Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Британский журналист Джеймс Аллен рассуждает о последствиях предстоящего выхода Великобритании из Евросоюза, за который проголосовало большинство принявших участие в недавнем общенациональном референдуме.

Этот блог посвящён Формуле 1, а не политике, но в Ф1 всё устроено сложнее, чем кажется на первый взгляд, и можно предположить, что в ближайшее время ничего не произойдёт. По крайней мере, пока следующий премьер-министр – вероятно, им станет Борис Джонсон – не применит законы, которые сделают процесс выхода из Евросоюза необратимым.

Берни Экклстоун уже какое-то время назад разлюбил Европу и переносит гонки с традиционных трасс в Азию, на Ближний Восток и в Америку, которые однозначно станут рынками будущего. Европейская экономика теряет позиции, и в этой ситуации местным и государственным фондам тяжело оплачивать дорогостоящие контракты на проведение гонок. Можно ожидать, что в следующем сезоне Гран При Германии проводиться не будет, а включение Хоккенхайма в календарь чемпионата 2018 года зависит от того, сколь велики будут финансовые потери от предстоящей июльской гонки.

У Сильверстоуна долгосрочный контракт, но в нём оговорены условия расторжения, однако следующей страницей в истории автодрома, похоже, станет его продажа компании Jaguar Land Rover (JLR). При этом подразумевается, что трасса останется домом для британского автоспорта и продолжит принимать гонки. Но JLR – крупнейший инвестор автомобильной индустрии Великобритании и сейчас находится в сложном положении: вряд ли в этой компании захотят продолжать вкладывать средства в британские активы, пока ситуация будет оставаться неопределённой.

Однако, несмотря на все усилия FOM, значительная часть телеаудитории Формулы 1 по-прежнему остаётся европейской. Более 60% всей массы болельщиков проживает в странах Европы, поэтому старт многих выездных гонок назначается на странное время, чтобы в максимальной степени соответствовать европейской сетке вещания. Если Экклстоун не хочет проводить гонки в Европе, он по-прежнему может продавать здесь права на телетрансляции, и такие телекорпорации, как Sky платят за это миллионы фунтов стерлингов.

Кстати, о фунтах…

Одно из более приятных последствий референдума для команд, базирующихся на территории Великобритании, состоит в том, что фунт стерлингов теряет в цене по отношению к доллару. Несколько месяцев назад курс был на уровне 1,6, теперь скатился до 1,3 и, вероятно, будет снижаться дальше. Экономисты предполагают, что стратегия Bank of England будет состоять в том, чтобы позволить национальной валюте свободно колебаться, и он не будет вмешиваться в происходящее, по крайней мере, в ближайшей перспективе.

Валютой Формулы 1 по умолчанию является доллар США. Поэтому, к примеру, если команды ожидали на этой неделе поступления в размере $10 млн., то при курсе в 1,3 это будет 7,7 млн. фунтов на их банковских счетах. А ещё весной по старому курсу это было бы только 6,25 млн. фунтов. Это значительная сумма для команд Формулы 1, а если учесть, что самые успешные из них получают от FOM более $150 млн. ежегодно плюс спонсорские средства, то обесценивание фунта им только на руку. Разумеется, им приходится покупать товары и услуги в Европе, Азии и США, а всё это теперь подорожает, но всё равно они получат значительную выгоду.

Команды и их персонал

Наиболее очевидный вопрос, возникающий в связи с Brexit, заключается в следующем: если Великобритания выйдет из состава Евросоюза, где узаконено свободное перемещение рабочей силы, то что произойдёт с европейскими инженерами и специалистами, которые трудятся на британских базах команд? Или что будет с британскими инженерами, такими как Джеймс Эллисон и Джок Клиа, которые работают в Ferrari?

Юристы, специализирующиеся в вопросах трудоустройства, уже советуют квалифицированным сотрудникам-выходцам из стран Евросоюза идти и заполнять 85-страничные запросы на разрешение бессрочного пребывания на территории Соединённого Королевства и получение вида на жительства, если они до сих пор этого не сделали. Некоторые уже подали заявления на британское гражданство.

На всё это есть ещё как минимум года два, пока сработает британское законодательство, тем более, высококвалифицированных специалистов, работающих в автоспортивной индустрии, вряд ли попросят из страны, поскольку эта сфера экономики приносит казне миллиарды фунтов.

Расследование Еврокомиссии в отношении Формулы 1

Маргрет Фестагер, глава европейской антимонопольной комиссии, в настоящее время занята изучением официальной жалобы, поданной командами Force India и Sauber, которых не устраивает, как организовано руководство Формулой 1, прежде всего, с финансовой точки зрения. Пока нет признаков, что Фестагер планирует взяться за Формулу 1 так, как она взялась за Google и другие компании, ведущие деловую активность на территории Евросоюза.

FIA базируется в Париже и Женеве. Париж находится на территории Евросоюза, в отличие от Женевы. И если Великобритания выйдет из Евросюза, тогда организации, распределяющие средства между командами, т.е. FOM и фонд CVC, чьи штаб-квартиры находятся в Лондоне, теоретически могут оказаться вне пределов юридической досягаемости.

Обо всём этом будет много разговоров в дни предстоящего Гран При Австрии.

Источник: F1News

Понедельник 27 Июня 2016 02:44
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: евросоюза, джеймс, территории, великобритании

Читайте также: Сезон завершился совсем недавно, но конструкторы, инженеры и другие сотрудники технического департамента Toro Rosso полным ходом ведут подготовку к 2017 году. Технический директор команды Джеймс Ки рассказал о том, как продвигается работа по созданию нового шасси, STR12. Вопрос: Команды Формулы 1, готовясь к 2017 году, не просто заняты привычным делом, разрабатывая и создавая новые машины: всем приходится разбираться с серьёзными изменениями, внесёнными в технический регламент…Джеймс Ки: Да, они весьма существенные. На самом деле, если говорить о корпусе, подвеске и шинах, то это самые серьёзные перемены на моей памяти за почти 19 лет, что я работаю в Формуле 1. Шасси изменится заметнее, чем в 2009 году, и однозначно больше, чем в 2014-м. Всё это очень интересно! В основном идут два процесса. Во-первых, мы ведём чрезвычайно обширные исследования, поскольку необходимо понять, что сделает машину быстрой в условиях действия нового регламента. При этом у нас нет возможности испытывать её в реальности: на протяжении долгого времени мы можем работать только с цифровыми моделями. Но в январе этот процесс завершится. Затем вы приступаете к зимним тестам, они проходят уже на трассе, после чего вам предстоит в течение всего сезона иметь дело с результатами той работы, которая долгое время велась только в виртуальном мире. Предварительные изыскания в рамках проекта 2017 года мы начали ещё в сентябре 2015-го, так что работа идёт уже 14 месяцев. Тогда новый регламент в части шасси ещё не был окончательно сформулирован, но мы считали, что чем раньше начнём, тем будет лучше, как бы ни менялись требования. Вопрос: Чем вы в тот...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Джеймс Ки: Из-за мелочей мы откатываемся назад

Тост: Джеймс Ки может стать лучшим конструктором Ф1

Джеймс Ки: Мы будем дорабатывать эту машину

Джеймс Эллисон покинул Ferrari

Джеймс Аллен о последствиях Brexit

Эллисон: В следующем году мы начнём бить рекорды

Джеймс Ки: Пожалуй, это моя лучшая машина

Джеймс Ки: Мы уже начали подготовку к 2017 году

Джеймс Ки: Наши цели в 2016-м останутся прежними

Ки: Мы решили предположить, каким будет мотор Ferrari