Привет и славному городу Уилмингтон от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В разговоре на разные темы с известным спортивным журналистом Грэхэмом Бенсингером неисполнительный директор Mercedes Ники Лауда рассуждал о дружбе и об отношениях между Льюисом Хэмилтоном и Валттери Боттасом.

Ники Лауда: «У меня нет друзей. Проблема в том, что когда вы становитесь известным, многие начинают вам досаждать. Они хотят стать вашим другом, всем от вас что-то становится нужно. Я хотел защитить себя от этих постоянных атак и спросил себя: «Где настоящие друзья?» Настоящий друг – этот тот с кем можно в любое время поговорить о своих проблемах. Я могу честно сказать, что я не знаю таких людей.

Бывшая жена говорила мне, что я эгоцентричен. Дело в том, что в моё время было очень опасно выступать в гонках, я должен был на 100% сконцентрироваться на работе, ведь любая ошибка могла привести к гибели. Меня ничего не должно было отвлекать, приходилось забыть обо всем остальном и сосредоточиться на гонках.

В итоге моя бывшая жена возненавидела гонки. Ей не нравилось, что я гонщик. Её реакция была логичной. Мы должны были сидеть дома и вести нормальный образ жизни. Именно поэтому она отзывалась так обо мне. С её позиции она была права. После аварии она подумала, что я остановлюсь, а я не остановился. Я хотел доказать себе, что смогу преодолеть все проблемы, смогу вернуться прежнюю форму после столь тяжелой аварии. Я понимал её аргументы, я тоже иногда думал об этом. Впрочем, это была фантастическая женщина, которая продолжала поддерживать меня в сложных для неё ситуациях.

Теперь всё иначе. Я не участвую в гонках и веду обычный образ жизни. Никаких опасностей. Я полностью изменился. Сегодня сложно поверить, через что мне пришлось пройти, ведь в 70 и 80-е годы машины Формулы 1 были настолько опасными, что каждый год уносил жизник одного-двух гонщиков. Именно поэтому надо было найти свой способ справиться с этим. Теперь весь этот прессинг прошёл, и я стал совершенно обычным человеком».

В прошлом году ходило много разговоров о конфликтах между Льюисом Хэмилтоном и Нико Росбергом, когда они боролись между собой за титул. По словам Ники Лауды, после прихода Валттери Боттаса в Mercedes стало спокойнее...

«Валттери – отличный гонщик, - продолжил Лауда. – Сначала все хотели понять, уступает ли он Нико в скорости. Нужно время, чтобы ко всему привыкнуть, но Валттери превосходносправляется.

У них с Льюисом нет никаких трений. Они даже завтракают вместе. В основных моментах нет никаких разногласий, поэтому и команде гораздо проще. Кроме того, Боттас не менее конкурентоспособен, чем Хэмилтон: порой Валттери опережает напарника в квалификациях и выигрывает гонки, но у них хорошие отношения. Это разные люди, но они уважают друг друга. А между Нико Росбергом и Льюисом всё было иначе».

Источник: F1News

Вторник 07 Ноября 2017 20:15
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: валттери, лауда, льюисом, никаких

Читайте также: Джеймс Эллисон, технический директор Mercedes, ответил на вопросы болельщиков о Гран При Абу-Даби, финальной гонке сезона 2018 года, завершившейся победой Льюиса Хэмилтона. Вопрос: Почему команда решила провести пит-стоп Льюиса на столь ранней стадии гонки?Джеймс Эллисон: Действительно, это был очень ранний пит-стоп, поскольку мы выбрали очень агрессивную тактику. Но мы решили его провести, ведь в тот момент был введён режим Виртуального сейфти-кара (VSC). Влиять на это вы не можете, но когда объявляется такой режим, вы должны быстро определиться, есть у вас возможность провести пит-стоп или нет. Потери времени при пит-стопе во время VSC гораздо меньше, чем обычно – примерно на 10 секунд. И если в нужный момент вы примете такое решение, а ваши соперники – нет, то отыграете у них порядка 10 секунд. Поэтому мы решили воспользоваться этой возможностью, за счёт чего получили преимущество. Но компромисс заключался в том, что после этого нам пришлось проехать очень длинный отрезок на одном комплекте резины. Но Льюис прекрасно справился, и его лидерству на финише гонки ничто не угрожало. Вопрос: Почему тогда вы не пригласили на пит-стоп Валттери Боттаса во время режима VSC, и для чего на поздней фазе гонки его позвали на второй пит-стоп?Джеймс Эллисон: Позвать Льюиса на пит-стоп во время VSC имело смысл, поскольку он лидировал, и мы могли гарантировать, что он вернётся на трассу на хорошей позиции. Но Валттери, ехавший в трёх секундах позади Льюиса, был в иной ситуации. Если бы он остановился одновременно с лидером, то ему бы пришлось ждать в очереди позади машины Хэмилтона, а пока бы секунды бежали, весь пелотон...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хэмилтон: Боттас – лучший напарник в истории

Валттери Боттас: Прогнозы делать сложно

Видео: Валттери Боттас рассказывает о мексиканской трассе

Хэмилтон и Боттас сели за руль первого в мире автомобиля

Хаккинен: Победа досталась Льюису, но добыл её Валттери

Европейская пресса критикует Mercedes

Вольфф: Надо было принять тяжёлое решение - я это сделал

Хэмилтон: Это самый странный день в моей карьере

Льюис Хэмилтон: Валттери поступил как джентльмен

Вольфф: Нам предстоит принять очень непростое решение