Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Даниил Квят, ставший 14-м в гонке Гран-при России, рассказал, что помешало набрать очки в Сочи, и похвалил «Сочи Автодром». После сверхуспешной квалификации российского пилота «Торо Россо» Даниила Квята у многих теплилась надежда на то, что ему удастся трансформировать пятую стартовую позицию в хороший результат. Однако гонка складывалась для Даниила сложно: он потерял несколько позиций на первых кругах, затем провёл лишний пит-стоп из-за испорченных шин и финишировал за пределами очковой зоны. Как рассказал Квят после финиша журналистам, команда ожидала, что не сможет набрать очки.

— Даниил, показалось, что с самого начала что-то шло не так. Что-то с машиной?
— Нет, с машиной ничего. Первые круги были своего рода лотереей, не удалось как следует прогреть резину, поэтому несколько соперников меня опередили. Но они в любом случае рано или поздно вышли бы вперёд. Сегодня нам не суждено было финишировать в очках, по всей видимости. У нас были проблемы с расходом топлива, расходом энергии. «Мерседес» пока на голову выше нас в этом плане. Надеюсь, в следующем году ситуация изменится к лучшему. Машина на одном круге очень конкурентоспособная, но на длинной ситуации «Мерседес» намного впереди. Оглядываясь назад, я не так сильно расстроен. Было ясно, что очки сегодня были недосягаемы, независимо от того, насколько хорошую работу мы бы проделали.

— Когда поняли, что за очки побороться не сможете?
— У нас были такие подозрения ещё до гонки, потому что в пятницу во время длинных заездов у нас был один из наивысших расходов топлива за весь сезон. Трасса располагает к высокому расходу топлива и энергии. В гонке всё подтвердилось.

— Сколько вы теряли на круге из-за необходимости экономить топливо и заряд энергии?
— Не знаю, примерно полсекунды-секунду.

— В гонке был мини-конфликт с Жаном-Эриком Вернем…
— Это останется внутри команды.

— Этот эпизод повлиял на дальнейшую скорость машины?
— Нет. Единственное, на что повлиял этот эпизод – я мог финишировать 13-м, а не 14-м. Это глобально ничего бы не изменило.

— Второй пит-стоп сильно сказался на результате?
— У меня оквадратилась резина после жёсткого торможения. Когда вернулся после пит-стопа, удалось немного развлечься самому, а то гонка была бы совсем унылой. Удалось обогнать «Заубер», и я финишировал на той же позиции, на которой был до второго пит-стопа.

— Понимая, что на гоночной дистанции машина не очень быстра, не стала ли команда настраивать машину с прицелом на квалификацию?
— Нет. На самом деле, когда сегодня я ехал за Хэмилтоном и не было нужды экономить топливо, я к нему даже приближался. Конечно, у меня был более свежий комплект, но в любом случае скорость у машины есть. В этом году у нас возникают одни и те же проблемы. Эта трасса располагает к обострению проблем. Это одна из трасс, где проблемы усугубились. На автодромах, где трудностей меньше, мы намного более конкурентоспособны и можем бороться за очки.

— Какие эмоции по итогам всего уик-энда?
— Вчерашний день лично мне позволил мечтать о многом. Лично для меня суббота была очень важной, я хотел показать, почему «Ред Булл» выбрал меня, обозначить свои намерения. В итоге, оглядываясь назад, вчерашний день принёс настолько положительные эмоции, что сегодня даже не расстроен. Тем более зная, что могли финишировать не выше 13-го места. Огорчён некоторыми деталями гонки, но в целом всё прошло так, как и должно было.

— Каково было выходить на старт, понимая, что шансы на очки невелики?
— Всегда выхожу на старт только с одной мыслью: побеждать. Хотя понимал, что будет непросто. Вся команда готовилась к непростой гонке, но я готовился бороться. Лотерея, которая произошла на первых кругах, оказалась на руку «Ред Булл», и «Феррари» тоже вырвалась вперёд. Рано или поздно они прошли бы нас, просто, быть может, в более упорной борьбе, что было бы более обидным.

— После вчерашнего результата в квалификации болельщики были очень позитивными, был настоящий бум эмоций. Для вас важна поддержка?
— Я вчера видел на трибунах, когда закончил квалификацию, что поддержка была колоссальной. Для меня это было очень важным фактором. Я видел поддержку, чувствовал её. Но на одной поддержке расход топлива не изменится. Это то, чего нам больше всего не хватило. В плане поддержки всё было великолепно.

— Что чувствуете, когда видите критику в свой адрес?
— Знаете, в мире живут 7,5 млрд людей. У всех есть своё мнение, и не все детально вникают в этот спорт. Если думать о каждом мнении, можно сойти с ума и застрелиться. Это не лучший вариант. Я буду продолжать делать свою работу, она устраивает руководство «Ред Булл», мне дали возможность сделать огромный шаг в следующем году. Вчерашняя квалификация дала настолько позитивные эмоции, что до критики дела нет. Конечно, надо делать выводы мне и команде, они будут сделаны. У нас есть хорошие шансы в следующих гонках. «Торо Россо» быстра в этом году, надеемся, что следующие трассы больше подойдут нашему двигателю.

