Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Книга мемуаров выдающегося конструктора Эдриана Ньюи «Как построить машину» в прошлом году вызвала позитивную реакцию болельщиков, прессы и инженеров – возможно, даже они нашли для себя что-то новое.

Нам показался забавным короткий рассказ о том, как Эдриан получил первый опыт в автогонках, а болельщикам непременно стоит найти эту книгу, чтобы прочесть её целиком – это интересно!

Эдриан Ньюи: «В 14 лет я уговорил отца поехать на картодром в Шенингтоне. Сначала мы просто смотрели, как тренируются другие дети. Мы быстро поняли, что представленные карты делятся на два типа: 100-кубовые с единственной передачей и те, что оснащены мотоциклетным мотором и мотоциклетной коробкой передач.

Карты с единственной передачей заводились «с толкача»: гонщик бежал сбоку, когда кто-то (как правило, отец) толкал карт сзади, после чего эта парочка пыталась выполнить схему «отпусти и запрыгни». Было забавно наблюдать, как какой-нибудь папаша отпускал карт, а сынишка не успевал запрыгнуть в него, так что неуправляемый карт на скорости 15 миль в час врезался в барьер в конце паддока, пугая стоявших там зрителей, после чего следовали громкие крики и всё такое.

Учитывая несдержанный нрав отца, я сразу выбрал карт второй спецификации, завести который было заметно проще. Папа же делал свои выводы. «Насколько я могу судить, - сказал он задумчиво, - большинство этих ребят здесь не потому, что им этого хочется – такова воля их родителей».

Что он имел в виду? Я уже горел желанием иметь свой карт, но отец был непреклонен: мне предстояло доказать ему свое стремление. Отец предложил так: я собираю деньги на покупку карта, а на каждый отложенный фунт он добавит мне ещё один. Во время летних каникул я работал не покладая рук. Я обходил окрестности в поисках случайной работы, стриг газоны, мыл машины, продавал сливы и даже умудрился получить с одной из соседок плату за рисунок с изображением её дома и сада. Со временем я скопил достаточно, чтобы купить один из картов по объявлению на последних страницах Karting Magazine.

Этот карт назывался «Барлотти» (его построил Кен Барлоу, решивший, что название должно звучать по-итальянски) и был оснащен 199-кубовым мотоциклетным мотором Villiers 9E. Карт был в плохом состоянии, но всё же это был карт, а в придачу к нему шёл ещё и прицеп.

Я проехал две серии кругов в Шенингтоне, но секундомер показал, что комбинация меня и карта безнадежно уступает даже самым медленным гонщикам.

В то время я поладил с учителем, в мастерской у которого мы занимались дважды в неделю – и уговорил его позволить мне работать там над своим картом вечерами и в выходные. В январе 1973-го отец доставил мой карт в Рептон на своем ветеринарном микроавтобусе.

Теперь я мог продуктивнее использовать «свободное время». Я перебрал мотор и коробку, заменил вторую передачу, чтобы та не «выпадала», проверил тормоза и т.д. Следующим летом мы снова приехали в Шенингтон, но после очередных двух попыток я снова оказался слишком медленным.

Простая переборка не сделала карт существенно быстрее – требовались более кардинальные меры. Мотору не хватало мощности, трубчатое шасси на поколение отставало от тех, на которых выступали более быстрые ребята. Нужен был 210-миллиметровый поршень и алюминиевый цилиндр вместо чугунного, так что мне пришлось снова мыть машины, а отец по-прежнему удваивал мои накопления.

Задача сделать новое шасси выглядела более амбициозной, для этого я должен был овладеть навыками сварщика – в итоге я записался на десятидневные курсы в северной части Бирмингема.

Каждое утро я просыпался в шесть часов, чтобы к девяти добраться на автобусе в Бирмингем и провести день в компании тридцатилетних скучающих мужиков, многие из которых должны были пройти этот курс поп приказу начальства. Домой я возвращался к девяти вечера. Как оказалось, у меня хорошо получается работать со сварочным аппаратом – я выполнял задания быстрее многих однокурсников. Некоторым это не понравилось, они стали ворчать и посмеиваться над моим высоким детским голосом.

