Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Накануне Гран При Бельгии двукратный чемпион Эмерсон Фиттипальди вспомнил тех, кто блистал в Спа. В авторской колонке на сайте McLaren бразилец рассказал историю дружбы с Хуаном-Мануэлем Фанхио и с восхищением отозвался о Джиме Кларке...

Эмерсон Фиттипальди: «Летний перерыв закончился. Загоревшие и отдохнувшие гонщики, инженеры и механики отправляются в Спа, где на этой неделе пройдёт Гран При Бельгии.

Я дважды выигрывал Гран При Бельгии: в 1972-м с Lotus и в 1974-м с McLaren, но обе гонки прошли на скучной и ничем не примечательной трассе Нивель. В сущности, к моему большому сожалению, я ни разу не выступал на Гран При Бельгии в Спа, поскольку моя карьера в Формуле 1 началась в 1970-х и закончилась в 1980-м, а в это время Гран При Бельгии проходил в Нивеле и Золдере. Спа принимала гонку в 1970-м, как раз накануне моего дебюта в высшей категории автоспорта, а затем только в 1983-м, поскольку гонку нельзя было провести ни на одной другой трассе.

Я говорю «к большому сожалению», поскольку Спа – прекрасная трасса. Быстрая, сложная, интересная, великие гонщики всегда блистали на ней. Перечисление победителей Гран При Бельгии в Спа впечатляет: Михаэль Шумахер – шесть раз выигрывал эту гонку, Джим Кларк, Айртон Сенна, Кими Райкконен – четыре раза, Хуан-Мануэль Фанхио и Деймон Хилл – три, Альберто Аскари, Ален Прост и Себастьян Феттель – два.

Всегда сложно выбрать лучшего гонщика, но когда я вынужден это сделать, обычно называю Айртона, как наиболее достойного этой оценки. Он был великолепен: всегда мог найти сцепление с грязным асфальтом в дождевых условиях, когда остальные даже не подозревали, что такое возможно. Кроме того, мы были хорошими друзьями, мне до сих пор его не хватает.

Конечно же, я уважаю всех, кому удавалось выиграть Гран При Бельгии, но выбирая двух лучших гонщиков всех времен, которых я поставил бы на подиум по сторонам от Айртона, я остановился бы на Хуан-Мануэле Фанхио и Джиме Кларке. Хуан-Мануэлем я восхищался в детстве, а Джимом – в юности.

Я родился в 1946-м, а когда заинтересовался спортом, Хуан-Мануэль доминировал и выигрывал титулы. Я впервые встретил его в 1957-м, мне было 10 лет. Он пилотировал спорткар Maserati 300S в Интерлагосе, на моей домашней трассе и, конечно же, выиграл. Однако, до этого мой отец, комментировавший в то время гонки на бразильском ТВ и радио, представил меня великому человеку. Всё, что я смог сделать, это пролепетать на португальском: «Здравствуйте, господин Фанхио» и смотреть на него преисполненным благоговения и восхищения взглядом.

Хотя мне было всего 10 лет, я убедил отца отпустить меня, чтобы посмотреть, как машины проходят великолепные плавные повороты старого Интерлагоса (в те времена это было разрешено), и было очевидно, что Хуан-Мануэль Фанхио выделялся среди других. Его торможения, владение рулем и ускорения были четкими, стабильными, спокойными, но невероятно быстрыми. Я видел его гонку единственный раз, но до сих пор помню это воспоминание.

Затем я встретил его в 1971-м, когда он был почётным гостем на Гран При Аргентины.Хуан-Мануэль довольно долго со мной разговаривал, мы общались на испанском – это неродной для меня язык, но он был вежливым и учтивым.

В следующие несколько лет мы хорошо друг друга узнали, общались в дни проведения Гран При Аргентины и в Монако – в 70-е он часто приезжал на этап Формулы 1 в княжестве.

В то время я жил в Женеве, он пару раз меня навещал. По этому случаю мы устраивали долгий обед и рассказывали друг другу разные истории из своей жизни. Он был отличным собеседником, в разговоре с ним я чувствовал себя счастливым, а он рассказал мне несколько отличных историй.

Одна из наиболее запоминающихся была о Гран При Швейцарии 1954 года, проходившем на очень быстрой трассе Бремгартен в Берне. В пятницу, завоевав вторую позицию в квалификации за рулем Mercedes-Benz W196 и уступив только Хосе-Фройляну Гонсалесу на Ferrari 625, он решил проехать с женой круг по трассе. Когда он ехал по одной из очень длинных прямых Бремгартена, ему перебежала дорогу черная кошка, и он ничего не мог сделать, чтобы её объехать и задавил.

Хотя выходцы из Южной Америки – католики, мы, как правило, суеверны. Хуан-Мануэль не исключение. Он был смертельно напуган и, отправляясь спать в тот вечер, понял, что очень волнуется. Дело не только в том, что ему перебежала дорогу черная кошка, а в Аргентине и Бразилии считается, что это к большому несчастью. Всё гораздо хуже – он ее убил.

Фанхио очень плохо спал в ту ночь, и утром в день гонки, которая проходила в субботу, был уставшим и нервным. Приехав на трассу, он был молчалив и ни с кем не хотел разговаривать, у него были самые ужасные предчувствия, но в итоге он лидировал от старта до финиша, опередив всех на круг в том числе и гонщика, занимавшего вторую позицию, и создал преимущество практически в минуту.

Хуан-Мануэль твердо верил в судьбу. До появления Формулы 1 в 1950-м, он выступал в аргентинском чемпионате Turismo Carretera сначала в Ford, а потом в Chavrolet.

