Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Для пилота программы SMP Racing Роберта Шварцмана это был очень важный сезон: год назад он попал в Академию Ferrari, зимой стал первым российским победителем Toyota Racing Series, а весной дебютировал в европейской Формуле 3 в составе одной из сильнейших команд серии – Prema.

Поначалу дела у Роберта складывались неважно, он регулярно уступал своим напарникам – Маркусу Армстронгу, Ральфу Арону, Гуань Ю Чжоу и Мику Шумахеру. Однако в конце лета всё изменилось – Шварцман обрёл скорость и на пару с Шумахером доминировал во второй половине чемпионата. Роберт стал лучшим новичком сезона и занял третье место в общем зачёте, уступив только более опытным Шумахеру и Даниэлю Тиктуму.

В эксклюзивном интервью F1News.Ru Роберт рассказал о том, что помогло ему переломить ситуацию, пояснил, в чём суть подготовки в Ferrari Driver Academy (FDA), а также поделился своими планами на ближайшее будущее.

Вопрос: Роберт, наши поздравления с победой в зачёте новичков европейской Формулы 3! Откровенно говоря, в начале сезона в то, что вы сможете завоевать этот титул, верилось слабо, но концовку сезона вы и ваш напарник, Мик Шумахер, провели великолепно. В чём причина такого прогресса во второй половине чемпионата?
Роберт Шварцман: Я ничего не могу сказать про Мика, могу сказать про себя. Начало сезона получилось трудным. Откровенно говоря, после зимней новозеландской Toyota Racing Series я немного запутался в машинах, настройках, и перестал чувствовать шасси Формулы 3. Пришлось заново привыкать к резине, машине, прижимной силе, мотору, торможениям – практически ко всему, всё было по-другому. Поначалу было непросто найти общий язык с инженером и командой. Мы не могли сработаться, всё шло не так.

Всё это, в свою очередь, вызвало психологические проблемы – очень тяжело выступать на максимальном уровне, когда всё складывается неудачно, и ты не понимаешь, почему. На тестах я был самым быстрым в команде, а в гонках вдруг оказался практически худшим из них – морально это было очень тяжело. И пока я думал, что не так, и как мне исправить ситуацию, дела шли только хуже – я допускал ошибки, команда мне тоже не до конца доверяла. В какой-то момент я уже почти отчаялся, решил, что проиграл этот сезон, выкинул всё из головы – и именно тогда вдруг всё наладилось и начало получиться.

Конечно, дело не только в психологии. К этому моменту я привык к машине, понял, как её настраивать, как работать с резиной. Мы долго обсуждали с моим инженером, как нам научиться эффективно работать вместе, мы оба чем-то поступились, что-то изменили в своих подходах, и это помогло найти общий язык. Появилась скорость, вернулись результаты, и после Нюрбургринга у меня всё шло очень хорошо.

Я доволен тем, что мы добились такого большого прогресса, преодолели эти проблемы. В итоге не только психологически, но и фактически результаты сезона получились очень хорошими. Я стал лучшим из новичков, занял третье место в чемпионате – хороший результат. Единственное, за что обидно – если бы я разобрался со всем этим в начале сезона, у меня были бы все шансы выиграть титул.

Вопрос: Выходит, выступления в Toyota Racing Series пошли вам во вред?
Роберт Шварцман: На самом деле трудно сказать, потому что я не знаю, что бы было, если бы я в там не выступал. Тогда бы я провёл семь месяцев без гонок – кто знает, как бы это повлияло на мои результаты. С другой стороны, если бы не TRS, я бы провёл больше тестов на машине Формулы 3. Потому что после возвращения из Новой Зеландии и до начала сезона у меня было всего шесть дней тестов в Ф3, и четыре из них прошли при очень холодной погоде, а в таких условиях ты не получаешь почти никакой информации, потому что машина и резина ведут себя совершенно по-другому. Большинство гонок прошли при гораздо более высоких температурах.

Вопрос: В чём заключалось ваше недопонимание с инженером?
Роберт Шварцман: У нас с ним были разные подходы. Он работал по стандартной схеме, как со всеми другими пилотами, хотел, чтобы я всё делал по плану. А я немного другой пилот, привык делать всё по-своему, и хотел, чтобы мы от этого плана иногда отступали. В итоге каждый из нас пошёл на какие-то уступки.