Я быстро усвоил, что в подобных обстоятельствах должен адаптироваться, и начал менять свой голос, чтобы придать ему бирмингемский акцент. Это пригодилось мне в колледже, досадно лишь, что приходилось бубнить под нос – позже я долго пытался от акцента избавиться.

Вооруженный новыми навыками, я вернулся в школу – и построил новое шасси. Во время рождественских каникул я перебрал мотор, установил алюминиевый цилиндр и электронное зажигание – с этим помог мой друг. К лету карт был готов, я выкатил его из мастерской, с надеждой запустил мотор… безрезультатно. Пришлось вернуть карт обратно, повозиться с железками – как выяснилось, я неправильно отрегулировал зажигание.

Следующим вечером была очередная попытка. Двое друзей толкали карт сзади, я отпустил сцепление – и мотор завёлся, выпустив облако сизого дыма.

Джереми Кларксон (бывший ведущий Top Gear) тогда учился в Рептоне, с тех пор он рассказывал журналистам, что я построил карт из всякого хлама (неправда), и что я рассекал на нем по школьному двору с высокой скоростью (неправда).

На самом деле, всё напоминало неспешную прогулку вокруг часовни, правда, эта прогулка закончилась печально, когда один из моих друзей не вписался в поворот и погнул заднюю ось. Пришлось откладывать средства на новую – благо, друг тоже в этом участвовал.
Хуже было то, что суматоха привлекла внимание директора. Впрочем, ничего удивительного в этом не было: двигатель моего карта был двухтактным и не имел глушителя, из-за чего его звук напоминал рой злых пчёл, так что директор запретил мне держать карт в школе. Впрочем, это не имело никакого значения – я в любом случае вряд ли остался бы на следующий семестр.

Есть и другая история, которую Джереми рассказывал журналистам. Он утверждал, что в семидесятые годы из Рептона отчислили только двух учеников: его самого и меня…»

Источник: F1News

Воскресенье 28 Января 2018 16:02
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: эдриан, шасси, новое, мотор

Читайте также: О контракте Toro Rosso и Honda было объявлено осенью прошлого года, когда репутация у японских силовых установок была весьма неоднозначная, и тогда вряд ли кто-то верил, что команда из Фаэнцы сможет уверенно начать следующий сезон. Три года сотрудничества McLaren и Honda принесли обеим сторонам лишь разочарование, спортивные и репутационные потери, а ведь ресурсы Toro Rosso намного скромнее, даже с учётом поддержки, которую ей оказывает Red Bull. Когда на 15-м круге Гран При Австралии на машине Пьера Гасли вышла из строя силовая установка, можно было предположить, что скепсис в отношении партнёрства Toro Rosso и Honda оправдан, да и последнее место Брендона Хартли тоже не добавляло оптимизма. Но уже в Бахрейне на втором этапе чемпионата тот же Гасли неожиданно финишировал 4-м позади Ferrari и двух Mercedes, что по меркам Toro Rosso было почти равнозначно победе. В какой мере тот успех стал сюрпризом для самой команды и её технического директора Джеймса Ки, руководившего разработкой шасси STR13 и процессом его интеграции с новой силовой установкой? Джеймс Ки: «Оказалось, что меры по оптимизации механических настроек шасси, принятые после Австралии, а также ряд новых элементов аэродинамики, дополняют друг друга, и всё работает отлично. Поэтому мы предполагали, что бахрейнская трасса нам подойдёт лучше, чем австралийская. В Мельбурне мы выступили намного ниже своих возможностей, поэтому прогресс кажется огромным, но на самом деле это из-за того, что за неудачной гонкой последовала хорошая. Хотя, вероятно, эффект от комплекса принятых мер был заметнее, чем мы ожидали. Когда в Бахрейне мы приступили к работе на трассе, то убедились, что...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Грин: Мы хотим дорабатывать VJM11 вплоть до конца сезона

Честер: Создавая R.S.18, мы учли весь прошлогодний опыт

Эдриан Ньюи о первом опыте в автоспорте

Прогресс McLaren был во многом связан с шасси

Что внедрят в 2018 году – Shield или Halo?

В Mercedes не уверены, что разобрались с шинами

Умер основатель Lola Эрик Бродли

Марк Пристли: Red Bull нужно принимать особые меры

Лука Пиньякка: Формулу 1 ни с чем не сравнить

Технический обзор шасси McLaren MCL32. Оранжевые инновации