Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Йос Ферстаппен, бывший гонщик Формулы 1, готовя своего сына Макса к спортивной карьере, приговаривал: «Покажи всему миру, что ты лучше остальных!» С одной стороны, вряд ли кто-то будет спорить, что 20-летнему гонщику Red Bull Racing уже многое удалось, с другой, не всё складывается так, как хотелось бы. Но что известно о Максе Ферстаппене как о человеке?

Вопрос: Как-то вы сказали, что выступаете в Формуле 1 не для того, чтобы с кем-то дружить…
Мак Ферстаппен: Все, кто выступают в Формуле 1, хотят побеждать. Если у вас дружеские отношения с кем-то из гонщиков – отлично. Тем более, вы могли долгое время вместе гоняться в молодёжных категориях. Но не всем удаётся сохранить эти отношения в Ф1, ведь вы, разумеется, прежде всего соперники.

Вопрос: Много ли у вас хороших друзей?
Мак Ферстаппен: Может быть, человек десять…

Вопрос: Сколько из них занимались автоспортом?
Мак Ферстаппен: Примерно половина.

Вопрос: А есть ли у вас друзья среди гонщиков, выступающих в чемпионате мира сейчас?
Мак Ферстаппен: Близких друзей среди них нет. Но у меня хорошие отношения с Пьером Гасли, Стоффелем Вандорном и Брендоном Хартли. Мы с ними регулярно обмениваемся текстовыми сообщениями.

Вопрос: Когда приятель опережает вас на гоночной трассе, как вы реагируете?
Мак Ферстаппен: Я сделаю всё, чтобы в следующий раз быть быстрее него. Конечно, я могу за него порадоваться, но никто не любит проигрывать. Моя работа состоит в том, чтобы выигрывать гонки, и я должен делать всё возможное, чтобы добиться этой цели.

Вопрос: Бывало так, что вы проигрывали друзьям?
Макс Ферстаппен: Бывало, но не так уж часто. Помню, однажды во времена картинга мой друг выиграл гонку, хотя мне казалось, что из нас двоих я должен быть быстрее. Это стало для меня дополнительной мотивацией, после чего в двух следующих гонках я одержал две победы.

Вопрос: А что позволено вашим друзьям, что не позволено другим людям?
Макс Ферстаппен: Это уже более личная тема, хотя, конечно, вы можете предложить своё мнение.

Вопрос: Где вас можно обгонять?
Макс Ферстаппен: На улице.

Вопрос: А на картинговой трассе?
Макс Ферстаппен: Нет.

Вопрос: Многим хочется подружиться с гонщиком Формулы 1. Как вы решаете, кого можно «подпустить поближе»?
Макс Ферстаппен: В любом случае, я знаю, кто входит в круг моих близких друзей. А если встречаю какого-то нового человека, то полагаюсь на интуицию. Такой я человек.

Вопрос: Есть ли справедливость в Формуле 1?
Макс Ферстаппен: Жизнь вообще не всегда справедлива. Это относится и к Формуле 1. Но я придерживаюсь того мнения, что рано или поздно баланс восстанавливается.

Вопрос: Как вы реагируете, когда чувствуете, что к вам относятся несправедливо?
Макс Ферстаппен: В идеале надо сохранять спокойствие и попытаться обсудить ситуацию. Впрочем, всё всегда зависит от конкретных обстоятельств. Гонщики особенно часто оказываются в ситуациях, когда кажется, что к тебе отнеслись несправедливо. Но с годами ты уже спокойнее на это реагируешь.

Вопрос: Но вам только 20 лет…
Макс Ферстаппен: Это так, но у меня уже большой опыт подобных ситуаций, он насчитывает лет 14 или 15. Я уже очень давно занимаюсь гонками.

Вопрос: А в обычной жизни?
Макс Ферстаппен: Предположим, кто-то получает несправедливое преимущество. Например, меня злят те, кто лезет без очереди на досмотр в аэропорту. Я ставлю таких людей на место и прошу стоять в очереди, как все. Если только у него нет уважительной причины для спешки.

Вопрос: Франц Тост, руководитель команды Toro Rosso, за которую вы раньше выступали, говорит: «Гонщики Формулы 1 должны быть эгоистами. Они должны быть зациклены на самих себе, больше их никто не должен интересовать». Это правда?
Макс Ферстаппен: Разумеется, если хочешь добиться успеха, ты должен бороться за место под солнцем. И не все вас за это будут любить. Но без эгоизма не бывает успеха.

Вопрос: Можно ли пробиться в Формулу 1, если ты не эгоист?
Макс Ферстаппен: В чемпионате мира стремятся выступать тысячи гонщиков со всего мира, однако в командах всего 20 мест. Но, отвечая на вопрос, я бы не стал ограничиваться только Формулой 1. Неважно, о какой сфере идёт речь, но если ты хочешь быть лучшим, ты должен одолеть всех остальных. Возьмите футбол: тренеру нужен только один центральный нападающий, и, конечно, вы хотите им стать. И если выбор пал на вас, вы не уступите это место коллеге только потому, что он расстроился. Так не бывает.

Вопрос: Где граница здорового эгоизма, после чего начинаются проявления плохих манер?
Макс Ферстаппен: Если вы ужинаете вместе со всей командой, а на всех не хватает тарелок – вы всё равно начнёте есть? Лично я не возражаю, если кто-то приступит раньше остальных, ведь лучше, чтобы все принялись за ужин до того, как он остынет. Не думаю, что это стоит считать плохими манерами. Вы просто спрашиваете у всех, не возражают ли они, и всё.