Вопрос: Есть ещё один нюанс – хотя Формула 3 это моносерия, и считается, что машины должны быть одинаковыми, фактически это редко бывает так. Среди пяти пилотов Prema ваше шасси Dallara было самым старым.
Роберт Шварцман: Да, это так, это было шасси 2015 года. Конечно, это тоже немного влияет на результат – всё же старая машина, как бы хорошо за ней ни следили, всегда уступает новой. Где-то добавляется лишний вес после ремонтов, где-то оно теряет жёсткость, и так далее. Тем более, что это шасси в прошлом году уже прошло серьёзный ремонт – Айлотт на очень высокой скорости наехал на нём на поребрик, пробив дыру. В общем, я могу точно сказать, что моя машина была не лучшей в Prema – но в то же время и не худшей. Да, в жарких условиях шасси вело себя странно. Но в конце сезона, когда мы разобрались с настройками, и я уже понимал, как ехать, машина, на мой взгляд, была достаточно хороша. Да и, в принципе, все шасси Prema вели себя хорошо – разница была, но она укладывалась в одну-две десятые, а не в полсекунды.

Вопрос: Не так давно Даниэль Тиктум позволил себе достаточно странные высказывания – когда он начал проигрывать, то намекнул на то, что в Prema нарушают регламент. Вы можете ему как-то ответить?
Роберт Шварцман: Я ему отвечать не собираюсь, да и вряд ли он поймёт. Его эмоции понятны – он считал, что уже в Формуле 1, а затем мы с Шумахером начали побеждать, он проиграл чемпионат и остался без очков для суперлицензии. Конечно, его это расстраивает, поэтому он всё это и наговорил. Могу только сказать, что у нас с машинами абсолютно точно всё в порядке, потому что в FIA нас проверяли постоянно. После того, как мы начали побеждать, инспекторы каждый раз разбирали машины, и я на 100% уверен, что у нас всё честно. В FIA очень внимательно следят за лидерами. А вот когда ты приезжаешь 10-м, тебя никто не проверяет.

Вопрос: Год назад, после того, как вы попали в Академию Ferrari, вы говорили, что теперь будете жить в Италии, так как этого требуют правила Академии. Так и получилось?
Роберт Шварцман: В целом да, я проводил в Маранелло достаточно много времени.

Вопрос: Чем вы занимались? В чём состоит подготовка Академии?
Роберт Шварцман: Там есть четыре основных пункта. Первый – физическая подготовка, работа с тренерами. Она занимает примерно три часа в день – два часа с утра и час вечером. Второе – симулятор, но на нём мы работали не так часто. Только изучали незнакомые трассы, готовясь к гонкам. Третий пункт – работа с инженером. С нами работал гоночный инженер Формулы 1 Марко Матасса. Это достаточно интересная часть программы, у него очень большой опыт, и он давал нам советы, как должен работать пилот в команде. Мы обсуждали планы, стратегию, разбирали с ним гонки, кто и в чём мог проехать лучше. Наконец, четвёртый пункт – психологическая подготовка. Вот, собственно, и всё, что мы делаем в FDA. Конечно, кроме этого мы общались между собой с другими пилотами Академии – это своего рода общага.

Вопрос: Но при этом внутренняя конкуренция есть?
Роберт Шварцман: Конечно, и ещё какая!

Вопрос: Все эти тренировки что-то дали? Вы чувствуете, что стали сильнее как пилот?
Роберт Шварцман: Безусловно. На самом деле, я уже говорил в Ferrari, что тренировки по психологии можно было бы сделать лучше – сейчас они в основном тебя тестируют, а мне нужно больше давать советов, идей, чтобы стать лучше. Надеюсь, они прислушаются – в принципе, люди там очень адекватные, готовы прислушиваться. Очень много мне дали занятия с Матассой. И, конечно же, физические тренировки определённо помогли. Разница между началом сезона и тем, что есть сейчас, очень велика. Конечно, предела тут нет, но я считаю, что сейчас в неплохой форме.

