Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
renault дизайн

Главный дизайнер Renault — уроженец Голландии. Если его длинное имя транскрибировать с нидерландского по всем правилам, получится Лауренс ван ден Аккер. Однако по-русски его так никто не называет: либо Лоренс, либо Лоуренс, и всегда с одной «к».

Л оренсу ван ден Акеру пятого сентября исполнится 49 лет. Драйвово живёт человек! Отучился на родине в Нидерландах и переехал в Италию работать в фирме, которая создавала интерьер суперкара Bugatti EB110. В 1993-м перебрался в Ингольштадт и сделался дизайнером Audi. В 1996-м отправился в Детройт и присоединился к Ford Motor Company. В 2006-м уехал в Японию и стал шеф-дизайнером Мазды (в этом статусе ван ден Акер побывал в нашей Гостиной). С апреля 2009-го возглавил подразделение Renault Corporate Design в должности вице-президента. Головокружительная карьера, резкая смена культур, корпоративных стилей... И вот перед нами заметно уставший господин с покрасневшими от недосыпа глазами. У Лоренса на Московском мотор-шоу куча дел: премьера суперкара R.S. 01, дебют хэтчбеков Sandero и Sandero Stepway. Время поджимает — у нас на всё про всё 15 минут.

Мы присели в переговорке в недрах стенда Renault. Почти все ответы на вопросы Лоренс начинает с «i think…», в разговоре активно помогает себе выразить мысль жестами и мимикой.

DRIVE.RU: Нельзя не спросить о Мазде. В японской компании вы занимались смелыми, дерзкими вещами. Вспомним концепты Nagare, Ryuga, Hakaze, Kazamai. А что же теперь, консерватизм и Logan?

Лоренс ван ден Акер: Моя задача — осознать ценности, которыми живёт компания, и воплотить их в автомобилях. У Мазды эти ценности одни, у Renault — совсем другие, поэтому мне нужно было разработать новую дизайнерскую стратегию. Французский бренд во главу угла ставит человека и создаёт машины для каждого этапа его жизни. Мы хотим, чтобы наши автомобили апеллировали к чувствам, воспринимались как очень простые и душевно тёплые. Я надеюсь, что мои Renault не уродливее, чем Мазды. (Устало улыбается.)

Стенд Renault на ММАСе похож на Женевский. Здесь та же система динамического освещения с фонариками-шариками, которые поднимаются-опускаются и меняют цвет. Тоже ведь подчинённые ван ден Акера постарались.

DRIVE.RU: Вы ведь и сами изменились с переходом из Мазды в Renault?

Л.в.д.А.: Я надеюсь, что поменялся. Это же неизбежно. Другая культура влияет на тебя, и ты меняешься.

DRIVE.RU: Вопрос о российской культуре. С вами в Renault работают русские дизайнеры Антон Шаменков и Андрей Басманов. Есть ли у русских какая-то черта, отличающая их от специалистов из других стран?

Л.в.д.А.: В нашу команду мы отбираем только тех, кто талантлив и может привнести что-то новое. Раз мы выбрали Андрея и Антона, это уже их характеризует как настоящих профессионалов. У молодых русских дизайнеров отлично развито художественное чутьё. Я кое-что знаю о российском образовании, об истории графического дизайна вашей страны, её архитектуре. Думаю, у вас отличная школа, у ваших специалистов очень высокий уровень подготовки. Им присущ чувственный, экспрессивный стиль — то что нам нужно. Некоторые автомобили, нарисованные вашими ребятами, выглядят как настоящие произведения искусства.

Басманов (слева) и Шиманков говорят, что взаимодействуют с шефом очень тесно, напрямую, в том числе в неформальной обстановке.

DRIVE.RU: Помнится, Антон Шаменков рисовал внешность концепта Renault Kwid. Мы так и не поняли, это совсем оторванный от реальности проект или у него будет некое серийное воплощение?

Л.в.д.А.: Renault Kwid — истинный концепт-кар, его готовила очень разнородная команда из Франции, Индии, Бразилии, России. Но нет, он не анонсирует какую-либо серийную модель.

Kwid стал первым концептом Renault, представленным за пределами Европы — в Нью-Дели. Предполагалось, что с этим шоу-каром французы прощупывают почву в сегменте маленьких паркетников. Ан нет. Или темнит голландец?

DRIVE.RU: Альянс Renault-Nissan, как вы знаете, тесно сотрудничает с АвтоВАЗом. Вам нравятся новые Лады, нарисованные Стивом Маттином?

Л.в.д.А.: Честно говоря, новые Лады, эти три автомобиля, что мы увидели здесь сегодня, — лучший сюрприз Московского мотор-шоу. Я с большим уважением отношусь к Стиву и удивлён, как он сумел так много сделать за столь короткое время. Наверняка ему было очень-очень сложно, ведь Маттин начал с чистого листа. И при этом ему пришлось работать с командой, которая не производила новых автомобилей уже, наверное, двадцать лет. Новые Лады представляют ясную дизайнерскую стратегию, чёткую идентичность целого нового семейства. Это большое достижение.

Придуманная Лоренсом дизайнерская стратегия Renault зиждется на шести китах, представленных на этом снимке в виде концепт-каров. «Здравый смысл» являет собой Initiale Paris, «Семью» воплощает R-Space, «Работу» представляет Frendzy, за «Исследования» ответственен Captur, «Любовь» — это DeZir, а «Игра» — Twin’Run.

DRIVE.RU: Следующий вопрос именно об идентичности. Как бы вы описали ДНК бренда Renault в его нынешнем виде?

