Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Жером Столл, президент Renault Sport F1, на презентации новой раскраски машины R.S.16 в Мельбурне рассказал о целях, которые преследует французский концерн, вернувшись в Формулу 1 с заводской командой.

Вопрос: Можете рассказать, как принималось решение о приобретении команды, и почему этот процесс занял так много времени? О возможной сделке заговорили ещё летом, но в итоге она была заключена только в декабре…
Жером Столл: Если честно, последнее слово оставалось за Карлосом Гоном, президентом концерна Renault, и решение не принималось до тех пор, пока он не убедился, что у нас есть всё необходимое, чтобы реализовать этот проект на высоком уровне и сделать его прибыльным. Фактически, оно было принято буквально в последний момент, когда мы ещё могли собрать всех акционеров команды…

Вопрос: Вы имеете в виду, владельцев фонда Genii? Жерара Лопеса?
Жером Столл: Да, речь о фонде Genii Capital, о Лопесе, но не только, ещё и о компании Gravity Sports. Разумеется, также в этом процессе принимали участие FOM, Берни Экклстоун, но это всё внешние факторы, а были ещё и внутренние. Это было не просто решение о приобретении команды Формулы 1, оно касалось всего концерна Renault, поэтому официальное объявление об этом 3 февраля сделал лично Карлос Гон.

Вопрос: Каких целей стремится достичь Renault, возвращаясь в Формулу 1 с заводской командой, если говорить о разных аспектах этого проекта? Понятно, что это и технологии, и маркетинг, и прямые продажи автомобилей, и квалифицированные инженерные кадры…
Жером Столл: Да, нас интересуют все эти аспекты, а причина, по которой мы должны были как-то определиться, проста: марка Renault никогда не уходила из Формулы 1, но в последние годы мы были только поставщиками двигателей, и это самая незавидная позиция в гоночном бизнесе. Если вы проигрываете – на вас вся ответственность, если выигрываете – о вас никто не говорит. В той ситуации было два варианта – уходить из Формулы 1 или возвращаться с заводской командой.

Мы всё взвесили, и стало понятно, что оставаться просто поставщиком двигателей не было смысла. Оказалось, что за те же самые деньги можно стать командой Формулы 1 и получить маркетинговую отдачу, не сравнимую с той, что даёт роль поставщика двигателей. Все элементарно: когда мы делали официальное заявление о возвращение Renault в чемпионат, на церемонию собралось 250 журналистов. А если бы мы просто представляли новый двигатель, не пришёл бы никто!

Команда всегда на виду, о команде всегда говорят, а бренд Renault – один из лучших в своём классе.

Вопрос: Главная задача Renault – продавать автомобили, но можно ли считать автоспорт эффективной маркетинговой платформой? Ведь какие-то крупные автоконцерны вообще не участвуют в Формуле 1, например, Volkswagen и General Motors, какие-то из неё ушли, не добившись успехов – Toyota, Honda; компания Ford тоже свернула свои спортивные программы…
Жером Столл: Перед Renault стоит задача повысить узнаваемость бренда в развивающихся странах, на новых рынках, куда мы сейчас приходим. Вопрос, как этого добиться? Существуют разные возможности – можно стать спонсором футбольной команды, команды по крикету и т.д. Но у Renault – огромное исторической наследие в Формуле 1, и гонки гораздо ближе к нашей основной деятельности, чем футбол. В компании Infiniti, а это премиальный бренд концерна Renault-Nissan, было решено, что для них лучше участвовать в автоспорте, чем в футболе, и это тоже одна из причин, по которой мы решили вернуться в Ф1 с заводской командой. Если бы мы, преследуя ту же цель, стремясь повысить узнаваемость наших брендов развивали активность в других областях, нам бы это обошлось намного дороже.

Вопрос: Renault не входит в Стратегическую группу, хотя вам предстоит инвестировать в команду очень серьёзные средства. Как вы относитесь к этой ситуации, ведь по сути вы не можете влиять на решения, которые принимаются в Формуле 1?
Жером Столл: Прежде всего, мы должны вернуть себе ту репутацию, которая была у нас в Формуле 1 в прошлом, это обязательная программа. После этого мы сможем более активно влиять на процесс принятия решений и получать более ощутимые преимущества. Но, как известно, у Renault очень тесные связи с концерном Daimler, с Mercedes – такой курс взят Карлосом Гоном, и за счёт этого, я думаю, мы уже сейчас будем иметь определённое влияние.

Источник: F1News

Среда 16 Марта 2016 17:17
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: renault, столл, жером, командой

Читайте также: Заводской команде Renault нужно было просто пережить переходный сезон, сосредоточившись на разработке машины 2017 года, но всё же оба гонщика смогли заработать очки, в итоге – девятое место в Кубке конструкторов. Гонщик Гран При Место Очки Лучший старт Лучший финиш Кевин Магнуссен 21 16 7 14 7 Джолион Палмер 21 18 1 13 10 Renault / Lotus F1 Team Гран При Место Очки Лучший старт Лучший финиш 2016 21 9 8 13 7 2015 19 6 78 5 3 2014 19 8 10 5 8 2013 19 4 315 2 1 2012 20 4 303 2 1 Несмотря на серьёзное отставание от Mercedes в мощности и эффективности силовой установки и острую критику руководства Red Bull в 2015-м, в Renault решили более не ограничиваться статусом поставщика моторов, а вернуть в чемпионат заводскую команду. 3 февраля на пресс-конференции в Париже с участием президента FIA Жана Тодта представили её структуру и руководство, назвали гонщиков и задачи на сезон. Команда получила название Renault Sport Formula One Team, её президентом стал Жером Столл, гоночным директором – Фредерик Вассёр, техническим – Боб Белл, а управляющим – Сирил Абитебул. Сезон 2016 года считали промежуточным, поскольку фактически команда выступала на прошлогодних шасси Lotus, разработанных под моторы Mercedes, но на скорую руку адаптированных к силовой установке Renault и требованиям нового регламента. За несколько дней до презентации контракт...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Боб Белл: Работа над шасси R.S.17 идёт полным ходом

Магнуссен: Уход из Renault – моё решение

Хюлкенберг: Меня не спрашивали о выборе напарника

Хюлкенберг: Переход в Renault даёт мне отличный шанс

Джолион Палмер: В Renault не ценят наши усилия

В 2016 году штат Renault увеличился на 85 сотрудников

Кевин Магнуссен: Я начинаю терять терпение

Фредерик Вассёр: Мы с Сирилом дополняем друг друга

Марк Хьюз сравнивает карьеры Уэббера и Хюлкенберга

В Renault подтвердили контракт с Хюлкенбергом