Вопрос: С другой стороны, вы, связав себя с Ferrari, себя этим ограничили. Мест в команде Формулы 1 Ferrari нет и не предвидится – там сейчас Феттель и Леклер, а на подходе есть ещё Джовинацци. Для вас Академия Ferrari – это ступень развития, или вы действительно ставите перед собой цель попасть именно в команду Формулы 1 Ferrari?
Роберт Шварцман: Я хочу попасть в Ferrari. Это легендарная команда, одна из лучших в Формуле 1 в настоящее время. Сейчас я тоже выступаю за итальянскую команду, и если успешно пройти стадию Формулы 3 или Формулы 2, то тебя могут пригласить в Sauber. А показав себя там, можно оказаться в Ferrari. На мой взгляд, это единственный путь, которым сейчас можно попасть в Ferrari, так как сделать это со стороны, как мне кажется, нереально. Ну, разве что стать четырёхкратным чемпионом в другой команде.

Вопрос: В мире младших серий большие перемены – европейский чемпионат Формулы 3 фактически прекращает существование, серия объединяется с GP3. Вы рассчитываете попасть в этот новый чемпионат, или же предпочли бы Формулу 2?
Роберт Шварцман: Если говорить о моих желаниях, то я бы хотел оказаться в Формуле 2. Но не думаю, что мне позволят сделать такой шаг вперёд. Вообще, будет это Формула 3 или Формула 2, главное – оказаться в хорошей команде. Потому что пойти сейчас в слабую команду Формулы 2 и ничего не показать – худший вариант. Решать будут в Ferrari и SMP Racing, но, честно говоря, даже если я окажусь в Формуле 3 – не расстроюсь. Это будет новый для меня чемпионат, новая машина, новые шины – важно лишь оказаться в хорошей команде, где у меня будут шансы побеждать.

Вопрос: А как определить, какая команда будет хорошей, а какая – нет, если чемпионат фактически новый, с новым составом участников?
Роберт Шварцман: Вот и я не знаю, как определить. Посмотрим!

Вопрос: Какие впечатления у вас остались о европейской Формуле 3?
Роберт Шварцман: Неплохая серия. Не могу сказать, что прямо самая лучшая, но неплохая. Тем не менее, на мой взгляд, то, что она объединяется с GP3 – это хорошо. Теперь у пилотов не будет вопросов, какая из этих серий лучше, куда идти. Категория одна и выбор очевиден.

Вопрос: С другой стороны, новая Формула 3 наверняка унаследует одну из главных проблем GP3 – очень маленький накат. Пилоты приезжают на новую трассу, и после получасовой тренировки уже начинают квалификацию. В европейской Формуле 3, как и в Формуле Renault, например, накат всегда был намного больше. В свете того, что вы говорили о недостатке тестов перед этим сезоном, это может стать для вас проблемой?
Роберт Шварцман: Не знаю, честно говоря. Надеюсь, что проблемой это не станет. Посмотрим. И надеюсь, что всё же количество сессий увеличат.

Вопрос: Есть мнение, что вам нужно идти именно в Формулу 2, потому что в следующем году все сильнейшие пилоты этого сезона из неё уходят. Что вы об этом думаете?
Роберт Шварцман: Честно говоря, с этой точки зрения о ситуации я ещё не думал. Но в любом случае, я считаю, что для того, чтобы хорошо выступать, нужен сильный напарник. Он тебя подгоняет, заставляет выступать ещё лучше, ехать ещё быстрее. Так что для меня важно, чтобы, где бы я ни оказался, у меня был сильный напарник, а остальное не принципиально.

Вопрос: Вы говорили, что считаете новое поколение пилотов более сильным, чем нынешнее. Когда вы попадёте в Формулу 1, вы бы предпочли сражаться с теми же пилотами, с которыми боретесь сейчас в младших сериях, или соперничать с заслуженными гонщиками, как Хэмилтон и Феттель?
Роберт Шварцман: Если я приду в Формулу 1, то я бы хотел попасть в хорошую команду и выиграть чемпионат, и кто именно при этом будет позади для меня не так важно. Конечно, на сегодняшний день всё это мечты. И я понимаю, что победить таких титулованных пилотов, как Феттель и Хэмилтон, очень престижно. Но я не думаю, что это более сложная задача. Во всяком случае, Ферстаппену это зачастую удаётся.