Л.в.д.А.: (Задумывается.) В двух словах, это простота, чувственность, тепло. Автомобилю недостаточно быть быстрым. Он должен быть быстрым и красивым. Поскольку Renault — французский бренд, его автомобили должны соблазнять. По-моему, если наши модели не могут соблазнить, значит, мы где-то допустили фатальную ошибку. Если говорить о деталях, думаю, вы заметили, что у наших машин новое корпоративное лицо, они выглядят как семья. Но пока не полная. В следующем году мы завершим линейку и покажем пять новых фантастических моделей.

DRIVE.RU: Какая модель Renault для вас самая любимая?

Моё слабое место и особая любовь — это Renault Clio RS. Да, это не самый роскошный автомобиль в нашем модельном ряду, но это наш первенец в новой дизайнерской стратегии, очень важная машина.

DRIVE.RU: Логично спросить, на чём вы сами ездите сейчас?

Л.в.д.А.: (Смеётся.) На Clio RS!

Конечно, отчасти выбор автомобиля за Лоренса сделал корпоративный автопарк. Но ведь вместо Clio RS он теоретически мог взять… Что? А нечего больше. Не Renault Megane RS Trophy-R же, в самом деле!

DRIVE.RU: Какие автомобили других марок, не Renault, привлекают ваше внимание?

Л.в.д.А.: Сейчас вокруг полным-полно великолепных автомобилей. Если вы собрались купить машину, нынче для этого лучшее время. Лично меня всегда впечатляли Ленд Роверы. Из новинок понравилась BMW i8. Что ещё?... Lamborghini Huracan… Искренне надеюсь, что грядущая Alpine будет не хуже этих машин. Я уже начал копить деньги на неё. (Смеётся.)

DRIVE.RU: А что же модели от Porsche? Неужели они вам неинтересны?

Л.в.д.А.: Ох… Ну конечно! Porsche 911 Targa — потрясающий автомобиль! Правда, я не уверен, что он подходит для московских дорог. (Улыбается.)

Шоу-кар Renault A110-50 был показан в Монако весной 2012 года. Серийную версию обещают представить в 2016-м. Говорят, спорткар будет стоить около 60 000 евро.

DRIVE.RU: И напоследок немного странный вопрос. Вам никогда не хотелось, чтобы у Renault появился свой родстер?

Л.в.д.А.: (Говорит спокойно, без оживления.) Да, конечно. Но сначала нужно завершить работу над основной линейкой, мы должны, так сказать, выполнить домашнее задание. Сейчас у нас есть слабые модели, нужно их подтянуть до общего уровня, чтобы ряд автомобилей Renault был сильным и единым. Вот когда поставим всех крепко на ноги, наладим бизнес, тогда сможем поиграть, поэкспериментировать, повеселиться.

Ван ден Акер — он один из тех дизайнерских шефов, кто не просто занимается менеджментом, а переносит на бренд, с которым работает, определённый стиль. В результате модели в линейке становятся практически одинаковыми. Так у Лоренса было с Маздой, так же теперь и в Renault. Однако тяга голландца к экстравагантности больше уместна во французской компании. И да, чтобы лучше понять дизайнера, смотрите на его одежду, очки, часы и обувь.

Источник: DRIVE.RU

Среда 03 Сентября 2014 14:01
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: renault, driveru, автомобили, лоренс

Читайте также: Год назад, в декабре 2015-го, Renault выкупила команду Lotus, когда та была на грани финансового краха. Формально из-за старых долгов Lotus экономические показатели заводской команды французского концерна до сих пор выглядят не лучшим образом, поскольку Renault пришлось взять на себя эти обязательства. Финансовые потери Lotus в 2015 году превысили 66 млн. евро, существенно увеличившись по сравнению с 2014-м. «Эти убытки объясняются целым рядом причин, в том числе, они связаны с прекращением выплат по долговым обязательствам. Но мы ожидаем, что итоги 2016 года будут лучше», – приводит Motorsport-Total слова Сирила Абитебула, управляющего директора Renault Sport F1. Судя по всему, имеются в виду долги команды перед Mercedes, чьи силовые установки в Lotus использовали в прошлом сезоне. Также на экономической ситуации команды сказалось резкое падение её доходов, связанное с потерей ряда крупных спонсоров и с тем, что в 2014-м Lotus заработала всего 10 очков, заняв далёкое 8-е место в Кубке конструкторов, что стало худшим результатом за всю новейшую историю команды. Остаётся добавить, что концерн Renault тогда приобрел терпящую бедствие команду за символическую цену в 1 фунт стерлингов. За 20 гонок 2016 года Кевин Магнуссен и Джолион Палмер заработали лишь 8 очков, но у них ещё есть какие-то шансы несколько улучшить положение в Абу-Даби, хотя вероятность этого невелика. Но такие итоги сезона вполне объяснимы: по сути, в распоряжении Renault было лишь слегка модернизированное шасси Lotus, которое разрабатывалось ещё в 2014 году. Заниматься его доводкой не было никакого смысла, поэтому в Гроуве полностью сосредоточились на подготовке к 2017 году, и сейчас у команды...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Магнуссен: Уход из Renault – моё решение

Хюлкенберг: Меня не спрашивали о выборе напарника

Хюлкенберг: Переход в Renault даёт мне отличный шанс

Джолион Палмер: В Renault не ценят наши усилия

В 2016 году штат Renault увеличился на 85 сотрудников

Кевин Магнуссен: Я начинаю терять терпение

Фредерик Вассёр: Мы с Сирилом дополняем друг друга

Марк Хьюз сравнивает карьеры Уэббера и Хюлкенберга

В Renault подтвердили контракт с Хюлкенбергом

Компания BP может вернуться в Формулу 1