Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

С гонщиком G-Drive Racing Романом Русиновым мы беседовали в довольно необычной обстановке – в Ледовом дворце в Москве, где уже через две недели будут проводиться игры чемпионата мира по хоккею. Компания «Газпромнефть», поддерживающая Русинова, станет одним из партнёров хоккейного первенства планеты.

Впрочем, разговор наш, разумеется, был далёк от хоккея – в минувшие выходные завершился первый этап чемпионата мира WEC, где Русинов выступает в роли действующего победителя в категории LMP2. В гонке «6 часов Сильверстоуна» экипаж Романа занял третье место, хотя стартовал с поула и лидировал по ходу дистанции.

Вопрос: Роман, на прошедших выходных для вашей команды стартовал гоночный сезон. Насколько вы довольны его началом?
Роман Русинов: Сезон только начинается, но он начался позитивно. В этом году у нас две разные машины, которые выступают в двух разных сериях, чемпионате мира WEC и чемпионате Европы ELMS. И там, и там на первом этапе, который проходил в рамках одного уик-энда в Сильверстоуне, мы поднялись на подиум – в WEC заняли третье место, а в гонке ELMS наши гонщики Гидо ван дер Гарде, Гарри Тинкнелл и Саймон Долан одержали победу. Очень важно сказать, что у нас хорошая скорость, и команда G-Drive Racing сейчас один из самых авторитетных спортивных брендов, рекордсмен по числу побед и числу поулов в чемпионате мира. Главная цель на этот сезон – «24 часа Ле-Мана». Это единственная вершина, которую мы ещё не покорили, и на этот раз всё в нашем распоряжении – быстрая машина, хорошие пилоты и отличное топливо G-Drive. Мы будем стремиться к этой вершине, и я надеюсь, сможем её достичь.

Вопрос: Давайте поговорим о первой гонке. Всё шло очень отлично – поул, хорошие времена на трассе, лидерство в категории после двух часов… Что случилось затем?
Роман Русинов: Мы с самого начала знали, что машины Ligier будут обладать большим преимуществом на трассе в Сильверстоуне. Я хорошо знаю эту команду, и понимал, что в первый час они поедут на мягких шинах и с небольшим количеством топлива, чтобы показать максимальную скорость. Так они и сделали. Естественно, поначалу они лидировали, но затем им пришлось очень рано заезжать на пит-стоп, так как у них было примерно на 20 кг топлива меньше, чем у нас, а мягкая резина живёт всего 40-45 минут. Мы же выбрали совершенно иную тактику – даже не средние, а жёсткие шины, сразу на два первых отрезка, больший уровень топлива… Стратегия сработала отлично – через полтора часа мы уже лидировали с преимуществом в 10 секунд. После этого я передал машину Рене Расту, который довёл это преимущество до 40 секунд. Можно сказать, пришло время расслабиться, всё шло очень хорошо. Однако затем на машине возникли проблемы с электроникой. Она буквально остановилась, спустя какое-то время её удалось оживить, но мы откатились на пятое место. По ходу своего отрезка Раст успел вернуть лидерство, и когда передавал машину Натанаэлю Бертону, мы вновь опережали остальных на 15 секунд. В общем, фактически оставалось лишь доехать до финиша. Но затем произошла авария с Aston Martin, передний обтекатель оказался практически полностью разрушен. Его нужно было сразу же поменять, но, к сожалению, команда об этом не знала, и на первом после аварии пит-стопе новый обтекатель оказался не готов. Пришлось отложить замену до следующего пит-стопа, но темп машины в этот момент упал на две секунды на круге. В общем, мы снова откатились на пятое место, и лишь благодаря героическим усилиям Раста на финальном отрезке смогли подняться на третье. Это было красиво. Да, конечно, третье место – совсем не тот результат, на который мы рассчитывали. Но если взять таблицу лучших времён на круге, то становится ясно, что у нас всё в порядке – мы уступили по времени только Филипо Дерани, но он ехал на мягких шинах. Так что, на мой взгляд, у нас всё отлично. Осталось только превратить эту скорость в победы.

Вопрос: После гонки был «разбор полётов»? Что думает Натанаэль по поводу упущенной возможности победить?
Роман Русинов: Натанаэль знает, что мог проехать намного лучше. Но мы одна команда, мы выигрываем и проигрываем вместе. В целом, я считаю, что мы хорошо справились. Я доволен работой команды, доволен квалификацией. Удалось завоевать поул несмотря на то, что я постоянно сталкивался с трафиком – по сути, мне не удалось проехать ни одного чистого круга, я постоянно кого-то обгонял. И тем не менее, мы опередили ближайших преследователей на секунду. Нас самих это удивило, так как для шасси Oreca это не лучшая трасса. Конечно, это только первая гонка сезона, но я доволен инженерами, доволен командой, доволен механиками – меня всё устраивает. Если же говорить о нашем экипаже в ELMS, то там, мне кажется, нам удалось подобрать очень хороших пилотов. Мне очень нравится Гидо ван дер Гарде – и с человеческой точки зрения, и как гонщик. Вообще, Гидо, Гарри Тинкнелл и Рене Раст – одни из лучших пилотов, которые когда-либо выступали за G-Drive Racing. В этом смысле их можно сравнить разве что с Майком Конвеем и Сэмом Бёрдом. Так что у нас очень сильные экипажи.

