Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Бывший гонщик Формулы 1, комментатор SkySport Мартин Брандл рассуждает о том, почему ошибочно говорить о «теории заговора» в Mercedes, и о везении Нико Росберга...

Я получил удовольствие от Гран При Малайзии – в этой гонке было всего понемногу. Свежий асфальт обеспечивал отличное сцепление и в воскресенье перед стартом раскалился до 56 градусов – этот жар проникал сквозь подошву ботинок.

Это был этап, на котором в значительной степени доминировал Льюис Хэмилтон – он и его машина так слились воедино, что это было настоящей гоночной поэзией в движении. Я сказал в эфире, что это самая сбалансированная машина Формулы 1, что я видел в эпоху Pirelli. За его действиями было приятно наблюдать, он был полностью нацелен на то, чтобы вернуть лидерство в чемпионате за пять гонок до конца сезона.

Когда перед стартом на машине Сайнса возникли технические проблемы, было похоже, что старт отложат – возникла ощутимая пауза, прежде чем включился светофор, но машина запустилась – в центре управления гонкой верно прочитали ситуацию, сработав идеально.

В Сепанге длинный участок на пути к первому повороту – больше 650 метров. На старте Росберг пристроился за Хэмилтоном, пытаясь атаковать напарника слип-стримом, а Феттель увидел свободное место справа от Ферстаппена. Он действовал почти так же, как Макс в Спа – манёвр был возможным, но очень рискованным – со сближением машин по мере приближения к апексу узкого поворота. Произошло столкновение, Росберга после удара сзади развернуло, а Феттель выбыл из борьбы, разбив подвеску.

Стюарды обычно сквозь пальцы смотрят на инциденты в первых поворотах, но на этот раз из-за большого внимания к произошедшему решили оштрафовать Феттеля потерей трёх мест на старте в Сузуке. В прямом эфире я назвал этот инцидент небольшой ошибкой, но после гонки очевидно, что он стоил Росбергу победы.

В первый раз Росбергу повезло, когда его машина не пострадала после удара со стороны Феттеля. Во второй – когда в него больше никто не врезался после разворота, хотя избегая этой аварии трое гонщиков столкнулись в средней группе.

Одной из причин объявления режима виртуальной машины безопасности вновь стали проблемы с тормозами у Грожана. Инженерам Haas нужно разобраться с ними за оставшиеся несколько дней до Гран При Японии.

В Red Bull разделили стратегию своих пилотов, тем не менее, на трассе они нашли друг друга и блестяще бок о бок проехали отрезок от 4 до 8 поворотов. Могу только предположить, что они пообещали юному Максу по радио тут же перевести его обратно в Toro Rosso, если он врежется в Риккардо. Это был решающий момент гонки, поскольку позже они в том же порядке заехали на одновременный пит-стоп, где Даниэля обслужили первым, а Макс был вынужден ждать.

Всё это произошло уже после того, как на 41-м круге у Льюиса Хэмилтона взорвался мотор. Хэмилтон покинул машину разочарованным и полным адреналина, и вышел к прессе со словами, что «кто-то, видимо, не хочет, чтобы он выиграл титул». Позже он разъяснил, что имел ввиду какие-то высшие силы.

Гнев Льюиса понятен. Эффективность силовой установки Mercedes последние три года является очевидным фактором успеха, но в этом году на семи машинах из восьми они работали очень надёжно, и только у Льюиса происходили поломки. Он даже упомянул, что в Mercedes в этом году построили 43 силовые установки, но ломались они только у него. Его гнев и недовольство можно понять.

Могли эти поломки быть вызваны ошибками при установке на машину? Очень маловероятно, поскольку отказы были разными, а учитывая опыт и выверенные процедуры команды, это легко обнаружить.

Могли быть вызваны поломки особенностями пилотирования Хэмилтона? С последним поколением коробок передач сейчас просто невозможно пропустить передачу или перегрузить двигатель. Если бы это было связано с агрессивной атакой поребриков и дополнительной динамической нагрузкой на коробку и другие узлы, это было бы сразу видно по телеметрии.

Возможен ли саботаж? Я бывал на базе Mercedes в Бриксуорте, где эти силовые установки разрабатывают, создают, производят и постоянно тестируют. Это невероятный комплект с сотнями высококвалифицированных специалистов и точным оборудованием, позволяющим создавать лучшие гибридные гоночные моторы. Но там нет отдела, в котором исследуют управляемые отказы.

Можно представить себе некоего Джейса Бонда, нажимающего некую красную кнопку, когда Хэмилтон имеет преимущество. Но передача любых данных из боксов в машину запрещена и невозможна – этому Бонду пришлось бы заставить Хэмилтона самому включить какой-то режим разрушения на руле.

