Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гонка #606: 13 июля 1997 года. Гран При Великобритании. Сильверстоун
Поул Жак Вильнёв (Williams) – 1:21,598 (226,770 км/ч)
Лучший круг Михаэль Шумахер (Ferrari) – 1:24,475 (219,047 км/ч)
Победитель Жак Вильнёв (Williams) – 1:28:01,665 (206,703 км/ч)

Иногда судьбу титула в Формуле 1 решают не секунды, не лошадиные силы и не мастерство пилотов, а обыкновенное стечение обстоятельств. Ярчайший пример – сезон 1997 года, когда чаша весов склонялась в пользу то одного, то другого, и числа случайностей, затронувших главных претендентов на титул, хватило бы на несколько других сезонов.

Уже расстановка сил перед началом чемпионата оказалась очень необычной – действующий чемпион, Дэймон Хилл, после расторжения контракта с Williams принял неожиданное решение перейти в одну из слабейших команд чемпионата – Arrows! Правда, в команде произошло множество изменений – уже по ходу предыдущего сезона её купил бывший технический директор Benetton Том Уокиншоу, затеявший глобальную перестройку.

Том усилил конструкторский штаб, увёл у Tyrrell их производителя двигателей (Yamaha), уговорил прийти в Формулу 1 нового поставщика шин – Bridgestone. Состав пилотов тоже оказался полностью новым – помимо Хилла, за команду выступал Педро Паулу Диниц – неплохой пилот, обладавший серьёзной финансовой поддержкой. Несмотря на всё это, начало сезона оказалось просто ужасным – в Австралии A18 с трудом преодолели квалификационный барьер. Тогда Уокиншоу нанял только что уволившегося из Ferrari знаменитого конструктора Джона Барнарда (Том работал с ним в Benetton) для доработки шасси, и постепенно ситуация начала улучшаться.

Борьбу за титул развернулась между оставшимся в Williams Жаком Вильнёвом и лидером Ferrari Михаэлем Шумахером. Временами показывали свою силу и пилоты McLaren – знаменитая команда, нашедшая, наконец, сильного партнёра в лице Mercedes, постепенно возвращалась на лидирующие позиции. На этом фоне в Benetton сделали шаг назад – теперь даже за подиумы пилотам зацепиться получалось не всегда. К тому же, в середине сезона Герхард Бергер вынужден был пропустить несколько этапов из-за болезни, а также гибели отца в авиакатастрофе. Опытного австрийца в команде заменил его молодой земляк – Александер Вурц.

Если начало чемпионата осталось за Вильнёвом, то середину намного лучше провёл Шумахер. После очередной победы, на восьмом этапе сезона во Франции, он довёл преимущество над канадцем в личном зачёте до 14 очков. Следующий Гран При проходил в Великобритании, именно на него пришлась середина чемпионата.

В последние годы трасса в Сильверстоуне больше подходила машинам Williams – в скоростных виражах творения Эдриана Ньюи выглядели особенно сильно. Но в 1997-м, после нескольких лет стабильного регламента, разрывы между командами сократились до минимума. Кроме того, на этот раз конфигурация трассы немного отличалась от той, что использовалась с 1994 года, и, вопреки тенденции тех лет, новая версия была несколько быстрее предыдущей – в основном благодаря более широкому и скоростному Copse.

Почти до самого конца квалификации лидировал Мика Хаккинен – в McLaren уже даже начали сдержанно поздравлять друг друга с поулом, но пилоты Williams всё же оказались быстрее. Верх взял Вильнёв, причём главной причиной он назвал… облака. По словам канадца, он выехал на попытку только после того, как облака скрыли солнце – температура асфальта снизилась на пару градусов и трасса стала немного быстрее. Хайнц-Харальд Френтцен знал об этом, но боялся попасть в трафик и отправился на финальную попытку чуть раньше.

Отрывы, впрочем, оказались минимальными – Хаккинен уступил Жаку всего 0,2 секунды, Шумахер – 0,279 секунды, его брат Ральф на Jordan – 0,679, и даже показавший 11-е время Жан Алези проиграл Вильнёву менее 0,8 секунды. Алези был расстроен не только этим – в квалификации он проиграл и своего новому напарнику Вурцу! К радости британских болельщиков, следующим, 12-м, оказался Дэймон Хилл, но его отставание составило уже 1,6 секунды – пилот Arrows открывал группу команд второго эшелона, представители которой существенно проигрывали первому, хотя и вели столь же плотную борьбу между собой.

С утра в Сильверстоуне прошёл дождь, но к старту погода наладилась, а трасса полностью высохла. В конце прогревочного круга машина Френтцена заглохла и процедуру пришлось повторять заново – немец был отправлен на последнее место. Это в итоге стоило Хайнц-Харальду гонки – уже на первом круге, пытаясь отыграться, он столкнулся с Tyrrell Йоса Ферстаппена и сошёл. Голландец, крайне недовольный гонщиком Williams, отправился в боксы на замену переднего обтекателя, что стало для механиков сюрпризом – радио после удара тоже не работало.

На первом же круге, в Woodcote, развернуло Minardi Юкио Катаямы. Мотор заглох, и так как машина оказалась на траектории, дирекции гонки ничего не оставалось, кроме как выпустить автомобиль безопасности. Жак Вильнёв в это время лидировал, его преследовали Михаэль Шумахер и Култхард, опередившие Хаккинена на старте.

