Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В 2016 году в Renault F1 выступает Джолион Палмер, сын Джонатана Палмера, бывшего британского гонщика Формулы 1, который провёл в чемпионате мира 6 сезонов, в основном выступая за команды второго эшелона. Но спортивные интересы Палмера-старшего не ограничивались Формулой 1, например, в 1985-м он занял второе место в «24 часах Ле-Мана». Кроме того, он вполне успешный бизнесмен, и его компания MotorSport Vision занималась многими, порой довольно масштабными гоночными проектами, достаточно вспомнить такие серии, как Формула Palmer Audi и Формула 2.

Ровно 20 лет назад, в августе 1996-го, на страницах журнала F1 Racing Джонатан Палмер опубликовал своё мнение о том, почему Формуле 1 не хватает зрелищности, и его рассуждения могут быть интересны сегодняшним болельщикам, тем более, дискуссии на эту тему, наверное, будут продолжаться вечно.

Когда вы в последний раз видели, чтобы гонщик Формулы 1 намеренно пускал машину в управляемый занос и контролировал поведение задних колёс, очень точно дозируя тягу и поворачивая руль в сторону заноса?

Скорее всего, вы такого не видели уже много лет. В наши дни гонщики Формулы 1 редко пользуются этим приёмом, а если и прибегают к нему, то лишь на какую-то долю секунды и в самых медленных поворотах.

Как и многие, я считаю, что умение контролировать машину в зрелищном заносе – удел таких гоночных легенд, как Стирлинг Мосс, Джим Кларк, Джеки Стюарт... Мы всё это помним по архивным фотографиям. Но чем объясняется современная тенденция строго удерживать машины на траектории?

Прежде всего тем, что сейчас в Формуле 1 применяются радиальные шины с жёсткими боковинами, которые плохо работают, когда начинается скольжение. В наши дни проходить повороты с избыточной поворачиваемостью – значит, терять скорость и время, а если делать это часто, то резина будет сильно перегреваться и быстро изнашиваться.

Кроме того, допускать скольжение машины – значит, идти на риск. Современные гоночные шины теряют сцепление с асфальтом практически мгновенно, и машину яростно срывает с трассы, поэтому контролировать её поведение в заносе под силу только гонщикам, которые пилотируют с абсолютной уверенностью, опираясь на свои рефлексы, как это делают Михаэль Шумахер или Жан Алези. Только им под силу укротить машину, если она пытается проявить норов.

Гонщик Jordan Мартин Брандл (ныне популярный комментатор британского телеканала Sky Sports в 1996-м выступал за команду Эдди Джордана) сформулировал довольно удачно: «Про того, кто на сухой трассе проходит повороты с явной избыточной поворачиваемостью, можно сказать две вещи: смелости через край, а вот ума не хватает».

Жаль, что современные машинам Ф1 смотрятся в поворотах не так выигрышно. И хочется вновь увидеть, как они скользят по трассе в заносе на полной скорости, ведь когда гонщик пилотирует на пределе, это должно производить сильное впечатление. Зрелище, когда он балансируют на грани, удерживая машину на трассе, понравилось бы зрителям, поскольку тут реально видно мастерство пилота.

Нужны доказательства? Помните, все мы были в полном восторге, наблюдая за тем, как Михаэль Шумахер контролирует свою Ferrari на залитом водой каталонском кольце на пути к победе в Гран При Испании (речь о знаменитой гонке в Барселоне, состоявшейся 2 июня 1996 года, когда Михаэль одержал свою первую победу за рулём Ferrari). На мокром асфальте машины скользят легче, и, что важно, резина при этом не перегревается.

Иногда казалось, что Шумахер пускал машину в занос просто ради забавы. А представляете, насколько лучше все это смотрелось бы на сухой трассе, когда скорости выше, а брызги не мешают видимости?

Когда гонщик контролирует машину в заносе, он испытывает самые восхитительные ощущения, и уровень эмоций тем выше, чем выше скорость – в ситуации, когда подобный приём не приводит к потере времени. Я никогда не забуду мои гонки в Сильверстоуне за рулём спорткара Porsche 956, когда поворот Stowe я проходил в скольжении на скорости за 230 км/ч, удерживая машину на траектории за счёт работы газом и повернув руль на пол-оборота в сторону заноса. Это было зрелищно, и это было быстро.

