Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

С Михаилом Алёшиным мы беседовали в Бахрейне, во время финального этапа чемпионата мира FIA WEC, где он выступал в категории LMP2 за команду SMP Racing. Михаил присоединился к команде после окончания сезона в своей основной серии, IndyCar, и провёл в экипаже №27 за рулём BR01 три финальные гонки. В интервью F1News.Ru Михаил подвёл итоги прошедшего сезона...

Вопрос: Михаил, в чём главная особенность выступления на трассе Сахир в Бахрейне?
Михаил Алёшин: Главная особенность в том, что она находится в пустыне. Из-за этого здесь всегда много песка, и полностью трасса никогда не очищается – стоит подуть ветру, как уровень сцепления резко падает. Это может произойти прямо по ходу гонки, так что состояние трассы постоянно меняется. Вторая особенность в том, что гонка стартует вечером, после захода солнца, а часть тренировок проходит днём. В этот момент условия, конечно, совершенно другие.

Вопрос: Вы провели в WEC в этом году четыре этапа – Ле-Ман и три финальные гонки. В какой степени вы считаете выполненными свои задачи в этой серии?
Михаил Алёшин: Я очень рад тому, что мне представилась возможность вновь сесть за руль BR01 – это наше общее детище, я тестировал эту машину, когда она только появилась. Поэтому отношусь к ней, конечно, с теплотой. Приятно, что SMP Racing предоставила мне возможность выступить в Ле-Мане и в концовке сезона, и здорово, что машина под номером 37 поднялась на подиум в «24 часах Ле-Мана», это главное достижение нашей машины в WEC в этом году.

Вопрос: Если говорить о 2016 годе в целом, то насколько вы им удовлетворены?
Михаил Алёшин: В целом – вполне удовлетворён. В начале сезона в IndyCar не всё было гладко, потребовалось время, чтобы сработаться с новыми сотрудниками команды, к тому же возникли некоторые проблемы с визой, из-за которых я пропустил почти все тесты. Но потом, по ходу сезона, мы очень серьёзно прогрессировали, и во второй половине чемпионата даже боролись за победы. К сожалению, победить в итоге не удалось, но, по крайней мере, я стал первым россиянином, завоевавшим поул-позицию в IndyCar, и второе место в Поконо, на непростом овале – это очень серьёзное достижение. Отмечу, что я не специалист по овалам, и не ездил по ним с юных лет, как местные пилоты.

Вопрос: Какое достижение вы поставили бы выше – ваш поул в IndyCar, или подиум машины №37 в Ле-Мане?
Михаил Алёшин: Всё же на подиуме стоял другой экипаж, и я очень рад за ребят, это невероятное достижение, однако, вместе с тем, лично для меня был очень важен поул в Поконо. Потому что в конце 2014-го на таком же овале я попал в аварию, в которой чуть не лишился жизни, и через два года, вернувшись в серию, на очень похожей трассе завоевал поул. Для меня это, конечно, было очень важно. Кроме того, я бы особенно отметил мою первую в истории поул-позицию прототипа BR01 в гонке «24 часа Дайтоны» – это достижение было очень важным для нас, для всего российского автоспорта.

Вопрос: Вы знаете свои планы на следующий сезон?
Михаил Алёшин: Планы, конечно же, есть, но объявлять о них мы будем позже. Разумеется, у меня есть какие-то свои желания, но я – часть большой структуры, программы поддержки SMP Racing, и все решения мы принимаем сообща, с учётом всех обстоятельств, в том числе и общей стратегии.

Вопрос: Хорошо, но хотите ли вы и дальше выступать в IndyCar, и параллельно приезжать на этапы WEC?
Михаил Алёшин: Одно другому совершенно не мешает. Это две совершенно разные истории. Но для любого гонщика – чем больше ездишь, тем лучше.

Вопрос: Можно ли сказать, что именно гонки WEC позволяют легче переждать период межсезонья в IndyCar, который наступает очень рано, уже в сентябре?
Михаил Алёшин: Мои выступления в WEC полезны во всех смыслах. В том числе и для команды – я приезжаю после работы с совершенно другой техникой, со свежими впечатлениями, и что-то своё, наверное, привношу сюда. Полезно и для меня, конечно, потому что это очень интересная работа с прототипом – что-то улучшается, испытывается, это интересно для любого пилота.

Вопрос: Вы не раз говорили, что гонки IndyCar очень тяжелы физически – из-за трасс, отсутствия гидроусилителя и так далее. Чемпионат WEC – это гонки на выносливость, где по умолчанию пилотам должно быть нелегко. Где тяжелее?
Михаил Алёшин: Очень разные нагрузки, их нельзя сравнивать. В WEC тяжело из-за закрытых кокпитов – на такой трассе, как в Бахрейне, температура внутри по ходу гонки достигает 70 градусов. С другой стороны, перегрузки там тоже есть, но в IndyCar они намного выше, но там есть, чем дышать. В общем, это совершенно разные ощущения.

Вопрос: Какая из машин доставляет большее удовольствие?
Михаил Алёшин: Я люблю гонки в целом. Хоть на газонокосилках мне дадут погонять – просто гонки это моё, и мне всё равно, на чём ездить и соревноваться. Я в любом случае получу удовольствие.

Источник: F1News

Понедельник 05 Декабря 2016 11:16
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: михаил, алешин, indycar, достижение

Читайте также: Из гонщиков машины №11 команды SMP Racing старт в Ле-Мане был доверен Виталию Петрову, но после часа борьбы на трассе он вернулся в боксы, где спортпрототип BR1 находится до сих пор. Ситуацию прокомментировал Михаил Алёшин, который должен занять место за рулём, когда машину починят. Михаил Алёшин: «У нас технические проблемы, возможно, что-то с двигателем, но более точно сказать не могу. Но думаю, что мы должны продолжать борьбу, продолжать до самого конца. Пока мы ещё не проиграли гонку, надо просто возвращаться на трассу, тем более что погода может измениться, всё ещё может измениться. Скоро машину снова заведут, так что мы продолжим…» Отставание машины №11 от лидеров составляет уже 13 кругов. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Михаил Алёшин: Свою задачу мы выполнили

Михаил Алёшин проведёт полный сезон в Blancpain

Михаил Алёшин: Машина LMP1 напоминает формулу

Михаил Алёшин об IndyCar, WEC и Формуле 1

Михаил Алешин дебютирует в дрэг-рейсинге

Михаил Алёшин пропустит остаток сезона IndyCar

Уиккенс в пятницу заменит Алёшина на Road America

Михаил Алёшин: У нас была отличная тактика

Михаил Алёшин: Мы могли финишировать в пятёрке

Михаил Алёшин о «500 милях Индианаполиса»