Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Бывший гонщик Формулы 1, комментатор SkySport Мартин Брандл рассуждает о том, почему ошибочно говорить о «теории заговора» в Mercedes, и о везении Нико Росберга...

Я получил удовольствие от Гран При Малайзии – в этой гонке было всего понемногу. Свежий асфальт обеспечивал отличное сцепление и в воскресенье перед стартом раскалился до 56 градусов – этот жар проникал сквозь подошву ботинок.

Это был этап, на котором в значительной степени доминировал Льюис Хэмилтон – он и его машина так слились воедино, что это было настоящей гоночной поэзией в движении. Я сказал в эфире, что это самая сбалансированная машина Формулы 1, что я видел в эпоху Pirelli. За его действиями было приятно наблюдать, он был полностью нацелен на то, чтобы вернуть лидерство в чемпионате за пять гонок до конца сезона.

Когда перед стартом на машине Сайнса возникли технические проблемы, было похоже, что старт отложат – возникла ощутимая пауза, прежде чем включился светофор, но машина запустилась – в центре управления гонкой верно прочитали ситуацию, сработав идеально.

В Сепанге длинный участок на пути к первому повороту – больше 650 метров. На старте Росберг пристроился за Хэмилтоном, пытаясь атаковать напарника слип-стримом, а Феттель увидел свободное место справа от Ферстаппена. Он действовал почти так же, как Макс в Спа – манёвр был возможным, но очень рискованным – со сближением машин по мере приближения к апексу узкого поворота. Произошло столкновение, Росберга после удара сзади развернуло, а Феттель выбыл из борьбы, разбив подвеску.

Стюарды обычно сквозь пальцы смотрят на инциденты в первых поворотах, но на этот раз из-за большого внимания к произошедшему решили оштрафовать Феттеля потерей трёх мест на старте в Сузуке. В прямом эфире я назвал этот инцидент небольшой ошибкой, но после гонки очевидно, что он стоил Росбергу победы.

В первый раз Росбергу повезло, когда его машина не пострадала после удара со стороны Феттеля. Во второй – когда в него больше никто не врезался после разворота, хотя избегая этой аварии трое гонщиков столкнулись в средней группе.

Одной из причин объявления режима виртуальной машины безопасности вновь стали проблемы с тормозами у Грожана. Инженерам Haas нужно разобраться с ними за оставшиеся несколько дней до Гран При Японии.

В Red Bull разделили стратегию своих пилотов, тем не менее, на трассе они нашли друг друга и блестяще бок о бок проехали отрезок от 4 до 8 поворотов. Могу только предположить, что они пообещали юному Максу по радио тут же перевести его обратно в Toro Rosso, если он врежется в Риккардо. Это был решающий момент гонки, поскольку позже они в том же порядке заехали на одновременный пит-стоп, где Даниэля обслужили первым, а Макс был вынужден ждать.

Всё это произошло уже после того, как на 41-м круге у Льюиса Хэмилтона взорвался мотор. Хэмилтон покинул машину разочарованным и полным адреналина, и вышел к прессе со словами, что «кто-то, видимо, не хочет, чтобы он выиграл титул». Позже он разъяснил, что имел ввиду какие-то высшие силы.

Гнев Льюиса понятен. Эффективность силовой установки Mercedes последние три года является очевидным фактором успеха, но в этом году на семи машинах из восьми они работали очень надёжно, и только у Льюиса происходили поломки. Он даже упомянул, что в Mercedes в этом году построили 43 силовые установки, но ломались они только у него. Его гнев и недовольство можно понять.

Могли эти поломки быть вызваны ошибками при установке на машину? Очень маловероятно, поскольку отказы были разными, а учитывая опыт и выверенные процедуры команды, это легко обнаружить.

Могли быть вызваны поломки особенностями пилотирования Хэмилтона? С последним поколением коробок передач сейчас просто невозможно пропустить передачу или перегрузить двигатель. Если бы это было связано с агрессивной атакой поребриков и дополнительной динамической нагрузкой на коробку и другие узлы, это было бы сразу видно по телеметрии.

Возможен ли саботаж? Я бывал на базе Mercedes в Бриксуорте, где эти силовые установки разрабатывают, создают, производят и постоянно тестируют. Это невероятный комплект с сотнями высококвалифицированных специалистов и точным оборудованием, позволяющим создавать лучшие гибридные гоночные моторы. Но там нет отдела, в котором исследуют управляемые отказы.

