Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Книга мемуаров выдающегося конструктора Эдриана Ньюи «Как построить машину» в прошлом году вызвала позитивную реакцию болельщиков, прессы и инженеров – возможно, даже они нашли для себя что-то новое.

Нам показался забавным короткий рассказ о том, как Эдриан получил первый опыт в автогонках, а болельщикам непременно стоит найти эту книгу, чтобы прочесть её целиком – это интересно!

Эдриан Ньюи: «В 14 лет я уговорил отца поехать на картодром в Шенингтоне. Сначала мы просто смотрели, как тренируются другие дети. Мы быстро поняли, что представленные карты делятся на два типа: 100-кубовые с единственной передачей и те, что оснащены мотоциклетным мотором и мотоциклетной коробкой передач.

Карты с единственной передачей заводились «с толкача»: гонщик бежал сбоку, когда кто-то (как правило, отец) толкал карт сзади, после чего эта парочка пыталась выполнить схему «отпусти и запрыгни». Было забавно наблюдать, как какой-нибудь папаша отпускал карт, а сынишка не успевал запрыгнуть в него, так что неуправляемый карт на скорости 15 миль в час врезался в барьер в конце паддока, пугая стоявших там зрителей, после чего следовали громкие крики и всё такое.

Учитывая несдержанный нрав отца, я сразу выбрал карт второй спецификации, завести который было заметно проще. Папа же делал свои выводы. «Насколько я могу судить, - сказал он задумчиво, - большинство этих ребят здесь не потому, что им этого хочется – такова воля их родителей».

Что он имел в виду? Я уже горел желанием иметь свой карт, но отец был непреклонен: мне предстояло доказать ему свое стремление. Отец предложил так: я собираю деньги на покупку карта, а на каждый отложенный фунт он добавит мне ещё один. Во время летних каникул я работал не покладая рук. Я обходил окрестности в поисках случайной работы, стриг газоны, мыл машины, продавал сливы и даже умудрился получить с одной из соседок плату за рисунок с изображением её дома и сада. Со временем я скопил достаточно, чтобы купить один из картов по объявлению на последних страницах Karting Magazine.

Этот карт назывался «Барлотти» (его построил Кен Барлоу, решивший, что название должно звучать по-итальянски) и был оснащен 199-кубовым мотоциклетным мотором Villiers 9E. Карт был в плохом состоянии, но всё же это был карт, а в придачу к нему шёл ещё и прицеп.

Я проехал две серии кругов в Шенингтоне, но секундомер показал, что комбинация меня и карта безнадежно уступает даже самым медленным гонщикам.

В то время я поладил с учителем, в мастерской у которого мы занимались дважды в неделю – и уговорил его позволить мне работать там над своим картом вечерами и в выходные. В январе 1973-го отец доставил мой карт в Рептон на своем ветеринарном микроавтобусе.

Теперь я мог продуктивнее использовать «свободное время». Я перебрал мотор и коробку, заменил вторую передачу, чтобы та не «выпадала», проверил тормоза и т.д. Следующим летом мы снова приехали в Шенингтон, но после очередных двух попыток я снова оказался слишком медленным.

Простая переборка не сделала карт существенно быстрее – требовались более кардинальные меры. Мотору не хватало мощности, трубчатое шасси на поколение отставало от тех, на которых выступали более быстрые ребята. Нужен был 210-миллиметровый поршень и алюминиевый цилиндр вместо чугунного, так что мне пришлось снова мыть машины, а отец по-прежнему удваивал мои накопления.

Задача сделать новое шасси выглядела более амбициозной, для этого я должен был овладеть навыками сварщика – в итоге я записался на десятидневные курсы в северной части Бирмингема.

Каждое утро я просыпался в шесть часов, чтобы к девяти добраться на автобусе в Бирмингем и провести день в компании тридцатилетних скучающих мужиков, многие из которых должны были пройти этот курс поп приказу начальства. Домой я возвращался к девяти вечера. Как оказалось, у меня хорошо получается работать со сварочным аппаратом – я выполнял задания быстрее многих однокурсников. Некоторым это не понравилось, они стали ворчать и посмеиваться над моим высоким детским голосом.

