Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

09/07/2014

В откровенном интервью немецкому Formula1.de легендарный менеджер McLaren Джо Рамирес говорил о ситуации в команде, увольнении Мартина Уитмарша и своём отношении к современной Формуле 1.

Вопрос: Джо, вы – хороший друг бывшего руководителя команды McLaren Мартина Уитмарша. Почему ему пришлось уйти?
Джо Рамирес: К сожалению, Уитмарш совершил две ошибки. В конце 2012 года у McLaren была лучшая машина, позволяющая выигрывать гонки. В 2013-м правила не менялись, но он убедил инженеров в необходимости разработать машину заново, а она оказалась совершенно неконкурентоспособной.

Вторая ошибка – конфликт с Роном Деннисом, который возражал против разработки новой машины, но Уитмарш был твёрдо уверен в том, что только это позволит добиться прогресса.

Обычно в McLaren уверенно прогрессируют по ходу сезона, но в прошлом году добиться серьёзного прогресса не удалось. Из-за ограничений на тесты стало сложнее отыгрывать отставание. В итоге, впервые с 1981 года, команда не завоевала ни одного подиума, руководство и спонсоры были недовольны, и Мартину пришлось уйти.

Вопрос: Рассталась команда и с вашим земляком Серхио Пересом, пригласив дебютанта Кевина Магнуссена, хотя обычно в McLaren не увольняли гонщиков после одного сезона, а Серхио провёл его не так плохо…
Джо Рамирес: Серхио действительно был неплох, прогрессировал с каждой гонкой, но в McLaren искали нового Льюиса Хэмилтона, искали гонщика, который был бы быстрее Баттона, а результаты Серхио не соответствовали их ожиданиям.

Кроме того, он плохо взаимодействовал с командой, а порой вёл себя слишком высокомерно. Он был очень непопулярен у инженеров и других сотрудников, а Рон Деннис требует, чтобы гонщики чувствовали себя частью команды, с раннего утра и до поздней ночи думали только о McLaren.

Вопрос: Кевин Магнуссен соответствует этим требованиям?
Джо Рамирес: Да. У него более европейский склад, что лучше подходит британскому стилю команды. Перес скорее был похож на Монтойю, который в своё время тоже не задержался в McLaren.

Почему латиноамериканским гонщикам не удаётся долго выступать за McLaren? Это не совсем так. Айртон Сенна много лет выступал за эту команду, но у него был совсем другой менталитет. Он был умным парнем и всегда знал, что от него ждут в McLaren.

Вопрос: Сенна был полностью сосредоточен на гонках…
Джо Рамирес: Да. Это не Перес. Я часто критикую Серхио в СМИ, но не как гонщика – на трассе он очень хорош, но не умеет интегрироваться в команду. Представители двух команд – McLaren и Sauber, в один голос говорили мне, что он должен измениться, если хочет остаться в Формуле 1.

Кроме того, Серхио часто жаловался на британскую прессу – это тоже не помогло. Он не хотел общаться с британскими журналистами – они спрашивали меня, почему он ведёт столь так надменно?

В спорте столь высокого уровня нужно уметь работать со СМИ, но пресса может как помочь молодому пилоту, так и разрушить его карьеру. Сегодня недостаточно просто быть быстрым. Нужно быть умным, работать с командой, уметь общаться с прессой.

Вопрос: Ещё один ваш земляк, Эстебан Гутьеррес, порой ведёт себя, как школьник…
Джо Рамирес: Да, это так. Он – неплохой гонщик, но должен сделать следующий шаг. У него нет естественной агрессии, как у Хэмилтона или Алонсо.

Вопрос: В этом году Формула 1 вернулась в Австрию после долгого перерыва…
Джо Рамирес: Это была отличная идея, а Дитрих Матешиц блестяще её реализовал.

Вопрос: Многих расстроил слишком тихий звук новых турбомоторов…
Джо Рамирес: В жизни вы ко всему привыкаете, но мне звука тоже не хватает. Сегодняшний звук не похож на прежние турбомоторы. Думаю, если отказаться от экономии топлива и повысить число оборотов, звук был бы вполне приличным. Берни прав, когда говорит, что в цену билетов входит и звук, а сегодня можно спокойно разговаривать в боксах – это невероятно! Мне кажется, что в этом году мы лишились одной важной составляющей этого спорта.

Впрочем, люди привыкнут – в следующем сезоне о звуке уже не будут говорить. Но сегодня это плохо. На самом деле, происходит много плохого. Почему так сильна роль FIA? Сорок лет назад федерация существовала только на бумаге, а сегодня это сотни человек на Гран При и два огромных моторхоума. Пилоты платят огромные суммы за суперлицензию – Себастьяну Феттелю, как чемпиону мира, она обошлась в 100 тысяч евро, если не больше.

Вопрос: Часто критикуют и строгие штрафы по ходу гонки…
Джо Рамирес: Да, штрафов слишком много. Гутьеррес из-за незакреплённого колеса в Шпильберге потерял десять мест на старте следующей гонки, хотя никакой вины его в этом не было – это зона ответственности команды.

При этом после аварии Кими Райкконена в Сильверстоуне, когда вылетев с трассы, он не захотел терять время и сразу бросился в борьбу, потеряв при этом контроль над машиной, что могло привести к травмам у него или Фелипе Массы, не было никаких санкций. Я написал об этом Дереку Уорику, который часто исполняет роль приглашенного стюарда, и Уорик согласился – Райкконена нужно было оштрафовать. Но в Сильверстоуне стюардом был Мэнселл.