Однажды, как он мне сказал, он на полной скорости (200 км/ч) пилотировал Chevy на грязной дороге, догнал машину, которая ехала впереди и начал искать способ ее опередить. Проблема в том, что облако пыли, которую поднимала эта машина, было настолько плотным, что практически ничего не было видно.

В итоге Фанхио решил ее обогнать, но в этот момент, а он ехал на скорости 200 км/ч, он увидел, что дорога проходит через арку дорожного моста. У него не было времени отреагировать: заметив арку, он в нее вошёл и признает, что до опор оставалось всего несколько сантиметров. «Если бы тогда я был на ширину руки дальше, то меня бы здесь сегодня не было», - я помню, как он сказал мне это, сидя напротив в женевском ресторане.

Хуан-Мануэль был моим героем детства. Сообщение о его смерти в 1995-м опустошило меня, но я успокаивал себя тем, что за 84 года мой давний друг прожил долгую и интересную жизнь.

То же самое можно сказать о Джиме Кларке, которого я никогда не знал лично. Он разбился в возрасте 32 лет в гонке Формулы 2 на Хоккенхайме в 1968 году, за год до моей первой поездки в Европу.

Я впервые узнал о нём в начале 60-х: он дебютировал в 1960-м, а в 1962-м начал побеждать, и я помню, что мой старший брат Уилсон и наши хорошие друзья Карлос Паче и Луис Буэно (которые, как и я станут гонщиками) были в восторге от появлении в Гран При невероятно талантливого молодого шотландца.

Я помню, что когда в 1962-м Джим выиграл первую гонку, Гран При Бельгии в Спа, я с воодушевлением обратил внимание отца на его успех: хотя пять лет назад всё было наоборот, когда отец представил меня Хуан-Мануэлю.

Несмотря на короткую карьеру в Формуле 1, Джим выиграл два титула – в 1963 и 1965, но гораздо более красноречивая статистика Кларка заключается в том, что он выиграл 25 Гран При и всего однажды финишировал вторым.

Я дебютировал в Lotus спустя два года после гибели Кларка, когда руководитель Lotus Колин Чэпмен и его команда если не носили траур, то точно продолжали грустить по смерти своего друга и коллеги. Колин редко говорил о Джиме – честно говоря, я думаю, ему это было нелегко, ведь они были очень близкими друзьями.

Колин сблизился с Йоханом Риндтом, но тот разбился за рулем Lotus в Монце в 1970-м. Он очень тяжело переживал эту трагедию. Так случилось, что по ходу сезона 1972 года, когда я пытался завоевать титул в Lotus, и мы с Колином становились хорошими друзьями, он положил ладонь на мою руку и глядя мне в глаза, сказал: «Эмерсон, ты хороший парень, но я не хочу, чтобы между нами завязалась дружба, потому что…» Он замолчал, не закончив фразу. Я знал, что он имел в виду.

Колин был настоящим гоночным титаном. Я был шокирован и очень сожалел о его внезапной смерти от сердечного приступа в 1982-м, ведь ему было всего 54 года. Если бы он жил сегодня, ему было бы 85. Он был бы всего на год старше своего старого друга Берни Экклстоуна и, конечно же, работал в 80-е и 90-е. Вместе с Lotus Колин выиграл бы больше гонок, чем удалось команде в тот период. И ему очень понравился бы Айртон, одержавший шесть побед в Lotus с 1985 по 1987, хотя мог бы выиграть гораздо больше гонок, работая с человеком, который был настолько сильным руководителем команды, как Колин.

Никогда не знаешь. Впрочем, что мы знаем среди прочего, что как и Хуан-Мануэль, Джим был невероятно быстр в Спа и часто там выиграл, хотя ему не нравилось это место. На двоих они одержали семь блестящих побед в Гран При Бельгии.

Итак, вспомните о Хуан-Мануэле Фанхио и Джиме Кларке в этот уик-энд, когда будете смотреть, как сегодняшние звезды Формулы 1 регулируют настройки в машинах, ставших на порядок безопаснее, чем те, которые пилотировали два героя моей молодости, сумевшие победить реальные страхи и приручить одну из лучших и наиболее грозных трасс в истории гонок Формулы 1.

Покойтесь с миром…»

Теги: Эмерсон Фиттипальди

Источник: F1News

Вторник 19 Августа 2014 18:39
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: фанхио, бельгии, lotus, хуанмануэль

Читайте также: Мы писали о том, что двое в Аргентине – Оскар Эспиноса и Рубен Васкес – утверждали, что их отцом является пятикратный чемпион мира Хуан-Мануэль Фанхио. Органы правосудия решились на эксгумацию, чтобы установить или опровергнуть этот факт. На устроенной по случаю окончания исследования пресс-конференции врач Оскар Скарселла заявил: «С 99.99% уверенностью мы можем утверждать, что Хуан-Мануэль Фанхио был отцом Оскар Эспиноса». Оскар – сын Андреа Берруэт, подруги Фанхио, с которой он прожил двадцать лет, пока в 1960-м они не расстались. Результаты сравнения с ДНК Рубена Васкеса не сообщаются. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Тело Фанхио подвергнуто эксгумации

Революция “Купера”. Как в Формуле-1 сдвинули мотор назад

Стирглинг Мосс: Я понимаю, что чувствует Нико

Фиттипальди: Вспомните о Фанхио и Кларке в этот уик-энд

Если бы двойные очки в финальной гонке начислялись всегда

Джеки Стюарт: Фанхио – лучший гонщик в истории

Нико Росберг сел за руль Mercedes Хуана Мануэля Фанхио

Феттель: "В Формуле 1 стало меньше страсти…"

Херманн считает, что Феттель похож на Фанхио

Германия'56: Луи Розье