Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Почти двадцать лет назад, 30 августа 1998 года, команда Jordan одержала свою первую победу, когда Деймон Хилл выиграл Гран При Бельгии, вошедший в историю не только поэтому. Начало той гонки было весьма драматичным, да и дальнейшие события развивались так, что мало какой кинотриллер мог соперничать с ней по накалу интриги.

Вот как о событиях того дождливого воскресенья в Арденнах в своей книге «Независимый человек» вспоминал Эдди Джордан, основатель и руководитель команды, по старой традиции носившей его имя…

«…На старте сцепление на машине Деймона немного заело, и на мокром асфальте ведущие колёса пробуксовали. К тому моменту, когда лидеры достигли первого поворота, он откатился с третьей позиции на седьмую. Но расстроиться мы не успели, потому как буквально за тем поворотом всех ожидала новая неожиданность.

На телеэкранах творился нарастающий хаос, поскольку Дэвида Култхарда развернуло на выходе из поворота, и было видно, как машина за машиной врезались в его McLaren. Колёса и обломки летели во все стороны, и у организаторов не было выбора: гонку надо было останавливать.У Деймона появилась возможность стартовать ещё раз – если его машина не повреждена.

Когда все возвращались в боксы, инженеры Jordan пытались по радио выяснить, в каком состоянии были наши машины. По ТВ трудно было что-либо разглядеть, и все были в полном недоумении. Ещё сильнее мы нервничали из-за того, что радиосвязь работала нестабильно, поскольку в Спа трасса вьётся по холмам и спускается в долину. Мы не могли поверить своим ушам, когда Деймон и Ральф Шумахер подтвердили, что машины в порядке.

Со второй попытки Деймон стартовал идеально: из первого поворота он вышел лидером, опередив обе машины McLaren. Мы собирались насладиться моментом, но видели, что Михаэль Шумахер пробился на вторую позицию и уже приближался к Хиллу. И всё-таки на протяжении семи замечательных кругов машина Jordan с двигателем Mugen-Honda возглавляла гонку.

На 8-м круге Шумахер вышел в лидеры. После всего, что происходило с нами в 1998 году, второе место нас вполне устраивало. Что до Ральфа, то он застрял в трафике. Оба наших гонщика стартовали на промежуточной резине, однако погодные условия ухудшались. Мы рано пригласили Ральфа на пит-стоп и, поскольку терять было нечего, поставили ему комплект шин для сильного дождя. Вскоре он поехал быстрее всех, так что это оказалось правильным решением. Остальные команды последовали нашему примеру, что позволило Ральфу выйти на 3-ю позицию. Две машины Jordan в первой тройке!

О победе речи не было вообще, поскольку Михаэль ехал в 37 секундах впереди Деймона и продолжал отрываться, а впереди была ещё половина дистанции. Казалось, что так всё и закончится, однако в сценарии той невероятной гонки произошёл ещё один неожиданный поворот, полностью изменивший ход событий.

Я никогда не забуду ту картинку на мониторе – вероятно, потому, что я не мог поверить своим глазам. Лидер гонки ехал в боксы, а на его Ferrari не хватало переднего правого колеса. Он всё-таки ехал, но очевидно, что его ждал сход. На видеоповторе было видно, что Шумахер, на круг опережая Култхарда, врезался в McLaren шотландца сзади.

Дэвид сделал всё, что мог, чтобы уйти с траектории, почти съехав на правую обочину. Но Шумахер нёсся сквозь пелену дождя и заметил это лишь в самый последний момент, когда избежать столкновения было уже невозможно. Колесо оторвано, он сходит. Невероятно.

