Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гонка #547: 24 октября 1993 года. Гран При Японии. Сузука
Поул Ален Прост (Williams) – 1:37,154 (217,288 км/ч)
Лучший круг Ален Прост (Williams) – 1:41,176 (208,650 км/ч)
Победитель Айртон Сенна (McLaren) – 1:40:27,912 (185,612 км/ч)

В 1993-м правила почти не изменились, но перемен было более чем достаточно. В межсезонье многие гонщики сменили место работы – сохранили свои места всего семь пилотов. Главным изменением стало возвращение в чемпионат Алена Проста – он подписал контракт с Williams. Узнав об этом, действующий обладатель титула Найджел Мэнселл предпочёл покинуть Формулу 1 и перейти в IndyCar – никакого желания вновь сотрудничать с Простом, который в 1990-м разгромил его в Ferrari, у британца не было.

Так как контракт с Риккардо Патрезе продлён не был (итальянец отправился в Benetton, где стал напарником Михаэля Шумахера), Фрэнку Уильямсу пришлось искать нового пилота – и он нашёл его в лице Дэймона Хилла, сына двукратного чемпиона мира Грэма Хилла. Это известие очень расстроило Айртона Сенну, который рассчитывал заполучить быстрейшую машину. Ему ничего не оставалось, как остаться в McLaren, но бразилец всё же надеялся, что его пригласят в Williams, поэтому весь год подписывал контракт на каждый Гран При в отдельности.

К тому моменту, как Айртон сообщил Рону Деннису, что остаётся, у того уже были подписаны контракты с двумя новыми гонщиками, Майклом Андретти (сыном чемпиона 1978 года Марио Андретти) и Микой Хаккиненом. В итоге Хаккинену пришлось отправиться в резерв почти до конца сезона – и лишь за три гонки до финиша, когда контракт с Андретти был разорван досрочно, финну всё же удалось сесть за руль.

Из-за сложной экономической ситуации прекратили существование сразу четыре команды – March, Fondmetal, Brabham и Andrea Moda. Новая появилась только одна – Sauber. В результате в заявочном листе оказалось лишь 26 машин – ровно столько, сколько в предыдущие годы выходило на старт. Это должно было привести к исчезновению квалификационного барьера, но не привело – теперь было решено допускать на старт только 25 машин.

Главными пострадавшими от этого нововведения оказались пилоты слабейшей из команд, BMS Scuderia Italia, Микеле Альборето и Лука Бадоер. Один из них регулярно оказывался за пределами квалификационного барьера – и, как ни странно, чаще это был Альборето. Уже по ходу сезона лимит увеличили до 26-и машин, но это не спасло Scuderia Italia – на предпоследний этап чемпионата, Гран При Японии, команда не приехала, прекратив выступления в Формуле 1.

На стартовой решётке в Сузуке произошли и другие изменения. Но если дебюты Жан-Марка Гунона в Minardi и Тошио Сузуки в Larrousse остались практически незамеченными, то вот североирландский новичок Jordan Эдди Ирвайн сразу привлёк к себе внимание. Уже тем, что в первой же квалификации опередил своего напарника Рубенса Баррикелло! Эдди показал восьмое время, в то время как Рубенс – только 12-е, правда, Ирвайн пришёл из японской Формулы 3000, так что хорошо знал трассу.

Поул завоевал Прост – 13-й в сезоне, 33-й и последний в карьере. Отрывы были невелики – Сенна уступил 0,130 секунды, Хаккинен 0,162, Шумахер 0,376. Даже Герхард Бергер на Ferrari уступил Алену менее полсекунды. А вот для Хилла квалификация сложилась неудачно, он отстал более чем на секунду. У Алези дела шли ещё хуже – в субботу он не смог проехать ни одного быстрого круга, так что на старте оказался только 14-м, более чем в двух секундах позади лидера.

Обладатель титула уже был известен – Прост гарантировал себе победу в чемпионате после предыдущего этапа. Фактически, он стал почти недосягаем ещё раньше, когда выиграл семь из десяти первых Гран При. Однако после этого француз несколько расслабился, и четыре гонки подряд не мог одержать победы – они достались Хиллу (трижды) и Шумахеру. Благодаря этому неожиданно разгорелась борьба за второе место в личном зачёте, хотя в середине сезона казалось, что претендент на него только один – Сенна.