Почему проявления избыточной поворачиваемости доставляют такое удовольствие? По трём причинам. Во-первых, хорошо видно, что машина едет на пределе, а именно к этому стремятся все настоящие гонщики. Во-вторых, при этом ты лучше контролируешь поведение машины: рулём управляешь передними колёсами, а газом – задними. В третьих, ты понимаешь, как здорово всё это смотрится со стороны, и любой гонщик, который думает об интересах спорта, знает, насколько важна поддержка болельщиков.

Может ли это зрелище вернуться в Формулу 1? Я полагаю, что может, но для этого должны стать другими и машины, и резина. Но для начала все в Ф1 должны прийти к единому мнению: интересы публики – приоритет, и они важнее, чем стремление участников чемпионата добиться максимальных скоростей. Движение в этом направлении уже началось, и, вероятно, через два года будут уменьшены размеры крыльев – такая мера должна способствовать обгонам.

Но даже это не поможет машинам более зрелищно смотреться в поворотах. Этому способствовало бы радикальное снижение прижимной силы, примерно на две трети. В идеале ещё надо бы убедить производителей шин вернуться к диагональной резине, для которой характерны более значительные углы увода, чем для современной радиальной.

Но более реалистичными мерами всё-таки представляются существенное ограничение прижимной силы и переход на более жёсткие составы резины, прогрев которой потребовал бы более агрессивного стиля пилотирования, а это опять же способствовало бы скольжению машин в поворотах. Да, всё это приведёт к снижению скоростей, и результаты прохождения кругов вырастут секунд на десять, но всё равно машины останутся очень быстрыми.

Ах, если бы только можно было вернуть те времена начала 80-х, когда лучшие гонщики заправляли свои машины в поворот Casino в Монако, ставя их боком, повернув руль в сторону заноса, и переднее колесо, которое внутри поворота, вывешивалось в воздухе… Многие нынешние зрители Формулы 1 это бы оценили!

Источник: F1News

Вторник 16 Августа 2016 20:36
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: гонщик, поворотах, заносе, палмер

Читайте также: C начала сезона 2016 года по ходу каждой гонки на официальном сайте чемпионата проходит голосование болельщиков, выбирающих «Лучшего гонщика дня». В прошлом году в число лучших попали сразу десять пилотов, в том числе россиянин Даниил Квят, но чаще других называли Макса Ферстаппена – восемь раз. В 2017-м лишь семь гонщиков назывались лучшими. Вместе с переменами в регламенте изменилась и расстановка сил. В Ferrari сражались с Mercedes за победы, а для Red Bull Racing и Макса Ферстаппена сезон поначалу складывался неудачно, что сказалось на результатах голосования. В 2017-м в числе «Лучших гонщиков дня» появилось два новых имени – Валттери Боттас и Лэнс Стролл, а победу одержал Себастьян Феттель – его назвали лучшим по итогам семи гонок из двадцати. По итогам двух лет Ферстаппен пока сохраняет за собой первую строчку в общем рейтинге опроса, лишь на одно очко опережая Феттеля. Интересно, что обладатель чемпионского титула второй год подряд набирает не так много голосов – в 2016-м Нико Росберг был признан «Лучшим гонщиком дня» только однажды – после Гран При Италии, а в 2017-м Льюис Хэмилтон набрал три голоса. Сводная таблица: Кого называли «Лучшим гонщиком дня» Гонщик 2016 2017 Всего Макс Ферстаппен 8 3 11 Себастьян Феттель 3 7 10 Льюис Хэмилтон 1 3 4 Даниэль Риккардо 1 2 3 Валттери Боттас 0 3 3 Кими Райкконен 1 1 2 Роман Грожан 2 0 2 Серхио Перес 2 0 2 Кевин Магнуссен 1 0 1 Нико...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Мика Хаккинен: Шумахер никогда не сдавался

Гонщик команды Массы устроил драку на картодроме

Сын Хуана-Пабло Монтойи делает успехи в картинге

Эстебан Окон оказался в снежной ловушке на трассе М25

Бриаторе: Ферстаппен – исключительный гонщик

О шансах на возвращение Роберта Кубицы

В FIA расследуют аварию в гонке исторических машин

Гонщик NASCAR сравнил машину Формулы 1 с ракетой

Жак Вильнёв: Кими – не просто гонщик номер два

Дэвид Култхард: Я не понимаю решения Верляйна