачу победить, и выполнить её не удалось. Тем не менее, видите ли вы какие-то позитивные моменты в выступлении G-Drive в Ле-Мане в этом году?
Роман Русинов: Конечно, позитивные стороны есть. В прошлом году мы заняли третье место, в этом – второе, в следующем постараемся победить. Конечно, мы проиграли достаточно много очков Signatech в чемпионате, но опередили всех остальных. Кстати, то, что машина BR01 поднялась на подиум – это тоже приятная неожиданность. Это стало для всех сюрпризом – думаю, даже для них самих.

Вопрос: Первые гонки сезона показали, что у G-Drive есть преимущество в скорости. Тем не менее, здесь машина Signtech Alpine выглядели столь же быстрой, как и ваша. Это вас удивило?
Роман Русинов: Нет, мы были быстрее. Взгляните на таблицу быстрейших кругов в гонке – там на первом месте Мери, которого потом оштрафовали за срезку шикан, а затем все три пилота нашего экипажа, и мы намного быстрее остальных. Так что по скорости мы по-прежнему лучшие. Другое дело, что нас наказали, а наших соперников – нет.

Вопрос: Как вы оцениваете выступление Уилла Стивенса – он показывал неплохую скорость, но один из штрафов получил именно он?
Роман Русинов: Уилл молодец, он хорошо отработал. Я не считаю, что он допустил ошибку – такое бывает, подобное может случиться с каждым. И, в конечном счёте, эти потерянные 40 секунд не сыграли решающей роли. Важнее было то, что мы получили на 12 медленных зон больше, чем наши соперники. На каждой из них ты теряешь 20 секунд. Итого – четыре минуты потери только на этом. А на финише мы уступили меньше трёх.

Вопрос: У Уилла контракт с Manor, так что сезон он продолжит именно там. Кто будет выступать в вашем экипаже?
Роман Русинов: Это вопрос к G-Drive, я пока не могу это комментировать. Вскоре о выборе будет объявлено.

Вопрос: Утром ваше отставание от лидером составляло более трёх минут. Понятно, что на трассе такое преимущество не отыграть. Вы поэтому поехали до самого финиша – чтобы не терять время? Ведь изначально планировалось, что финишировать будет Рене Раст.
Роман Русинов: Да, я проехал почти четыре часа, и делал всё, что мог. Мы отказались от смены, но даже с учётом этого отыграть такое отставание было почти нереально. Конечно, мы попытались совершить на один пит-стоп меньше, но это нам скорее навредило. Мне приходилось использовать движение накатом – последние восемь кругов я сбрасывал скорость за 500 метров до поворота, и только потом начинал тормозить. Однако это привело к потере времени, а на последнем круге всё равно пришлось заезжать на пит-стоп, чтобы заправить машину.

Вопрос: Действительно ли к концу гонки трасса прорезинилась до такой степени, что шины выдерживал 3-4 отрезка?
Роман Русинов: Да, это так. Шины, конечно, всё равно изнашивались, но уровень сцепления с трассой был очень высоким. Собственно, именно ближе к концу гонки я показал лучшее время.

Вопрос: Шасси Oreca 05 выбиралось с прицелом на Ле-Ман. Не навредит ли вам теперь это в чемпионате?
Роман Русинов: В любом случае, наши главные конкуренты – это Signatech, а их Alpine – это точно такое же шасси, как и у нас. Так что я не думаю, что кто-то что-то может сделать лучше.

Вопрос: Но это был правильный выбор?
Роман Русинов: Безусловно, и мы уже подтвердили это по ходу сезона. Во всех трёх гонках мы стартовали с поула.

Вопрос: Значит, очередной смены шасси не намечается?
Роман Русинов: Нет, пока ничего не намечается.

Вопрос: Можно ли извлечь из этого Ле-Мана какие-то уроки, или то, что случилось – просто стечение обстоятельств, и ничего изменить было нельзя?
Роман Русинов: Что произошло, то произошло, ничего изменить, к сожалению, нельзя, поэтому будем работать дальше. Конечно, задним числом многое можно было бы поменять, но говорить об этом бессмысленно. Я считаю, что все справились хорошо, времена у всех были отличными, а это самое главное.