Вопрос: Если всё пойдёт по вашей схеме, и вы окажетесь в Формуле 2, а через год перейдёте в Sauber, то станете там напарником Кими Райкконена, так как у него двухлетний контракт с этой командой. Что вы думаете о таком партнёрстве?
Роберт Шварцман: Это было бы очень здорово. Кими мне нравится, он очень классный. Все говорят, что он «айсмен» и никогда не улыбается, но это не так. Да, у него своё чувство юмора и свои представления о людях, но в личном общении он вполне нормальный человек. Может быть, ему не нравится вся эта обстановка, и то, что все от него чего-то хотят, но в остальном он отличный парень.

Вопрос: В этом году Даниил Квят тоже работал в Ferrari. Вы с ним пересекались?
Роберт Шварцман: Да. В последний раз на тестах в Маранелло – Даниил работал на трассе, и я там тоже был. Мы тогда немного пообщались, минут пять.

Вопрос: В этот уик-энд вы выступали в Гран При Макао. Какой была цель?
Роберт Шварцман: Целью было, в первую очередь, набраться опыта и поучаствовать в этой легендарной гонке. Мы понимали, что гонка в Макао – как игра в рулетку в казино. Мне очень не повезло, я постоянно попадал под жёлтые и красные флаги в квалификациях. В самой гонке до темпа лидера нам было далековато, но и при этом в Топ-10 я смог заехать.

Вопрос: Удалось ли достичь цели?
Роберт Шварцман: Можно сказать, что отчасти да. Но всё-таки я ехал там побороться хотя бы в лучшей пятёрке и попробовать подняться на подиум. Поэтому желаемого результата я не достиг.

Вопрос: Вы довольны своим выступлениям? Что могло позволить добиться лучшего результата?
Роберт Шварцман: Нет, в большей степени недоволен. Но одна эта гонка не испортила впечатление о сезоне в Формуле 3. Для первого года в таком чемпионате, как считают в SMP Racing, это хороший итог сезона. А в Макао результат мог быть лучше, как минимум, если бы я проехал хоть один чистый круг в квалификации.

Вопрос: Что вы думаете об аварии Софии Флёрш? Слышали ли, как у неё дела?
Роберт Шварцман: Ужасная авария, «полёт» очень жесткий, но, слава богу, с ней всё в порядке. Её прооперировали, и она постепенно идёт на поправку. Я написал ей сообщение с поддержкой, она ответила достаточно позитивно, поэтому, надеюсь, в скором времени София сможет вернуться в гонки.

Источник: F1News

Среда 21 Ноября 2018 20:25
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: шварцман, ferrari, формуле, роберт

Читайте также: По информации итальянской Corriere della Sera, в Ferrari продолжается внутренний конфликт между техническим директором Маттиа Бинотто и руководителем команды Маурицио Арривабене. Арривабене и Себастьян Феттель не раз говорили, что причиной поражения в этом году считает недостаточную конкурентоспособность машины во второй половине сезона. Бинотто не согласен с этим, он считает, что часть вины они должны взять на себя. По слухам, Бинотто получил предложения от нескольких команд, но хотел бы остаться в Ferrari и завершить начатое – при условии, что ему обеспечат комфортные условия. После Гран При Абу-Даби он попросил о встрече с высшим руководством Ferrari, чтобы понять, как дальше работать. Пока был жив Серджио Маркионне, ему удавалось контролировать ситуацию в команде, в последнее время нового президента Ferrari Джона Элканна всё чаще видят в Маранелло – и связывают с ним надежды на стабилизацию ситуации. Машина для сезона 2019 года почти готова, инженеры довольны результатами продувки в аэродинамической трубе, осталось навести порядок в руководстве, чтобы вся команда двигалась в одном направлении. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Семь вопросов в преддверии сезона

Берни Экклстоун: Феттель скорее жертва, чем виновник

Марк Хьюз о том, что ждёт Шарля Леклера в Ferrari

Росс Браун подводит итоги сезона

В итальянском правительстве уже поддерживают Леклера

Кими Райкконен провел последнюю гонку за Ferrari

Хорнер: В гонке мы поборемся за высокий результат

Тото Вольфф: Мы обеспокоены скоростью Ferrari

Джовинацци: С энтузиазмом жду следующего сезона

Михаэль Шумахер: Успех – это всегда командная работа