Вопрос: Гидо ван дер Гарде очень силён в настройках, в работе с инженерами. Это сейчас для вас имеет значение?
Роман Русинов: Конечно, это всегда имеет значение. Взять наш экипаж – в любой момент и на любой трассе я уверен в том, что то, что сделает с машиной Рене Раст, мне понравится – равно как и наоборот. Это было видно и в Сильверстоуне – пожалуй, впервые за всё время выступлений машина у нас вела себя идеально. Конечно, тут многое зависит и от действий пилота – важно не пытаться сразу ехать как можно быстрее, беречь резину на протяжении своего отрезка, и тогда средняя скорость будет очень высокой.

Вопрос: На старт «24 часов Ле-Мана» должны выйти обе машины. Но не планируете ли вы какие-то ротации в составе пилотов?
Роман Русинов: Пока не знаю. Есть определённые вопросы, мы их обсуждаем.

Вопрос: Трасса в Сильверстоуне достаточно скоростная. Можно ли по ней судить по темпу машины в Ле-Мане?
Роман Русинов: Нет, трасса в Сильверстоуне – полная противоположность по сравнению с кольцом Сартэ. В Сильверстоуне нет прямых – скорость там высока благодаря скоростным виражам. Ле-Ман же – это сплошные прямые, связанные медленными поворотами. В Сильверстоуне очень важен уровень прижимной силы, поэтому мы её между собой называли «огородом Ligier». У их машины высокий уровень прижимной силы, в отличие от нашей, так что мы прекрасно понимали, что нам там придётся несладко. И когда увидели, что после полутора часов лидируем, даже немного удивились. Мы ведь даже не пытались рисковать, старались ехать стабильно. Вообще, на проблемах с электроникой и обтекателем мы потеряли примерно 200 секунд, а на финише проиграли только 40. Так что по темпу мы намного превосходили остальных.

Вопрос: Да, вы бы выиграли, если бы всё прошло идеально. Но так же не бывает.
Роман Русинов: Бывает. В прошлом году у нас всё идеально было в Сильверстоуне, в Бахрейне, в США, в Японии… Так что это вполне реально, нужно к этому стремиться.

Вопрос: В субботу сюрприз подкинула погода – из-за снега свободные заезды оказались сорваны...
Роман Русинов: На самом деле с самого начала всё пошло не по плану. Начать с того, что я показал лучшее время на свободных заездах, а значит должен был провести первый отрезок гонки. А я не самый большой любитель стартов, и предпочёл бы, чтобы гонку начинал Рене. Но пришлось стартовать мне. В принципе, не самая большая проблема. Старт получился достаточно успешным – правда, Виталий Петров на машине SMP Racing вырвался вперёд, но ненадолго. Уже через пару поворотов и Дерани, и я его обогнали.

Вопрос: Для SMP Racing гонка сложилась неудачно. Вы тестировали их машину, BR01. Почему, на ваш взгляд, команде не удаётся достичь результата?
Роман Русинов: Я не знаю. На моих тестах было жарко, это совсем другие условия. Вообще же, у нас с ними разный подход. У нашей команды есть определённый бюджет, на который мы каждый год подбираем себе технического партнёра. В этом году у нас были различные варианты, и мы выбирали самый лучший. В 2014-м и 2015-м мы работали с французской OAK Racing, в этом остановились на британцах из Jota Sport. Теперь они выступают под брендом G-Drive Racing в чемпионате Европы, у них в составе такие сильные гонщики, как Гидо ван дер Гарде и Гарри Тинкнелл, а также Саймон Долан, и они начали сезон с победы. Для WEC мы фактически собрали новую команду, нашли инженеров, механиков. Но хотя технический партнёр у нас и британский, в G-Drive работают механики из России, в Ле-Мане их будет четверо. Мы не строим машины, такая задача перед нами не стоит. Мы тестируем топливо и участвуем в гонках, и можем выбрать то, что считаем лучшим на рынке. Поэтому когда машины Ligier начали уступать в Ле-Мане, мы быстро переключили внимание на Oreca. То есть, у нас есть гибкость, позволяющая нам принимать решения максимально эффективно.

