Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
McLaren в 2018 году? Велика вероятность, что всё-таки Honda..." title="Какие двигатели будут стоять на машинах McLaren в 2018 году? Велика вероятность, что всё-таки Honda...">

Одна из тем, которой в ближайшее время гоночная пресса будет уделять повышенное внимание – вопрос о том, какие силовые установки будут стоять на машинах McLaren в следующем сезоне. Британский эксперт Марк Хьюз на страницах Motorsport Magazine рассуждает о возможных вариантах развития событий.

Теперь, когда переговоры Toro Rosso с Honda о возможных поставках двигателей в 2018 году завершились ничем, шансы McLaren получить какие-то другие силовые установки, кроме Honda, стали ещё более призрачными.

Фактически это означает, что Renault Sport продолжит работать со своей заводской командой и двумя клиентскими, включая Toro Rosso, и у мотористов из Вири появился весомый аргумент, который они могут выдвинуть, если их будут пытаться склонить к сотрудничеству с McLaren. Аргумент просто: работа с четвёртой командой может отразиться и на темпах модернизации силовых установок, и на их надёжности.

Что касается McLaren, то после прекращения довольно длительных переговоров с Mercedes и несколько более короткой дискуссии с Ferrari французские двигатели оставались для неё последней возможной альтернативой Honda.

На более ранней стадии сезона совладелец McLaren Мансур Оджей, крайне недовольный низкой эффективностью японских силовых установок, попытался использовать неплохие личные отношения с Дитером Цетше, председателем совета директоров Daimler-Benz, чтобы договориться о поставках моторов на 2018 год. Их отношения складывались ещё в те времена, когда McLaren была официальным партнёром Mercedes, а штутгартский концерн – одним из её акционеров.

Изначально Цетше ничего не имел против, однако руководитель Mercedes Motorsport Тото Вольфф и Ники Лауда, неисполнительный директор команды, не разделяли его энтузиазма и смогли переубедить руководство компании.

Многолетняя история противостояния McLaren и Ferrari изначально ставила под сомнение их возможный альянс, но он не сложился не поэтому. Возобладали более прагматичные соображения, так что память о прежних раздорах тут ни при чём. Если команда, располагающая такими ресурсами и возможностями, как McLaren, получит двигатели Ferrari, это может негативно сказаться на результатах самой Скудерии. Поговаривали, что клиентские силовые установки, созданные в Маранелло, могли получить бренд Alfa Romeo, но тогда, если бы McLaren добилась с ними успехов, Ferrari оказалась бы ещё в более странном положении.

В случае и с Mercedes, и с Ferrari, аргументы, препятствующие сотрудничеству с McLaren, примерно одинаковые: её воспринимают как потенциальную угрозу. Со спортивной точки зрения для Renault тоже нет особого смысла работать с McLaren: заводская команда прогрессирует, но пока не в состоянии догнать своих клиентов из Red Bull Racing – зачем ей ещё один сильный соперник?

Что касается Honda, то после расторжения уже подготовленного контракта с Sauber и прекращения переговоров с Toro Rosso руководители японского концерна станут ещё более неуступчивыми и будут сопротивляться любым попыткам McLaren досрочно разорвать существующее партнёрское соглашение. Сама идея сотрудничества Honda с небольшими командами была направлена конкретно на то, чтобы получать больше информации о работе силовых установок в условиях реальной гоночной трассы.

В гоночном подразделении Honda по-прежнему верят в свою программу, и продолжение работы с McLaren для них жизненно важно. Некоторую техническую поддержку японцам оказывают специалисты Mercedes, поскольку Формула 1 берёт курс на нивелирование разницы в возможностях силовых установок разных производителей. Не исключено, что худшее для Honda уже позади, и уже есть определённые признаки, это подтверждающие. Однако практически нет информации о настроениях руководства японского концерна после многочисленных неудач, происходивших у всех на глазах. Неясно даже, как ситуацию воспринимает Юсуке Хасэгава, руководитель гоночной программы Honda.

Если будет принято решение свернуть эту программу, то, скорее всего, оно будет носить внезапный характер и исходить от высшего руководства компании. Если события будут развиваться именно по такому сценарию, то в соответствии с требованиями действующего регламента поставлять двигатели McLaren должен будет кто-то из оставшихся производителей. Все попытаются сопротивляться, поскольку каждый и так работает с тремя командами. Но если Honda выйдет из игры, для McLaren всё должно закончиться тем, что она получит какие-то другие силовые установки.

В этой ситуации вновь проявятся последствия старой истории о промышленном шпионаже, датированной 2007 годом, в которой участвовали Ferrari и McLaren. Также тот скандал сильно испортил отношения между Mercedes и McLaren, и в итоге в 2009 году руководители немецкой компании приняли решение купить команду Brawn GP, которая на тот момент только что выиграла чемпионат мира. Именно тогда в Уокинге стали искать нового поставщика двигателей, но ирония судьбы ещё и в том, что в своё время именно позиция McLaren помогла Brawn получить моторы Mercedes.

Источник: F1News

Воскресенье 20 Августа 2017 08:18
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mclaren, honda, mercedes, ferrari

Читайте также: 10 ноября 1995 года Мика Хаккинен попал в тяжёлую аварию во время квалификации на городской трассе в Аделаиде, где тогда в последний раз проходил Гран При Австралии. Из-за прокола шины его McLaren занесло на скорости около 200 км/ч, и машина боком врезалась в отбойник, а в ведь в те времена не было системы HANS, да и конструкция кокпита была намного менее безопасной. В общем, то происшествие едва не закончилось трагически, финский гонщик был буквально на пороге смерти, однако благодаря решительным и своевременным действиям профессора Сида Уоткинса, тогдашнего медицинского делегата FIA, его удалось спасти. Два месяца Мика провёл на больничной койке, но уже в феврале 1996-го вернулся за руль McLaren, а ещё через пару лет стал чемпионом мира, завоевав свой первый титул. Как говорит Хаккинен, его «вторая жизнь» продолжается уже 23 года, при этом карьеру в Формуле 1 он завершил 17 лет назад в возрасте 33 лет, тогда как Кими Райкконен, в своё время занявший его место в McLaren, собирается гоняться до 41 года. «Та авария была настолько тяжёлой, что стала одной из причин, из-за которых я так рано ушёл из чемпионата, – вспоминает Мика. – Наверное, с тех пор не было ни дня, когда бы я об этом не думал. Но хуже всего было в больнице, мне казалось, что я в тюрьме. То, что со мной происходило, было крайне неприятно, я просто не в состоянии этого объяснить». Одно из последствий аварии – частичная потеря слуха правым ухом. Но даже в этом Хаккинен старается находить позитив: в настоящее время он сотрудничает с австрийской компанией Neuroth, специализирующейся на разработке и производстве современных слуховых аппаратов, стал одним из послов...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Савар: Пэт Фрай подписал контракт с McLaren

Стоффель Вандорн расстаётся с McLaren

McLaren 2019: Карлос Сайнс и Ландо Норрис

Команда объявила о расставании с Вандорном по итогам сезона

Пэт Фрай может вернуться в McLaren

В McLaren назовут состав пилотов до конца сентября

До конца недели в McLaren объявят о контракте с Сайнсом

Официально: Алонсо уходит из Формулы 1

Барнард критикует управленческие подходы McLaren

Зак Браун о переходе Джеймса Ки в McLaren