Можно представить себе некоего Джейса Бонда, нажимающего некую красную кнопку, когда Хэмилтон имеет преимущество. Но передача любых данных из боксов в машину запрещена и невозможна – этому Бонду пришлось бы заставить Хэмилтона самому включить какой-то режим разрушения на руле.

Отказавший мотор отработал третью тренировку, квалификации и большую часть гонки. Могла быть какая-та программная закладка, выводящая его из строя в определённое время? Но все силовые установки управляются с помощью стандартной электроники FIA, которую производят в McLaren, и весь программный код и все данные доступны для контроля FIA.

Подумайте сами, если бы в Mercedes позволили бы себе подобным образом влиять на результаты международных спортивных соревнований, это было бы сравнимо с допингом на Олимпиаде или с «дизельгейтом» в Volkswagen. Если бы это действительно было так, последствия были бы очень серьёзными, это был бы глобальный позор и лавина судебных исков.

Даже те, кто подозревают здесь «теорию заговора», вряд ли думают, что его целью в Mercedes могла быть большая потеря очков в Кубке конструкторов и победный дубль Red Bull Racing.

Конечно, никакого заговора здесь нет. Просто Льюису в этом году не везёт, как не везло ему в дебютном 2007-м, когда он тоже мог стать чемпионом. Да, это странно, что все поломки происходят на его машине, но на его стороне сейчас лучшие инженеры Формулы 1, которые пытаются найти причину. В Mercedes должны надеяться, что проблемы не касаются всей партии новых силовых установок, в том числе и оставшегося нового мотора, который он получил в Спа, иначе его ждут очередные штрафы с потерей позиций на старте.

Росбергу же очень везёт. Пережив без последствий аварию в первом повороте, позже он столкнулся с Райкконеном и вновь машина продолжила движение, а полученный штраф в итоге не повлиял на итоговый результат. Теперь за пять этапов до конца чемпионата он лидирует почти с преимуществом в одну победу.

Одни говорят, что Нико не стоило наказывать за инцидент с Райкконеном, другие считают, что штраф должен быть более серьёзным, но именно за это мы любим живой спорт. Если бы у всех было одно мнение, мир стал бы скучным местом.

Мне действительно нравится Риккардо – и на трассе, и вне её – мне видится, что гонщик должен вести себя именно так. По итогам гонки стоит выделить Валттери Боттаса и Джолиона Палмера, проехавших дистанцию с одним пит-стопом, как и Фернандо Алонсо, вновь заработавшего очки после старта с последнего места.

Источник: F1News

Понедельник 03 Октября 2016 13:44
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mercedes, заговора, установки, поломки

Читайте также: Немецкий Sport Bild цитирует Берни Экклстоуна, который говорит о будущем Формулы 1 и возможном дебюте Мика Шумахера через несколько лет… Берни Экклстоун: «Не думаю, что 2017-й прервёт доминирование Mercedes. Их силовая установка останется лучшей и обеспечит команде огромное преимущество. Уравнять ситуацию может лишь новый регламент на моторы – и нужно принять его как можно скорее. Внимание зрителей сейчас привлечь сложнее, чем прежде, поэтому имеет смысл разделить гонку на два спринта по сорок минут – на мой взгляд, это соберёт больше зрителей у телеэкранов, чем одна длинная гонка. Впрочем, в Liberty Media могут поступить так, как считают нужным. Приход Мика Шумахера? Если он окажется так же хорош, как его отец, почему бы нет? Будет здорово для Формулы 1, если фамилия Шумахер вновь будет представлена в этом спорте». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Сайнс: Объявление о контракте Боттаса – вопрос времени

Ники Лауда: Своими успехами в Mercedes обязаны людям

Тото Вольфф: Боттас важен для Williams

Чемпионская статистика трёх сезонов от Mercedes

Хельмут Марко: В Mercedes не станут рисковать

Франц Тост: Мы тратим слишком много денег

Джеймс Аллен о трех фазах становления Хэмилтона

Нико Росберг: Верляйн – надежда Германии

Джолион Палмер: Не всё зависит только от Льюиса…

Дэвид Култхард о своих первых машинах...