Вопрос: Вы настроены в следующем году взять реванш, или, может быть, LMP2 вам надоел, и настало время двигаться дальше?
Роман Русинов: Нет, в LMP2 хорошо. Я не хочу выступать в категории, где заявлено три машины. Тут их 23.

Вопрос: С другой стороны, это означает высочайший уровень конкуренции.
Роман Русинов: Да, но это весело, конкуренция – это интересно.

Вопрос: Вы не планируете в этом году выступать в других сериях? В прошлом, параллельно программе WEC, вы стартовали и в некоторых других гонках – например, «24 часах Нюрбургринга».
Роман Русинов: Нет, пока не планирую. Я уже выступил в этом году в Имоле в гонке ELMS, но у нас очень плотная программа в WEC, так что и времени на это особо нет.

Вопрос: В этом году в G-Drive предпочли использовать два разных шасси, Oreca и Gibson. В следующем каким будет ваш выбор?
Роман Русинов: Понятия не имею. В следующем году вступает в силу новый регламент. Появится новое поколение шасси, и строить их будут четыре компании: Ligier, Dallara, Oreca и Riley. Соответственно, наша главная задача на ближайшее время – понять, на чём вообще мы будем выступать в следующем году.

Вопрос: Ваше главное желание сейчас, после гонки?
Роман Русинов: Поспать!

Источник: F1News

Вторник 21 Июня 2016 14:41
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: роман, русинов, следующем, gdrive

Читайте также: Мы говорили с пилотом G-Drive Racing Романом Русиновым через несколько часов после его схода в Ле-Мане. Гонка не задалась для него с самого начала – преимущество поула не удалось реализовать, он откатился в конец первой десятки. А уже через полтора часа всё закончилось – обгон Porsche категории GT завершился столкновением, ударом об отбойник и сходом. Вопрос: Роман, начнём с самого неприятного. Что произошло на старте и затем в гонке?Роман Русинов: На старте двигатель выдал ошибку, и, соответственно, он просто не выдавал ту мощность и те обороты, которые были нужны. С этого момента у нас всё пошло не так. Приходилось атаковать, но когда машина оказывалась в слип-стриме, двигатель снова начинал перегреваться и вновь возникала ошибка. Но, несмотря на это, мы всё равно ехали достаточно быстро. Потом мы заехали в боксы, поменяли резину, выехали. Естественно приходилось обгонять много машин GT, на каждом круге – от 2 до 6 автомобилей, причём на всех участках трассы. Ключевым фактором аварии стало то, что пилот машины, в которую мы врезались, был, к сожалению, не слишком опытен. И это как раз сыграло роль, потому что он открыл мне дверь, я так понял, что могу его обгонять, но в итоге так и осталось неясным, видел он меня или не видел. Скорости в этом месте очень высокие, это были повороты Porsche, один из самых быстрых участков трассы. Я в последний момент, естественно, пытался затормозить, но было уже поздно. Вопрос: Вы выходили из машины, пытались понять, что с ней случилось, но потом всё-таки доехали на поврежденной машине до боксов.Роман Русинов: Удар пришелся на заднюю ось, поэтому выбило передачи с первой по пятую, на...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Грожан: Гонки в Монреале доставляют удовольствие

Роман Грожан: В Монако всё нужно делать идеально

Грожан: Лучшее решение в моей жизни? Завести детей!

Роман Грожан: Формула 1 нуждалась в переменах

Роман Грожан: С желтыми флагами нужно что-то делать

Грожан: При обгонах приходится мыслить творчески

Роман Грожан: Штраф был похож на неудачную шутку

Роман Русинов: Тесты прошли хорошо

Грожан: Перегрузки в поворотах приблизились к 8g

Роман Грожан: Пока мы используем прежний подход