Шок от такого развития событий вскоре вытеснило осознание того, что Деймон должен был возглавить гонку. Более того, обе машины Jordan впервые в истории ехали на двух первых позициях!…

И перед нами встала прекрасная, хотя и совершенно неожиданная дилемма. Машина Ральфа, тогда ещё не открывшего счёт победам, была настроена на дождевые условия. Деймон рискнул и сделал ставку на сухую погоду. Машина Ральфа была быстрее, и он это знал. С другой стороны, всю тяжёлую черновую работу проделал Деймон. Гран При – это не только то, что происходит в течение двух часов в воскресенье, но и всё, что связано с подготовкой, которая начинается в пятницу. Уже за это Хилл заслуживал победы…

Когда за пять кругов до финиша автомобиль безопасности свернул в боксы, Ральф маячил в зеркалах машины Деймона. Хилл по радио предупредил, что старается ехать так быстро, как только позволяет ситуация, лишь бы остаться на трассе и принести Jordan первую победу. А ещё он сказал, что решение остаётся за командой. Он был абсолютно спокоен и сдержан, но мы сразу поняли его намёк. По сути он имел в виду вот что: "Скомандуйте Ральфу, чтобы он сбавил темп. Не заставляйте меня делать глупости и рисковать всем".

Я понял, что надо делать, Деймон тоже это понимал, но вот Ральф… Когда ему сказали, чтобы он защищал свою вторую позицию от атак Жана Алези, Ральф не ответил. Итак, на кону стоял победный дубль, а один из моих гонщиков собирался действовать по собственному усмотрению, и в результате мы могли потерять всё.

Сэм Майкл, инженер Ральфа, потребовал, чтобы тот оставался на второй позиции. Ответа не было. Сэм повторил, добавив, что это приказ. Молчание. Сэм попросил Ральфа отозваться. После паузы он ответил: "Да, я тебя слышу". Больше он не сказал ничего…

Я просто не в состоянии описать то облегчение, которое мы испытали, когда две жёлтые машины появились из дождевой мглы слева от нас и пересекли линию финиша. Со 127-й попытки после восьми драматичных сезонов мы добились того, к чему стремились. Это была не просто победа команды Jordan – это был настоящий успех».

Остаётся напомнить, что менее через семь лет после этих событий команда Jordan сменила владельца, и потом это происходило ещё не раз, но теперь мы знаем её как Force India.

Источник: F1News

Воскресенье 19 Августа 2018 18:05
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: jordan, деймон, ральфа, шумахер

Читайте также: Многие были удивлены, когда завоевав чемпионский титул в 1996-м, Деймон Хилл покинул команду, оказавшись в итоге за рулём медленной машины Arrows. В подкасте Beyond the Grid, бывший технический директор команды Патрик Хед рассказал об этой истории… Патрик Хед: «У Деймона была привычка приводить в команду весьма странных людей. Одним из них был Майкл Брин, которого он взял на роль менеджера. Вместо того, чтобы самому прийти на переговоры, Хилл прислал Майкла, который был не самым обаятельным персонажем. Он поставил свой портфель на стол Фрэнка Уильямса – Майкл был из тех, кто мог положить и ноги, если бы была такая возможность, и сказал: «Дэймон согласится работать только за сумму, в пять раз превышающую его зарплату». Фрэнк задумался, возникла неловкая пауза – минута или две в полной тишине, а потом сказал: «Майкл, заберите свой портфель с моего стола. Дверь там. Пожалуйста, уходите». Очень жаль, что Дэймон не пришёл сам – с ним мы могли бы поговорить. После ухода Майкла, Фрэнк сказал: «Пора начать думать о других гонщиках». Одним из кандидатов был Френтцен. Потом говорили, что контракт с Френтценом был подписан ещё до этого, но это не так. Сейчас понятно, что расставшись с Деймоном мы поступили неправильно. Он мог выиграть чемпионский титул и в 1995-м, но помешали разные факторы. Зимой он много тренировался и в 1996-м был в такой же форме, а то и лучше, чем Шумахер. Он вернулся с уверенностью, что сможет победить Шумахера – так и получилось. Психологическая уверенность очень важна для гонщика». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Деймон Хилл: Мик Шумахер произвёл на меня впечатление

Деймон Хилл: Это было заявление о намерениях

Деймон Хилл: Гонщики обеспокоены из-за проблем с резиной

Деймон Хилл: В Red Bull должны прислушиваться к Пересу

Деймон Хилл о том, как ему не дали завершить карьеру

Деймон Хилл: Хэмилтон - величайший британский гонщик

Эдди Джордан вспоминает первую победу его команды

Деймон Хилл высоко оценивает шансы Феттеля

Деймон Хилл и Дэвид Брэбэм дают советы Риккардо

Деймон Хилл: Завершив карьеру, я потерял себя