На старте колёса на машине Проста провернулись, Сенна вышел вперёд, а третье место сохранил Хаккинен. На четвёртое поднялся Бергер, а на пятое – Ирвайн. Пилот Jordan великолепно стартовал, опередив множество быстрых машин, включая Шумахера и Хилла. Михаэль, впрочем, вернул себе позицию уже через два круга, но затем застрял за Бергером. Ещё через несколько минут Ирвайна прошёл и Хилл, а на 10-м круге, воспользовавшись борьбой Бергера и Шумахера, опередил немца.

Теперь Хилл пытался обогнать Ferrari, а Шумахер позади угрожал его позициям. Однако Герхард уже тогда был большим мастером обороны. Кругом спустя Хилл пошёл в атаку в 130R. Бергер отбил её, но Дэймон продолжил атаковать в шикане. Герхард перекрыл ему оптимальную траекторию, сместившись на торможении внутрь поворота, Хиллу пришлось резко замедлиться, что стало сюрпризом для Шумахера. Машины столкнулись, и если Williams смогла продолжить гонку, то Benetton замерла на обочине со сломанной подвеской.

На 12-м круге Хилл всё же получил оперативный простор – но только благодаря тому, что Бергер отправился в боксы за новыми шинами. Вскоре провёл пит-стоп и Сенна, отдав лидерство Просту. А на 18-м круге пошёл дождь. Поначалу небольшой – пилоты продолжали ехать на сликах, а Сенна стремительно догонял Проста, а затем и опередил его. Но к 20-му кругу дождь усилился, и пилотам пришлось отправиться в боксы за дождевой резиной.

Пока шёл дождь, Сенна быстро отрывался от Проста. Но спустя 10 кругов он закончился, и трасса начала подсыхать. Некоторые пилоты снова поставили слики, другие оставались на дождевой резине, что привело к некоторому хаосу. Сенна предпочёл не заезжать в боксы – его отрыв от Проста составлял 30 секунд.

А вот Дэймон Хилл всё же решился вернуться на слики, и после своего пит-стопа оказался прямо перед Сенной (в круге позади). Пилот Williams упорно не хотел пропускать трёхкратного чемпиона, и пока Айртон пытался справиться с ним, сзади к этой паре подобрался Ирвайн, ранее пропустивший Сенну на круг. Увидев, что его темп выше, чем у пары дуэлянтов, Эдди, недолго думая, вновь опередил трёхкратного чемпиона мира!

Обогнав Сенну, Ирвайн занялся Хиллом, а Айртон ехал позади, уступая стремительно догонявшему его Просту одну секунду за другой. К 38-му кругу преимущество бразильца сократилось до 15 секунд – с таким темпом Прост неизбежно догнал бы Сенну до финиша. Спустя ещё пару кругов Ирвайн всё же пропустил McLaren лидера.

К 40-му кругу трасса почти высохла, и пилоты вынуждены отправиться в боксы за сликами. Провели пит-стопы Прост и Ирвайн, а затем и Сенна. Так как Прост также попал в трафик, отрыв снова вырос – Айртон лидировал с преимуществом в 24 секунды. Тем временем Ирвайн догнал Arrows Дерека Уорика, но попытка обгона закончилась столкновением и разворотом обеих машин. Jordan при этом осталась на трассе, так что Ирвайн смог продолжить гонку, а Уорик сошёл.

Ошибались, впрочем, не только дебютанты – на последних кругах произошла целая серия аварий и вылетов, в результате которых сошли Патрезе, Лами и Брандл. Перед этим Мартин проехал самый быстрый круг в гонке, но на самом последнем круге его результат всё же превзошёл Прост. Это был 41-й и последний лучший круг в карьере француза.

На самом последнем круге Ирвайн вновь догнал опережавшего его на круг Сенну, и снова обогнал бразильца – правда, на этот раз Айртон уже особенно не сопротивлялся, так как уже начал приветствовать зрителей на трибунах. На финише он опередил Проста на 11 секунд, Хаккинена – на 26, а Хилла – почти на полторы минуты.

Ален Прост, Айртон Сенна и Мика Хаккинен" title="Подиум Гран При Японии 1993 года: Ален Прост, Айртон Сенна и Мика Хаккинен">

Однако после финиша выяснилось, что трёхкратный чемпион мира настроен в отношении Эдди отнюдь не благодушно. Уже на послегоночной пресс-конференции он раскритиковал действия ирландца, а затем (как говорят – с подачи своего приятеля Бергера) ворвался в моторхоум Jordan, чтобы высказать свои претензии молодому гонщику лично. Его сопровождали взволнованные сотрудники McLaren, в том числе гоночный инженер бразильца Джорджио Асканелли и пресс-атташе команды Норман Хауэлл.