Автомобиль безопасности вернулся на пит-лейн после четырёх кругов, но ситуация в группе лидеров не поменялась. До поры до времени гонщики вели лишь позиционную борьбу, дожидаясь первой волны пит-стопов – типичная стратегия времён, когда были разрешены дозаправки. Правда, Вильнёв и Шумахер успели значительно оторваться – их преимущество над Култхардом к 20-му кругу достигло 22 секунд.

Шумахер заехал в боксы раньше соперника – и вернулся на трассу вторым. Спустя пару кругов настала и очередь Вильнёва, но на его пит-стопе неожиданно возникла заминка с левым передним колесом! Механики провозились с ним почти 30 секунд, так что Жак вернулся на трассу только девятым, потеряв все шансы на победу.

Михаэль лидировал с огромным преимуществом, и всё, что ему оставалось – финишировать. Но сделать этого не удалось – на 38-м круге, после второго пит-стопа, на Ferrari задымилась ступица левого заднего колеса, и Михаэлю пришлось вернуться в боксы и сойти. Лидером вновь стал Вильнёв, но он ещё не останавливался во второй раз…

Жак провёл свой пит-стоп на 45-м круге, и вернулся вторым, позади Хаккинена. Одновременно в боксы заехал и преследовавший его Эдди Ирвайн, но на выезде с пит-лейн его машина замерла – отказала коробка передач. Это был первый двойной сход Ferrari в сезоне.

После пит-стопа Вильнёв быстро догнал Хаккинена, но финн уверенно удерживал его позади. Круг за кругом Жак преследовал McLaren, но не мог даже предпринять попытку обгона – благодаря мощному мотору Mercedes, на прямых Мика легко от него отрывался. До финиша оставалось совсем немного, перед Хаккиненом замаячила первая в карьере победа – но именно мотор Mercedes Мику её и лишил, взорвавшись за семь кругов до финиша.

Двигатели не выдерживали у многих – отказали все четыре мотора Ford (на Stewart и Tyrrell), Yamaha на Arrows Диница, Mugen Honda на Prost Шинджи Накано. Зато у клиентов Renault всё было в порядке – Вильнёв выиграл гонку, а два Benetton, Алези и Вурца, поднялись на подиум. Под конец дистанции Вурц догнал Алези и демонстрировал, что способен ехать быстрее – но благоразумно воздержался от атаки.

McLaren-Mercedes оставалось довольствоваться лишь четвёртым местом Култхарда, который смог сохранить его, несмотря на давление со стороны Ральфа Шумахера. После схода Накано всего за пару кругов до финиша на шестое место поднялся Хилл – это были первые очки Arrows в сезоне, а формально и первые с 1990 года, так как на протяжении последних шести лет команда называлась Footwork.

После финиша Вильнёв заявил, что к моменту схода Хаккинена шины на McLaren уже были в неважном состоянии, и что он, скорее всего, смог бы опередить финна, даже если бы тот не сошёл, хотя это было бы и непросто. Мика на этот счёт придерживался другого мнения. «Я всё контролировал, – заявил он. – У него не было никаких шансов меня обогнать».

Что касается Шумахера, то в Ferrari быстро разобрались в причинах схода лидера команды. Как ни удивительно, но после всех приложенных усилий и многих миллионов долларов, вложенных в проект, шансов на победу в гонке (а может быть – и в чемпионате) Михаэля лишил бракованный подшипник стоимостью всего несколько долларов.

Источник: F1News

Понедельник 08 Февраля 2016 23:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: вильнев, williams, ferrari, шумахер

Читайте также: Падди Лоу вступил в должность руководителя технического департамента Williams лишь неделю назад и готов признать, что ему ещё во многом предстоит разобраться. Но он уже видит, как можно усовершенствовать машину FW40. Вопрос: Похоже, итоги дня оказались неоднозначными для вашей команды…Падди Лоу: Вот именно. Разница между результатами двух наших гонщиков вряд ли могла быть ещё более значительной. Вопрос: Но работой Фелипе Массы, вероятно, вы довольны?Падди Лоу: Да, в его случае не было никаких неожиданностей, всё прошло по плану. Сегодня на утренней тренировке он ездил на тяжело заправленной машине, поскольку в пятницу ему не удалось поработать на длинных сериях кругов. Из-за аварии Лэнса Стролла на тренировке он не успел поездить на шинах UltraSoft. Так что Фелипе перед квалификацией не смог как следует попрактиковаться. В любом случае, отработал он нормально. Как можно было видеть по другим гонщикам, сегодня было важно правильно прогревать шины, но под конец финальной сессии Фелипе проехал хороший круг. Позитивный момент и в том, что машина способна на вполне приличную скорость и позволяет проходить в первую десятку. Для начала сезона это очень здорово. Вопрос: Вероятно, вы понимали, что в финале квалификации вам предстоит соперничать с Toro Rosso, возможно, с Force India, с Renault, но, вероятно, вы удивлены скоростью Haas?Падди Лоу: Да, эта команда нас удивила. Они молодцы, похоже, что их машина действительно быстра. Мы этого не ожидали, ведь во 2-й сессии Роман Грожан не смог проехать достаточно быстрый круг. По-моему, интрига квалификации в Мельбурне потому и интересна, что мы впервые можем получить...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Бельгия'93: Прорыв

Алези не советует Массе возвращаться в Williams

В Williams довольны финансовой ситуацией в команде

Контракт Массы с Williams ещё не подписан

Масса дал согласие вернуться в Williams

В Williams подтвердили уход Симондса

Пэт Симондс расстался с Williams

Уэббер не советует Williams приглашать Массу

Эрик Зильберман не советует Массе возвращаться

В возвращении Фелипе Массы заинтересованы все