Вопрос: Вы сказали, что главная цель этого сезона – гонка в Ле-Мане. Насколько шестичасовые гонки, вообще, позволяют подготовиться к 24-часовому марафону? И ждут ли команду к Ле-Ману какие-то изменения, помимо состава пилотов?
Роман Русинов: Конечно, шестичасовые гонки вполне позволяют подготовиться к Ле-Ману, тут нет никаких проблем. Что касается перемен, то какие-то изменения всегда могут произойти. Сейчас сложно сказать, как всё сложится. Но надо сказать, что хотя Ле-Ман – это особая вершина, мы также хотим отстоять свой титул и вновь выиграть чемпионат. Мы не будем выбирать что-то одно. Да, там можно заработать вдвое больше очков в чемпионате, но в масштабах сезона разница не столь велика. Другое дело, что Ле-Ман – очень сложная гонка. И даже если на бумаге всё идеально, это вовсе не значит, что ты выиграешь. Поэтому 100% гарантии быть не может – в любой гонке, и особенно – в Ле-Мане. Но для нас сейчас главное сделать именно так, чтобы, по крайней мере, на бумаге у нас всё было идеально.

Вопрос: Изменился ли состав соперников по сравнению с прошлым годом?
Роман Русинов: Нет, по большей части всё то же самое. Все те же команды, которые претендовали на победу в Ле-Мане и чемпионате год назад, будут в числе фаворитов и на этот раз. Основных претендентов на победу в «24 часах Ле-Мана» я могу назвать и сейчас – это две машины G-Drive Racing, TDS, и по одной машине Alpine и Ligier.

Вопрос: Не помешает ли G-Drive Racing то, что одна ваша машина выступает в WEC, а другая – в ELMS?
Роман Русинов: Напротив, это нам поможет. В прошлом году, когда у нас две машины выступали в WEC, была пара гонок, которые мы не выиграли только потому, что конкурировали между собой. Мешали друг другу на пит-стопах, на трассах. Да, мы выиграли чемпионат, но могли его выиграть и раньше. Поэтому в этом году мы разделили людей на две команды, в двух разных чемпионатах, и в Ле-Мане они сольются в один большой коллектив, способный претендовать на самые высокие результаты.

Вопрос: А не возникнет ли внутренняя конкуренция там?
Роман Русинов: Нет, мы не будем конкурировать друг с другом. Ле-Ман слишком сложен для этого. Одновременно на трассе находятся 60 машин, и нужно бороться не со своим экипажем, а с другими командами.

Источник: F1News

Пятница 22 Апреля 2016 16:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: русинов, роман, racing, gdrive

Читайте также: Накануне Гран При Абу-Даби Роман Грожан подвёл некоторые итоги сезона и рассказал об особенностях предстоящего гоночного уик-энда, последнего в 2016 году. Вопрос: Завершается дебютный сезон в истории Haas F1. Каких усилий потребовало создание команды с нуля, и приносит ли вам радость участие в этом проекте? Роман Грожан: Сезон был отличный. Участие в работе команды в её дебютном сезоне даёт уникальный опыт. Я хотел стать первым гонщиком, кто заработает для Haas F1 её первые очки, но следующие цели – это подиумы и победы. Первый сезон прошёл очень интересно, хотя конечно, были не только успехи, но и неудачи. Но в целом я очень горжусь тем, чего мы добились. После Абу-Даби будет время проанализировать сделанное, понять, что можно улучшить в дальнейшем, но в целом для первого сезона мы отработали очень здорово. Вопрос: Какой момент сезона вам больше всего запомнился?Роман Грожан: Трудно выбрать какой-то один момент, поскольку и радостей, и переживаний было много. Но если что-то надо выбрать, то я выберу Австралию, нашу первую гонку и первые заработанные очки. Когда мы прибыли в Мельбурн, мы ещё не были на 100% готовы, но всё-таки смогли финишировать на 6-м месте. Вопрос: В этом году вы заработали для Haas 29 очков – ни одной команде-дебютанту в истории Формулы 1 подобное не удавалось. Можно ли сказать, что эти достижения равноценны победе?Роман Грожан: Да, мы все их так воспринимаем. Я это сказал команде по радио, когда финишировал 5-м в Бахрейне. Для Haas F1 это было подобно победе. 29 очков в дебютном сезоне! И при этом у нас огромное преимущество перед Renault, Sauber, Manor, а McLaren и Toro Rosso мы проиграли не так уж много. Всё это очень...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Роман Грожан: Команда узнала свои слабые места

Роман Грожан: У нас серьезные проблемы

Роман Грожан: Наш план в итоге сработал

В Haas провели фотосессию в честь Романа Грожана

Роман Грожан: 100 Гран При - важное достижение

Роман Грожан: Мне всегда нравился прессинг

Роман Русинов: Нет никаких случайностей

Грожан: Психологическая подготовка всегда важна

Роман Грожан: Уверенность в машине близка к нулю

Грожан: Здорово, что в Формулу 1 пришла Liberty Media