Вопрос: Когда вы ужинаете вместе с вашими механиками, то сидите во главе стола?
Макс Ферстаппен: Нет, я такой же, как все. Все равны, и не бывает какого-то человека, который руководит застольем и что-то вроде того.

Вопрос: Как у вас складываются отношения с механиками?
Макс Ферстаппен: Они, как и я, страстно любят автоспорт, живут гонками, и это нас роднит. Механики делают всё, чтобы я получил быструю машину, и мы могли победить. А если мы проигрываем, то тоже вместе. Даже трудности помогают сплотить коллектив.

Вопрос: Но вообще-то вы для них начальник, в конце концов, это вы ездите на этой машине на скоростях за 300 км/ч, а не они.
Макс Ферстаппен: Они готовят для меня машину, без их труда я не смог бы ничего добиться. Нас объединяет взаимное уважение.

Вопрос: Как вы реагируете, если видите, что кто-то из них допускает ошибки?
Макс Ферстаппен: Все могут ошибаться, ошибки – это часть работы. Я могу допустить ошибку, могу разбить машину. Разве механики жалуются на это? Нет. Общими усилиями мы восстанавливаем машину, чтобы поскорее вернуться на трассу.

Вопрос: Чем вы благодарите команду?
Макс Ферстаппен: Результатами. Мы все оказались в Формуле 1, потому что хотим побеждать. В прошлом году я подготовил для наших парней специальную книгу о том сезоне, чтобы они могли вспомнить, через что нам пришлось пройти. Или я дарю им модели наших машин. Людям приятны даже небольшие знаки внимания.

Вопрос: Такое впечатление, что вам всё равно, что о вас думают окружающие?
Макс Ферстаппен: Это слишком сильно сказано. Я должен концентрироваться только о самом себе и своей работе, и лучше всего это получается, когда я не реагирую на всё остальное.

Вопрос: В Монце вас освистали итальянские болельщики – вы и тогда не расстроились?
Макс Ферстаппен: Я всем ответил на трассе. Я знаю, что должен выполнить свою работу и не отвлекаться ни на что другое.

Вопрос: Вам нравится всё время быть на виду?
Макс Ферстаппен: Это часть моей работы.

Вопрос: Значит, вы смогли бы выйти на сцену с гитарой перед заполненным до отказа стадионом?
Макс Ферстаппен: Это не самая лучшая идея. Я не умею играть на гитаре, а тут надо выступить перед огромной толпой. Я бы жутко нервничал, как это было, когда я ездил на гоночном мотоцикле класса MotoGP – я был такой медленный…

Уверенность в своих силах приходит, когда ты знаешь, на что способен. Выступать в гонках перед многомиллионной телеаудиторией – это пожалуйста. Это я могу, это моя жизнь. Выступить на базе в Милтон-Кинсе перед всей командой – тоже никаких проблем, потому что я понимаю, о чём надо говорить.

Вопрос: Вас даже на родине, в Голландии, часто критикуют за слишком агрессивный стиль езды – так ли это?
Макс Ферстаппен: Конечно, я читал такие комментарии, но всё это в основном было в 2015-2016 годах, с тех пор прошло уже много времени…

Источник: F1News

Среда 20 Июня 2018 15:30
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ферстаппен, формуле, бывает, ктото

Читайте также: Карьера Брендона Хартли полна неожиданных перемен. Десять лет назад он входил в программу поддержки Red Bull, но был из неё изгнан. Однако вместо того, чтобы навсегда затеряться в малозначимых сериях, как произошло со многими другими, Брендон добился больших успехов в гонках на выносливость, став в составе команды Porsche двукратным чемпионом мира. Когда в Porsche решили покинуть чемпионат, казалось, карьера вновь сделала для него неприятный поворот, но в Red Bull неожиданно решили отказаться от услуг Даниила Квята, и на его место в Toro Rosso пригласили именно Хартли. Прошёл почти год, будущее Брендона вновь под вопросом – в команде отзываются о продолжении работы с новозеландцем очень туманно. Но по словам Хартли, теперь он воспринимает повороты судьбы совершенно иначе. Вопрос: Прошёл почти год с начала этого сумасшедшего периода, когда вы появились в Формуле 1. Как бы вы оценили этот год?Брендон Хартли: Да, почти год. Я многое узнал за это время, и чувствую себя всё более и более комфортно в этой среде, где приходится иметь дело с большим прессингом. Конечно, давление – это твоё состояние ума. Мне приходится общаться с прессой гораздо больше, чем я привык, и отвечать на более сложные вопросы, но я ощущаю себя всё увереннее. В плане работы с командой всё достаточно просто и очень походит на то, к чему я привык в Porsche. Но, пожалуй, я немного расстроен тем, что в последние шесть месяцев результата не удавалось добиться даже тогда, когда я был в хорошей форме. Я прогрессирую по ходу всего сезона, но результатов нет, и это не всегда зависит от меня. Было несколько гонок, когда я оказывался не в то время и не в том месте,...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

В Michelin объяснили причины отказа от Формулы 1

Вандорн: В этот уик-энд нам может помочь только чудо

Лэнс Стролл: Сейчас для меня ничего не меняется

Мик Шумахер: Отец – мой кумир

Браун: Один из критериев успеха - появление новых команд

Джордж Расселл: Я готов к Формуле 1

Ландо Норрис: Мне не всё равно, где выступать

Расселл: У меня несколько вариантов на следующий сезон

Макс Ферстаппен: Без эгоизма не бывает успеха

Клэр Уильямс: Лэнса ждет большая карьера в Формуле 1