Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥


Формулу-1 называют Королевой автоспорта. Однако ее власть на гоночном Олимпе с каждым годом становится все более шаткой

Сергей ИВАНОВ
 
Любая империя, даже самая могучая, рано или поздно вступает в эпоху заката. История человечества об этом свидетельствует неопровержимо. Конечно, и в пору увядания имперские ритуалы поражают величием. «Римская империя времени упадка сохраняла видимость строгого порядка. Цезарь был на месте, соратники рядом. Жизнь была прекрасна – судя по докладам». Незамысловатая песенка Булата Окуджавы (которую он, конечно же, не про древние времена написал)  получилась еще более универсальной, чем ее задумывал автор. Она подходит к эпохе распада абсолютно любой структуры. В том числе и современной Формулы-1. До сих пор считается, что в Формуле-1 лучшие пилоты, лучшая техника и самые престижные гонки. Но так ли это? 

Когда пишутся эти строки, еще не закончился 24-часовой марафон – один из самых интересных и насыщенных Ле-Манов за последние годы. На трассе и в боксах уже произошло множество интересных событий, но на одном мне хотелось бы остановиться особо. Часов через шесть после старта в Ле-Мановской гонке произошла очередная смена лидеров. Произошла не в результате пит-стопа – Audi под номером 7 опередил конкурента, машину команды Porsche, в честной борьбе на трассе.

Гонщики Формулы-1 входят в число самых популярных спортсменов мира

За рулем Porsche 919 Hybrid был Марк Уэббер, а Audi R18 e-tron quattro пилотировал Бенуа Трелуйе. Опыт Формулы-1 австралийскому гонщику не помог удержать соперника. Да и можно ли считать француза Трелуйе менее опытным гонщиком? И, если посмотреть шире – менее успешным? Ущербна ли карьера Трелуйе по сравнению со «звездным» гоночным путем Уэббера? Вопрос не праздный. По традиции мы привыкли считать, что попадание в мир Больших Призов осеняет гонщика, как некий знак качества. А те, кому это не удалось, остаются в мире автоспорта героями второго плана, несмотря на любые достижения в других сериях. Разумеется, тем, кто каждый год собирается на кольце Сартэ, не нужно объяснять, кто такой Трелуйе. Он побеждал тут три раза и, между прочим, вышел на старт в ранге действующего Ле-Мановского чемпиона. Но это локальная известность. Так же как любители, допустим, серии NASCAR наизусть знают имена всех своих лучших пилотов – но за пределами Северной Америки за их борьбой почти никто не следит. Марк Уэббер, между прочим, тоже стал широко известен благодаря Ле-Ману, еще до начала его формульных приключений. Любители автоспорта со стажем наверняка помнят скандальную историю со взлетающими на прямой спортпрототипами Mercedes – так вот Уэббер как раз и был за рулем одного из них. Но потом карьера гонщика Формулы-1 сделала его знаменитым уже не локально, а глобально. Причем, будем откровенны, не самая успешная карьера.

В былые времена никого не удивляло, когда пилоты одновременно выступали в чемпионате мира и в гонках каких-то других серий. Потом подобная практика сошла на нет – тот, кто попадал в Большой Цирк Берни Экклстоуна, уже не нуждался в других подтверждениях своих выдающихся спортивных качеств. Но в последние годы ситуация снова изменилась. Роберто Мери выступает одновременно в Формуле-1 и в Мировой серии Renault. А Нико Хюлькенберг вместо своего законного выходного между гонками в Канаде и Австрии решил проехать Ле-Мановский марафон. Почему это происходит?

Российские зрители, смотревшие гонку WSR на Хунгароринге, наверняка переживали за нашего соотечественника Егора Оруджева, сумевшего на последних кругах удержать первую позицию и заслуженно победившего. Но никого не смог оставить равнодушным красивый прорыв испанца Мери, на последних кругах обогнавшего конкурентов и  буквально ворвавшегося на вторую ступень подиума. Риторический вопрос: а узнали бы мы о ярком пилоте и настоящем спортсмене Мери, если бы смотрели только Формулу-1? Он попадает в кадр только тогда, когда отодвигает свой Manor к обочине, чтобы не мешать тем, кто обгоняет его на круг.

Зримое соотношение сил в нынешнем чемпионате мира. За спиной Мерседеса ведут борьбу Ferrari и Williams, остальные участники Формулы-1 - статисты в борьбе за призовые места и внимание зрителей

Выходя на 24-часовую гонку в составе заводской команды Porsche, Нико Хюлькенберг наверняка рассчитывал пополнить свой послужной список красивым достижением. В Формуле-1 он выступает за Force India. И, будь он хоть семи пядей во лбу, пробиться на высокие места он не может. Потому что Формула-1 – это не гонка пилотов, а состязание коллективов. Достойны победы многие, но претендуют на нее только те, кому повезло с командой. Кто же тогда здесь соревнуется? Конструкторы? В свое время одному инженеру, пришедшему в команду March, удалось сделать машины скромного коллектива конкурентоспособными, несмотря на слабый мотор – исключительно благодаря аэродинамической эффективности. С тех пор гениальность Эйдриана Ньюи признана всеми. Но самый знаменитый аэродинамик Формулы-1 уходит проектировать океанские яхты. Почему? Потому что в современном формульном регламенте, до мелочей описывающем допустимую конструкцию машин, не осталось простора для настоящего творчества. Сейчас Ньюи не смог бы организовать чудо, если бы его уговорили спроектировать новый Manor.