«Что, по-твоему, ты делал?» – спросил разъярённый бразилец.
«Я гонялся», – спокойно ответил ему Ирвайн.
«Ты гонялся? А ты знаешь правило, что должен пропустить лидера, когда отстаёшь на круг?»
«Если бы ты был достаточно быстр, проблем бы не было», – парировал Эдди.
«Ты хотел хорошо выступить, я понимаю. Но это непрофессионально...» – пытался вразумить дебютанта Сенна.
«Но я остался бы позади тебя, если бы ты опередил Хилла!»
«Ты три раза едва не врезался в Хилла, мы могли все трое сойти, так нельзя делать!» - настаивал Сенна.
«Но я вёл свою гонку! Я гонялся!» – упорно твердил Эдди.

Наконец, Сенна не выдержал, обозвал Ирвайна идиотом и попытался его ударить. О том, насколько попытка удалась, бытуют разные мнения, но опиравшийся на стол Ирвайн грохнулся на пол, а Айртона схватили и увели изумлённые коллеги. Через несколько минут о произошедшем знал весь паддок. Спустя несколько недель инцидентом занялась FIA, и в конечном итоге наказала бразильца условной дисквалификацией на два Гран При.

В тени этого скандала осталось много знаковых событий. К примеру, первый подиум в карьере Мики Хаккинена (он финишировал третьим), первые (и единственные) очки Jordan в том сезоне. Даже яркий дебют самого Ирвайна, который в своей первой же гонке в Формуле 1 после блестящего пилотажа смог заработать очки, финишировав шестым, сегодня мало кто вспоминает. Гран При Японии 1993 года так и остался навсегда «гонкой, после которой подрались Сенна и Ирвайн».

Источник: F1News

Вторник 02 Февраля 2016 23:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: сенна, ирвайн, прост, хилла

Читайте также: Эдди Ирвайн, в конце 90-х на протяжении четырёх сезонов выступавший в Ferrari вместе с Михаэлем Шумахером, по-прежнему убеждён, что ни один из представителей современного поколения гонщиков Формулы 1 не может сравниться с семикратным чемпионом мира. По его мнению, главное отличие – в подходах Шумахера к разного рода сложным ситуациям. «В одном Михаэль был совершенно исключительным профессионалом: даже если дела шли по-настоящему плохо, вместе с Жаном Тодтом, тогдашним руководителем команды Ferrari, он полностью контролировал ситуацию, и у него всё получалось на удивление здорово. Понимаете, Себастьян Феттель, Льюис Хэмилтон – прекрасные гонщики, но Михаль – это просто другой уровень, и все это знали. А сейчас можно спорить, кто лучше – Феттель, Алонсо или Хэмилтон… В конечном итоге, выбор зависит от вашего личного вкуса. Но в мои времена, после гибели Айртона Сенны, был только Михаэль. По крайней мере, это продолжалось по появления Алонсо, когда Михаэлю уже стало за 30, а Фернандо был молодым и голодным волком. Но до этого одолеть Шумахера не удавалось никому. Никто не мог пилотировать машину так, как делал он, и именно это помогло Ferrari вернуться в лидеры. Когда мы были напарниками, я знал, что не так хорош, как он. Когда я наблюдал за работой Михаэля со стороны, то понимал, что он может делать за рулём машины то, что мне не под силу. Вероятно, Мика Хаккинен был лучшим из нас, но Михаэль всё равно его превосходил…» Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Эдди Ирвайн: Оба гонщика Mercedes заслужили титул

Эдди Ирвайн: Мне повезло вновь оказаться в Маранелло

Эдди Ирвайн отбился от акулы копьём

Эдди Ирвайн: Двойные очки в финальной гонке – это смешно

Эдди Ирвайн – самый богатый автогонщик Великобритании

Эдди Ирвайн: "Я люблю свободу"

Эдди Ирвайн предстанет перед миланским судом

Эдди Ирвайн: "Баттон – лучший второй номер"

Эдди Ирвайн: "Михаэль вряд ли будет прогрессировать"

Ирвайн недоволен действиями стюардов