Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В Монце Макс Ферстаппен жёстко боролся с Валттери Боттасом за подиум. Всё закончилось столкновением, за которое Макс был наказан. Стюарды добавили к его результату пять секунд, а также присудили два штрафных балла, и в итоговом протоколе гонки Макс опустился на пятую строчку. Спустя несколько дней он по-прежнему не признаёт своей вины и считает, что в любом случае не уступил бы Боттасу.

Макс Ферстаппен: «Я по-прежнему не согласен со штрафом. Конечно, я видел запись. Всё зависит от точки зрения. Конечно, стараешься оставить сопернику как можно меньше места, чтобы не испортить себе траекторию на входе в поворот. Мы столкнулись – возможно, мне надо было оставить Валттери ещё несколько миллиметров, но он и так ехал по белой линии. Оглядываясь назад, легко сказать: «Надо было сделать то или это», но когда приближаешься к повороту на скорости в 340 км/ч, то решение принимаешь совсем не так, как во время просмотра записи.

Всё зависит от конкретного стюарда: один даст штраф, другой – нет. Я не думаю, что это как-то связано с правилами. Мы можем долго обсуждать инцидент, но решение принято, и я не буду из-за него страдать бессонницей. Штрафные баллы? У меня их всего пять, так что я могу добавить к ним ещё семь. Эта система штрафов немного странная, но всё так, как есть.

Во время гонки я очень рассердился, так что у Валттери не было шансов меня опередить. По-крайней мере, теперь он знает, как выглядит задняя часть моей машины.

Впрочем, в Монце Red Bull Racing выглядела неплохо. Мы не ожидали, что я займу столь высокую позицию. Это лучше, чем обычно, ведь мы сильно уступали в скорости Ferrari и Mercedes. Гонка и правда получилась очень хорошей, а машина вела себя отлично.

Обычно мы конкурентоспособны в Сингапуре. Надеюсь, там удастся компенсировать нехватку мощности мотора за счет хорошего шасси. Хочется верить, что мы получим неплохие шансы в квалификации».

Источник: F1News

Вторник 04 Сентября 2018 15:20
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: валттери, зависит, ферстаппен, конкретного

Читайте также: Джеймс Эллисон, технический директор Mercedes, ответил на вопросы болельщиков о Гран При Абу-Даби, финальной гонке сезона 2018 года, завершившейся победой Льюиса Хэмилтона. Вопрос: Почему команда решила провести пит-стоп Льюиса на столь ранней стадии гонки?Джеймс Эллисон: Действительно, это был очень ранний пит-стоп, поскольку мы выбрали очень агрессивную тактику. Но мы решили его провести, ведь в тот момент был введён режим Виртуального сейфти-кара (VSC). Влиять на это вы не можете, но когда объявляется такой режим, вы должны быстро определиться, есть у вас возможность провести пит-стоп или нет. Потери времени при пит-стопе во время VSC гораздо меньше, чем обычно – примерно на 10 секунд. И если в нужный момент вы примете такое решение, а ваши соперники – нет, то отыграете у них порядка 10 секунд. Поэтому мы решили воспользоваться этой возможностью, за счёт чего получили преимущество. Но компромисс заключался в том, что после этого нам пришлось проехать очень длинный отрезок на одном комплекте резины. Но Льюис прекрасно справился, и его лидерству на финише гонки ничто не угрожало. Вопрос: Почему тогда вы не пригласили на пит-стоп Валттери Боттаса во время режима VSC, и для чего на поздней фазе гонки его позвали на второй пит-стоп?Джеймс Эллисон: Позвать Льюиса на пит-стоп во время VSC имело смысл, поскольку он лидировал, и мы могли гарантировать, что он вернётся на трассу на хорошей позиции. Но Валттери, ехавший в трёх секундах позади Льюиса, был в иной ситуации. Если бы он остановился одновременно с лидером, то ему бы пришлось ждать в очереди позади машины Хэмилтона, а пока бы секунды бежали, весь пелотон...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хэмилтон: Боттас – лучший напарник в истории

Валттери Боттас: Прогнозы делать сложно

Видео: Валттери Боттас рассказывает о мексиканской трассе

Хэмилтон и Боттас сели за руль первого в мире автомобиля

Хаккинен: Победа досталась Льюису, но добыл её Валттери

Европейская пресса критикует Mercedes

Вольфф: Надо было принять тяжёлое решение - я это сделал

Хэмилтон: Это самый странный день в моей карьере

Льюис Хэмилтон: Валттери поступил как джентльмен

Вольфф: Нам предстоит принять очень непростое решение