В назначении штрафов нет предсказуемости. Гонщик Ferrari допускает серьёзную ошибку, приводящую к масштабной аварии, и остаётся безнаказанным, но если бы это, к примеру, были Мальдонадо или Грожан, я уверен – их наказали бы пропуском гонки в Германии.

Сегодня сместились акценты – на штрафы, на безопасность. Слишком много людей участвуют в этом проекте, каждый из них представляет себя фигурой невероятно значимой. В FIA должны же оправдывать своё существование. Берни Экклстоун очень многое сделал для Формулы 1, но я всё же упрекаю его в том, что он допустил столь серьёзное влияние со стороны FIA.

Вопрос: Серьёзно возросла и роль автопроизводителей…
Джо Рамирес: Это так, но крупные автопроизводители нужны Формуле 1 – только они способны полноценно финансировать команды при сегодняшнем уровне затрат.

Вопрос: Многие считают, что нужно попытаться вернуть прежний дух гонок…
Джо Рамирес: Да, пора проснуться, но вы знаете, что Берни Экклстоун сейчас не так силён, как прежде, да ещё этот судебный процесс в Германии. Дни его в Формуле 1 сочтены, но кто станет преемником? Чтобы вернуть прежний гоночный дух, это должен быть не политик, не бизнесмен, а гонщик. Берни всегда был хорошим бизнесменом, а до того – гонщиком, поэтому смог сделать Формулу 1 такой, какой мы её знаем.

Поиск преемника Экклстоуна – большая проблема. Ещё в то время, когда я был менеджером McLaren, Рон Деннис, Фрэнк Уильямс и Кен Тиррел думали о том, кто придёт Берни на смену. Тогда он контролировал абсолютно всё, а Фрэнк и Кен спорили с ним по поводу большей доли от телевизионных доходов – и сейчас команды получают гораздо больший кусок пирога.

Вопрос: Фрэнк подготовил себе замену, обучив всему свою дочь, Клэр, а Экклстоун упустил такую возможность…
Джо Рамирес: Да, ему нужно было найти себе преемника. Сейчас многие считают, что с этой ролью может справиться Кристиан Хорнер, но для этого им нужно поработать вместе три или четыре года, тогда Кристиан сможет принять дела. Впрочем, я не думаю, что у Хорнера есть к этому интерес.

Вопрос: Вы можете представить себе, что однажды Формула 1 лишится статуса «королевы автоспорта»?
Джо Рамирес: Нет, этого не произойдёт. Сегодня Формула 1 очень сильна и глубоко интегрирована. Это единственная глобальная гоночная серия. Ле-Ман хорош, но это только одна гонка в году и только в одной стране. То, что сделал Берни для глобализации Формулы 1, с одной стороны очень здорово – у команд есть возможность работать с крупными, глобальными компаниями, хотя существуют и негативные моменты.

Очень важно сохранить Формулу 1 в Европе. Я впечатлён тем, сколько людей пришли на австрийскую гонку, как здорово всё было организовано. Этап прошел великолепно, Берни Экклстоун и Дитер Матешиц были очень довольны, но по сути – в календарь вернулся классический европейский этап Формулы 1.

Надеюсь, Берни сделает выводы. Место для Формулы 1 – в Европе, где есть давняя культура автоспорта. Азиатские этапы приносят деньги в первые пару лет, но что дальше? Там люди не приходят на гонку, а в Австрии всё прошло очень здорово.

текст: Дмитрий Бухаров

Источник: F1News

Среда 09 Июля 2014 22:02
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: рамирес, mclaren, берни, серхио

Читайте также: Одна из тем, которой в ближайшее время гоночная пресса будет уделять повышенное внимание – вопрос о том, какие силовые установки будут стоять на машинах McLaren в следующем сезоне. Британский эксперт Марк Хьюз на страницах Motorsport Magazine рассуждает о возможных вариантах развития событий. Теперь, когда переговоры Toro Rosso с Honda о возможных поставках двигателей в 2018 году завершились ничем, шансы McLaren получить какие-то другие силовые установки, кроме Honda, стали ещё более призрачными. Фактически это означает, что Renault Sport продолжит работать со своей заводской командой и двумя клиентскими, включая Toro Rosso, и у мотористов из Вири появился весомый аргумент, который они могут выдвинуть, если их будут пытаться склонить к сотрудничеству с McLaren. Аргумент просто: работа с четвёртой командой может отразиться и на темпах модернизации силовых установок, и на их надёжности. Что касается McLaren, то после прекращения довольно длительных переговоров с Mercedes и несколько более короткой дискуссии с Ferrari французские двигатели оставались для неё последней возможной альтернативой Honda. На более ранней стадии сезона совладелец McLaren Мансур Оджей, крайне недовольный низкой эффективностью японских силовых установок, попытался использовать неплохие личные отношения с Дитером Цетше, председателем совета директоров Daimler-Benz, чтобы договориться о поставках моторов на 2018 год. Их отношения складывались ещё в те времена, когда McLaren была официальным партнёром Mercedes, а штутгартский концерн – одним из её акционеров. Изначально Цетше ничего не имел против, однако руководитель Mercedes Motorsport Тото Вольфф и Ники Лауда, неисполнительный директор...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Мика Хаккинен о том, как он рассердил Айртона Сенну

В Спа Honda представит новую версию мотора

Зак Браун: Соперники не хотят, чтобы мы их догнали

Зак Браун: Энтузиазма у нас больше, чем когда-либо

McLaren Group выкупила акции Рона Денниса

Марк Хьюз о финале эпохи Рона Денниса

Подразделения McLaren объединились в McLaren Group

Кевин Магнуссен: В Haas гораздо проще наладить связи

Вольфф: Мы не вмешиваемся в дела McLaren и Honda

Де ла Роса: Алонсо сосредоточен на работе с McLaren