Так кто же соревнуется в Формуле-1? Деньги. А также менеджеры, умеющие их эффективно потратить. Последнее тоже очень важно, что подсказывает пример Тойоты, потратившей на участие в Формуле-1 фантастический бюджет, но так и не добившейся успехов (можно вспомнить и Ford, который также потерпел фиаско со своей командой Jaguar). И основные поединки за будущие победы происходят не на гоночных трассах – а в кабинетах. Там, например, где договариваются о принципиальной возможности доработок моторов после 2017 года.

Берни Экклстоун давно планировал устроить этап Формулы-1 в центре Лондона, но пока так и не сделал этого - а молодой Формуле-Е в первом же чемпионате удалось провести гонке в центре крупнейших мегаполисов мира - Москвы, Берлина, Лондона...

Правда, спортивная составляющая Формулы-1 велика и по сей день. Интересные гонки, красивые обгоны, великие победы – все это до сих пор присутствует в самой популярной гоночной серии мира. Но динамика происходящих событий однозначна – Формула-1 вскоре может утратить свое преимущество. В мире гоночных чемпионатов появился новый, по-хорошему агрессивный и дерзкий игрок – Формула-Е. Недавняя московская гонка стала своеобразным глотком свежего воздуха – не только в экологическом, но и в спортивном плане. Конечно, гоночные электромобили пока далеки от совершенства – но с каждым годом они будут модернизироваться. Конечно, сейчас смешно высказывать предположения о том, что гонки «электричек» бросят вызов Формуле-1, но через несколько лет ситуация может измениться. Детищу Берни Экклстоуна надо динамично отвечать на стремительно меняющиеся вызовы времени. Пока Королева автоспорта продолжает царствовать на гоночном Олимпе – но эта монархия нуждается в радикальном обновлении.    
 

Источник: auto-sport.ru

Воскресенье 14 Июня 2015 14:37
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: формуле, автоспорта, трелуйе, porsche

Читайте также: Карьера Брендона Хартли полна неожиданных перемен. Десять лет назад он входил в программу поддержки Red Bull, но был из неё изгнан. Однако вместо того, чтобы навсегда затеряться в малозначимых сериях, как произошло со многими другими, Брендон добился больших успехов в гонках на выносливость, став в составе команды Porsche двукратным чемпионом мира. Когда в Porsche решили покинуть чемпионат, казалось, карьера вновь сделала для него неприятный поворот, но в Red Bull неожиданно решили отказаться от услуг Даниила Квята, и на его место в Toro Rosso пригласили именно Хартли. Прошёл почти год, будущее Брендона вновь под вопросом – в команде отзываются о продолжении работы с новозеландцем очень туманно. Но по словам Хартли, теперь он воспринимает повороты судьбы совершенно иначе. Вопрос: Прошёл почти год с начала этого сумасшедшего периода, когда вы появились в Формуле 1. Как бы вы оценили этот год?Брендон Хартли: Да, почти год. Я многое узнал за это время, и чувствую себя всё более и более комфортно в этой среде, где приходится иметь дело с большим прессингом. Конечно, давление – это твоё состояние ума. Мне приходится общаться с прессой гораздо больше, чем я привык, и отвечать на более сложные вопросы, но я ощущаю себя всё увереннее. В плане работы с командой всё достаточно просто и очень походит на то, к чему я привык в Porsche. Но, пожалуй, я немного расстроен тем, что в последние шесть месяцев результата не удавалось добиться даже тогда, когда я был в хорошей форме. Я прогрессирую по ходу всего сезона, но результатов нет, и это не всегда зависит от меня. Было несколько гонок, когда я оказывался не в то время и не в том месте,...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

В Michelin объяснили причины отказа от Формулы 1

Вандорн: В этот уик-энд нам может помочь только чудо

Лэнс Стролл: Сейчас для меня ничего не меняется

Мик Шумахер: Отец – мой кумир

Браун: Один из критериев успеха - появление новых команд

Джордж Расселл: Я готов к Формуле 1

Ландо Норрис: Мне не всё равно, где выступать

Расселл: У меня несколько вариантов на следующий сезон

Макс Ферстаппен: Без эгоизма не бывает успеха

Клэр Уильямс: Лэнса ждет большая карьера в Формуле 1