Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В 1967 году команда Brabham продолжала доминировать в чемпионате – правда, уже не столько по скорости, сколько по надёжности. Джим Кларк побеждал чаще, чем Джек Брэбэм и Денни Халм, но ещё чаще сходил, так что обладатель Кубка конструкторов определился уже после Гран При Италии. Тогда же, за два этапа до окончания сезона, стало ясно, что победа в личном зачёте тоже достанется Brabham. Но кому именно, Халму или Брэбэму, должен был решить финальный Гран При, проходивший в Мексике.

Халм опережал Брэбэма на пять очков, так что имел фору, а специфическая система начисления очков в том сезоне ещё более увеличивала его шансы. Как и в предыдущие годы, в зачёт шли не все результаты, а только определённое число лучших. Но в 1967 году появилось новшество – сезон был номинально разделён на две части, и в зачёт шли пять лучших результатов в шести первых гонках, и четыре лучших – в пяти последних.

У Халма во второй половине чемпионата уже был сход, так что любой результативный финиш в Мексике позволял ему увеличить запас очков. В то время как Брэбэм набирал очки в каждой гонке, так что теперь один результат должен был выпасть. Его худшим финишем в финальной фазе сезона было пятое место в США, которое принесло ему два очка. Потому даже в случае победы в Мексике он набирал не 9, а 7 очков, а при финише вторым – не 6, а 4. А значит, титул могла принести ему только победа, да и то лишь при условии, что Халм закончит гонку не выше пятого места.

Посмотреть гонку собралось около 80 тысяч человек – неплохой результат для Гран При Мексики, зачастую страдавшему из-за низкой посещаемости. Безусловно, борьба за титул придала гонке особый интерес в глазах местных зрителей, но был у них и свой герой – выступавший за Cooper Педро Родригес. Мексиканец получил травму в середине сезона и пропустил три Гран При, но к домашней гонке успел восстановиться и вышел на старт. Правда, защищать честь команды ему пришлось в одиночку – его напарник Йохен Риндт уже подписал контракт с Brabham на следующий сезон и в Мексику не приехал.

Выступил в Мехико и ещё один мексиканец, Мойсес Солана. Причём, он сел за руль одной из быстрых машин чемпионата, Lotus 49 с двигателем Ford Cosworth DFV. Но хотя Мойсес дебютировал в Формуле 1 ещё в 1963 году, он принимал участие только в мексиканских и американских Гран При, так что был не столь заметен. Родригес же выиграл первую гонку сезона, так что местные болельщики возлагали на него особые надежды.

Ещё один гонщик, к которому было приковано повышенное внимание в Мексике – новый пилот Ferrari Джонатан Уильямс. Для британца это был дебют в Формуле 1, история его не совсем обычна. В 1967 году Уильямс выступал за Ferrari в спорткарах, но его напарник, Гюнтер Класс, погиб в середине сезона на тестах в Муджелло. Команда Ferrari в Формуле 1 также понесла тяжёлые потери – в Монако погиб Лоренцо Бандини.

Ему на смену были приглашены Майк Паркс и Лудовико Скарфиотти, однако в Спа Паркс получил тяжёлые травмы, заставившие его завершить карьеру. Скарфиотти отказался от продолжения выступлений, так что на всех оставшихся этапах Крис Эймон представлял Ferrari в одиночку. Но на финальный Гран При Скудерия пригласила и Уильямса – то ли чтобы поддержать британца, то ли чтобы посмотреть на него в деле в преддверии следующего сезона.

Без должной подготовки Джонатан не смог конкурировать с напарником – Эймон показал в квалификации второе время, а Уильямс – только 16-е. Поул, уже шестой раз в сезоне, достался Джиму Кларку, а что касается сражавшихся за титул Халма и Брэбэма, то они поделили третий ряд стартового поля, пропустив ещё и Грэма Хилла из Lotus и Дэна Гёрни на его быстром, но чрезвычайно ненадёжном Eagle T1G.

Старт неожиданно выиграл Хилл, Эймон сохранил второе место, а Кларк и Гёрни столкнулись между собой! Оба пилота, впрочем, смогли продолжить гонку, и поначалу казалось, что поломок удалось избежать, но уже через несколько кругов Гёрни пришлось сойти – оказался повреждён радиатор. Кларк тем временем уже на втором круге вышел в лидеры, и в итоге выиграл гонку – даже несмотря на отказ сцепления. Он же показал и лучший круг, так что если бы не круг лидирования Хилла, Кларк смог бы довести число своих «Больших шлемов» до девяти.