Отказавший мотор отработал третью тренировку, квалификации и большую часть гонки. Могла быть какая-та программная закладка, выводящая его из строя в определённое время? Но все силовые установки управляются с помощью стандартной электроники FIA, которую производят в McLaren, и весь программный код и все данные доступны для контроля FIA.

Подумайте сами, если бы в Mercedes позволили бы себе подобным образом влиять на результаты международных спортивных соревнований, это было бы сравнимо с допингом на Олимпиаде или с «дизельгейтом» в Volkswagen. Если бы это действительно было так, последствия были бы очень серьёзными, это был бы глобальный позор и лавина судебных исков.

Даже те, кто подозревают здесь «теорию заговора», вряд ли думают, что его целью в Mercedes могла быть большая потеря очков в Кубке конструкторов и победный дубль Red Bull Racing.

Конечно, никакого заговора здесь нет. Просто Льюису в этом году не везёт, как не везло ему в дебютном 2007-м, когда он тоже мог стать чемпионом. Да, это странно, что все поломки происходят на его машине, но на его стороне сейчас лучшие инженеры Формулы 1, которые пытаются найти причину. В Mercedes должны надеяться, что проблемы не касаются всей партии новых силовых установок, в том числе и оставшегося нового мотора, который он получил в Спа, иначе его ждут очередные штрафы с потерей позиций на старте.

Росбергу же очень везёт. Пережив без последствий аварию в первом повороте, позже он столкнулся с Райкконеном и вновь машина продолжила движение, а полученный штраф в итоге не повлиял на итоговый результат. Теперь за пять этапов до конца чемпионата он лидирует почти с преимуществом в одну победу.

Одни говорят, что Нико не стоило наказывать за инцидент с Райкконеном, другие считают, что штраф должен быть более серьёзным, но именно за это мы любим живой спорт. Если бы у всех было одно мнение, мир стал бы скучным местом.

Мне действительно нравится Риккардо – и на трассе, и вне её – мне видится, что гонщик должен вести себя именно так. По итогам гонки стоит выделить Валттери Боттаса и Джолиона Палмера, проехавших дистанцию с одним пит-стопом, как и Фернандо Алонсо, вновь заработавшего очки после старта с последнего места.

Источник: F1News

Понедельник 03 Октября 2016 13:44
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mercedes, заговора, установки, поломки

Читайте также: Мику Хаккинена можно простить за несколько пристрастное отношение к Валттери Боттасу, и дело даже не в том, что ветеран Формулы 1 и перспективный гонщик Mercedes – соотечественники. Двукратный чемпион мира давно занимается карьерой Валттери и, разумеется, искренне радуется его успехам. На этот раз в своём блоге Мика проанализировал события Гран При Венгрии. В прошлое воскресенье все видели, как Валттери Боттас пропустил Льюиса Хэмилтона вперёд, чтобы он вступил в борьбу с Кими Райкконеном, и для Валттери это совершенно типичный поступок. Он лишён эгоизма, если речь идёт об интересах команды, на которую он работает. Разумеется, как любой другой классный гонщик, он вполне эгоистичен в своём желании победить, но при этом он достаточно умный человек и понимает, что, действуя сообща, вы приносите команде нужные результаты. То, что он сделал, требует дисциплины и хладнокровия. Он без труда мог остаться впереди Льюиса, но знал, что напарник едет быстро, и решение было принято в интересах команды. Потом, когда я увидел, что Льюис позволил Валттери выйти вперёд и отыграть позицию, я подумал, что это прекрасный пример настоящего сотрудничества. На последнем круге ситуация складывалась непросто, поскольку в конце гонки Макс Ферстаппен ехал очень быстро, и была вероятность, что он может пойти в атаку, но Валттери и Льюис сработали идеально. Валттери действовал очень дисциплинированно, а для того, чтобы контролировать свои эмоции, нужна сильная воля. Но он умеет мыслить на перспективу, понимает, что до конца сезона ещё далеко, и впереди ещё немало Гран При. Много всего может произойти. Сейчас он сосредоточен...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Ферстаппен: Мы в лучшей форме, чем в прошлых Гран При

Льюис Хэмилтон: Расстаться с Mercedes будет непросто

Грожан: Я звонил Тото Вольфу

Нико Росберг возглавит команду Mercedes в Формуле Е?

Вольфф: Самоуспокоенности в Mercedes быть не может

Тото Вольфф о контракте с Валттери Боттасом

В Williams не могут объяснить нехватку скорости

Ники Лауда: К счастью, я не стюард

Гран При Австрии: Элементы силовых установок

Тото Вольфф: У Mercedes и Ferrari общая цель