— До следующей гонки три недели, есть время задержаться в России?
— У меня будет очень мало времени. Думаю, что несколько дней удастся провести в России, но потом придётся ехать в Англию, есть ещё какие-то мероприятия. Я даже не в курсе, какие именно них. Особо спокойствия не будет.

— Приятно было, когда министр спорта подошёл перед гонкой и пожелал удачи?
— Мы встретились случайно. Конечно, было очень приятно. Но перед гонкой очень высокий уровень концентрации. Люди думают, что я совсем немного улыбаюсь, но на самом деле я просто сохраняю высокий уровень концентрации.

'); $(document).on('bannersLoad', function(){ var html = ''; html += ''; html += '— Как оцените проведение этапа в организационном плане?
— Думаю, в итоге всё прошло на наивысшем уровне. Мы должны быть благодарны за то, что Гран-при прошёл на таком высоком уровне. Всем понравилось – болельщикам, командам, организаторам, гонщикам. Надеюсь, мы будем сюда приезжать в течение очень многих лет.

— В «Рено» обещают, что в следующем году проблемы будут решены?
— Всё не так просто. Есть своеобразная заморозка двигателей, что добавляет дискомфорт инженерам «Рено». Думаю, если заморозку отменить, будет свободное пространство, чтобы сделать огромный шаг вперёд. Нам нужен большой шаг, чтобы приблизиться к «Мерседесу».

— В перспективе намерены создать свою школу автоспорта?
— Надеюсь, но не знаю, как скоро. Пока рано об этом думать, у меня самого развивается карьера. Надеюсь, она будет ещё долго развиваться, всё для этого делаю. Но, возможно, однажды это случится.

— Стоит ли изменить заезд на пит-лейн к следующему году?
— Да, думаю, организаторы знают об этом факте. Это довольно легко изменить. Думаю, в следующем году всё будет намного лучше.

Источник: Чемпионат.com

Воскресенье 12 Октября 2014 19:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: топлива, следующем, недосягаемы, эмоции

Читайте также: Гонка #423 27 апреля 1986 года. Гран При Сан-Марино. Имола Поул Айртон Сенна (Lotus 98T) – 1:25,050 (213,333 км/ч) Лучший круг Нельсон Пике (Williams FW11) – 1:28,667 (204,631 км/ч) Победитель Ален Прост (McLaren MP4/2C) – 1:32,28,408 (196,208 км/ч) В 1986-м главной проблемой Формулы 1 оставалась избыточная мощность машин. Количество лошадиных сил выросло до умопомрачительных значений – в квалификациях, когда давление наддува повышалось до 5,5 атмосфер, моторы BMW, стоявшие на машинах Brabham, Benetton и Arrows, выдавали примерно 1350-1400 л.с.! Примерно – потому что точных значений никто не знал – стенды тех лет попросту не могли измерить такую мощность. Моторы Honda (имевшие иную конфигурацию – V6 с двойной турбиной, тогда как BMW строили рядный 4-цилиндровый двигатель с одной турбиной) уступали в мощности, но ненамного. Ещё чуть слабее были силовые установки Renault, Ferrari и Porsche (все – V6), но даже их мощность в квалификации превышала 1000 л.с. Далее следовали немного экзотические турбомоторы V8 Alfa Romeo, а также двигатели небольших мастерских – Motori Moderni, Zakspeed и Hart. Атмосферных моторов в Формуле 1 не осталось – причём, теперь это было закреплено в регламенте. Вся эта безудержная мощь ставила перед Формулой 1 два серьёзных вопроса. Первый из них – безопасность. Ведь машины тех лет весили всего 540 кг, так что удельная мощность доходила до 2500 л.с. на тонну! Такие соотношения приближали машины Формулы 1 к реактивным самолётам, но передвигаться-то им приходилось по земле, да ещё и по узким и весьма извилистым трассам, и в случае аварии надеяться зачастую оставалось только на удачу. Другой вопрос – расход топлива. Эта проблема остро стояла уже...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Команды Формулы 1 следят за успехами мотористов Mazda

Причина возгорания машины Магнуссена – утечка топлива

Компания Mitsubishi призналась в фальсификации расхода топлива

Ограничение расхода топлива на дистанции отменят?

Энди Кауэлл о сотрудничестве Mercedes и Petronas

Не находим кроссовер мечты в Audi Q3 и BMW X1

Ищем S-класс в обновлённом внедорожнике Mercedes-Benz GLS

В Petronas готовы к сражению с Shell

Как это работает: Гибридная силовая установка

Марк Хьюз об обновленной силовой установке Mercedes