Сам Хилл сошёл ближе к середине дистанции из-за поломки ведущего вала. К тому моменту он занимал третье место, которое унаследовал Брэбэм. Однако Халм был прямо позади него, а четвёртого места Денни хватало, чтобы гарантировать себе титул. Эймон ехал вторым, но незадолго до финиша забарахлила система впрыска, двигатель начал работать с перебоями, и Крис пропустил большую группу пилотов, оказавшись вне пределов шестёрки лучших.

Брэбэм закончил гонку вторым, чего было недостаточно, чтобы претендовать на титул. Чемпионом стал Халм, и Джеку оставалось утешаться лишь тем, что сделал он это на машине Brabham. Для Джека Брэбэма этот успех станет последним – команда Brabham завоюет ещё не один титул, но уже под руководством Берни Экклстоуна.

Дебютант Джонатан Уильямс тоже смог добраться до финиша – на восьмом месте. Формально он даже опередил своего напарника по Ferrari Эймона – Крису не засчитали последний круг, так как он не уложился в отведённый лимит времени. Карьере Уильямса это, однако, не помогло – из Ferrari он был отчислен и на старт гонок Формулы 1 больше не выходил. Тем не менее, он продолжил выступать в спорткарах, не без успеха участвовал и в гонках Формулы 2, а после окончания карьеры в 1972 году стал известным фотографом и автором статей об автоспорте. Умер Уильямс совсем недавно, в 2014-м.

Что касается мексиканцев, то Солано сошёл ещё в начале гонки из-за поломки передней подвески, а вот Педро Родригес не только финишировал, но и набрал одно очко. Через несколько лет Родригес погиб, но память о нём и его младшем брате Рикардо в Мексике хранят по сей день: в 1973 году реконструированная трасса в Мехико была переименована в «Автодром имени братьев Родригес». Именно на эту трассу вернётся Формула 1 в 2015 году.

Источник: F1News

Четверг 25 Декабря 2014 23:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: brabham, ferrari, титул, брэбэм

Читайте также: В этот день, 25 мая, исполняется 70 лет с первой победы машины Ferrari в гонках. Она была одержана 25 (по другим источникам – 20-го) мая 1947 года, на Гран При Рима, победителем стал Франко Кортесе. Он управлял Ferrari 125 S, и хотя машина была двухместной, это событие стало важной вехой в истории самой знаменитой компании в автоспорте. Первый камень в основание этой победы был заложен в середине 1945 года, когда Энцо Феррари поручил конструктору Джоакино Коломбо создать для него новый, инновационный автомобиль. Его сердцем стал разработанный Джузеппе Буссо 12-цилиндровый (как любил Коммендаторе) мотор, объёмом всего 1,5 литра. Таким образом, объём каждого цилиндра составил всего 125 кубических мм, что и дало название машине. Свой дебют в гонках 125 S (буква S означала версию Sport, с открытым верхом) сделала 11 мая 1947 года на трассе в Пьяченце. Фактически, на эту гонку Ferrari привезла две машины –125 S, а также одноместную версию 125 C. Из двух гонщиков команды приоритет имел более опытный и авторитетный Джузеппе Фарина, который и выбрал для себя версию C. За руль S сел Франко Кортесе. Однако на тренировках Фарина остался недоволен поведением одноместной машины и потребовал, чтобы ему отдали 125 S. Энцо Феррари отказался и туринец на старт не вышел. Та гонка закончилась для Кортесе сходом – незадолго до финиша сломался топливный насос. Однако позже Энцо называл этот сход «многообещающим отказом». И всего через две недели, на Гран При Рима, тот же Кортесе не только финишировал после 40 кругов, но и сделал это первым. Конечно, это была не самая популярная и известная гонка – на старт вышли всего 13 машин, в основном частные, никто из...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Пэт Фрай: У Ferrari было устаревшее оборудование

Гран При Испании: Элементы силовых установок

Моторы Ferrari: проблемы или стратегия?

Сможет ли Mercedes переломить ход событий?

Марк Уэббер: Себастьян вновь стал самим собой

Жак Вильнёв: Кими – не просто гонщик номер два

Лауда опровергает слухи о переговорах с Феттелем

Ferrari добилась успеха не только в Формуле 1

Масса: Никто не ожидал ничего подобного от Ferrari

Почему в Сочи Хэмилтон уступал в скорости Боттасу?