Я быстро усвоил, что в подобных обстоятельствах должен адаптироваться, и начал менять свой голос, чтобы придать ему бирмингемский акцент. Это пригодилось мне в колледже, досадно лишь, что приходилось бубнить под нос – позже я долго пытался от акцента избавиться.

Вооруженный новыми навыками, я вернулся в школу – и построил новое шасси. Во время рождественских каникул я перебрал мотор, установил алюминиевый цилиндр и электронное зажигание – с этим помог мой друг. К лету карт был готов, я выкатил его из мастерской, с надеждой запустил мотор… безрезультатно. Пришлось вернуть карт обратно, повозиться с железками – как выяснилось, я неправильно отрегулировал зажигание.

Следующим вечером была очередная попытка. Двое друзей толкали карт сзади, я отпустил сцепление – и мотор завёлся, выпустив облако сизого дыма.

Джереми Кларксон (бывший ведущий Top Gear) тогда учился в Рептоне, с тех пор он рассказывал журналистам, что я построил карт из всякого хлама (неправда), и что я рассекал на нем по школьному двору с высокой скоростью (неправда).

На самом деле, всё напоминало неспешную прогулку вокруг часовни, правда, эта прогулка закончилась печально, когда один из моих друзей не вписался в поворот и погнул заднюю ось. Пришлось откладывать средства на новую – благо, друг тоже в этом участвовал.
Хуже было то, что суматоха привлекла внимание директора. Впрочем, ничего удивительного в этом не было: двигатель моего карта был двухтактным и не имел глушителя, из-за чего его звук напоминал рой злых пчёл, так что директор запретил мне держать карт в школе. Впрочем, это не имело никакого значения – я в любом случае вряд ли остался бы на следующий семестр.

Есть и другая история, которую Джереми рассказывал журналистам. Он утверждал, что в семидесятые годы из Рептона отчислили только двух учеников: его самого и меня…»

Источник: F1News

Воскресенье 28 Января 2018 16:02
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: эдриан, шасси, новое, мотор

Читайте также: Руководитель Mercedes Тото Вольфф подвёл итоги первых тренировок в Шпильберге, а также отметил, что у моторостроителей по-прежнему остаются вопросы к новому регламенту на двигатели, хотя он должен быть согласован в ближайшее время. Вопрос: Гонщики Mercedes заняли две первые строчки протокола первой тренировки – значит, уик-энд начинается неплохо…Тото Вольфф: Да, старт хороший, но в группе самых быстрых машин результаты очень плотные, и разница между ними не столь велика. Во Франции мы представили модернизированный двигатель, здесь, в Австрии – модернизированное шасси, и пока всё это работает нормально. Вопрос: Результат Льюиса Хэмилтона на 1,1 секунды лучше, чем время, которое он показал на первой тренировке на этой трассе год назад, хотя понятно, что шины сейчас несколько иные. Надо полагать, вы надеетесь, что технические новинки позволят вам добиться преимущества над соперниками?Тото Вольфф: Да, к поведению машины действительно нет вопросов. На картинке с бортовых камер хорошо видно, что она очень стабильна, и гонщикам комфортно за рулём. Теперь надо продолжать работать в таком же ключе на протяжении всего уик-энда. Вопрос: Насколько важно было для Льюиса Хэмилтона одержать победу во Франции? Насколько она важна для команды, для поддержания её боевого духа?Тото Вольфф: Эта победа важна для всех нас, ведь в Монреаль мы приехали с большими ожиданиями, однако там всё сложилось не лучшим образом. Но успешное выступление в Ле-Кастелле доказывает, что трудные дни для нашей команды тоже важны, поскольку они заставляют нас мобилизоваться и повысить уровень результатов. Вопрос: Есть ли новости о...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Эрик Булье: Мы не скрываем – проблемы в шасси

Грин: Мы хотим дорабатывать VJM11 вплоть до конца сезона

Честер: Создавая R.S.18, мы учли весь прошлогодний опыт

Эдриан Ньюи о первом опыте в автоспорте

Прогресс McLaren был во многом связан с шасси

Что внедрят в 2018 году – Shield или Halo?

В Mercedes не уверены, что разобрались с шинами

Умер основатель Lola Эрик Бродли

Марк Пристли: Red Bull нужно принимать особые меры

Лука Пиньякка: Формулу 1 ни с чем не сравнить