Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

22 мая исполнилось 50 лет со дня дебюта McLaren в Формуле 1. В интервью официальному сайту чемпионата президент и исполнительный директор McLaren Technology Group Рон Деннис вспоминает славную историю команды, которую он возглавил ещё в начале 80-х.

Вопрос: В Монако будет отмечаться 50-летие первого Гран При, в котором принимала участие ваша команда (Монако, 1966 год). На протяжении большей части этого времени вы были её руководителем. Могли бы вы рассказать о самых значимым, самых забавный и самых драматичных моментах в её истории? Может быть, начнём с вас? Когда вы возглавили команду в конце 1980 года, Формула 1 только недавно превратилась из «спорта джентльменов» в глобальный бизнес, и вы активно способствовали этим переменам. Вам просто повезло, вы занялись этим делом в удачный момент?
Рон Деннис: В конце 1980-го началась глава моей гоночной карьеры, связанная с McLaren, но я работал в Формуле 1 с 1966 года, и тогда я был в команде Cooper. Но на протяжении 14-ти лет, между 1966-м и 1980-м, я следил за развитием различных сторон спорта и, конечно, хотел внести свой вклад в развитие нашей команды и формирование бренда McLaren.

Вопрос: И, вероятно, хотели заработать какие-то деньги?
Рон Деннис: Для меня заработать деньги всегда было и всегда будет второстепенной целью. Другие стимулы для меня гораздо привлекательнее. Кроме того, с точки зрения бизнеса, если ты зарабатываешь деньги, значит, твоя компания преуспевает. И я хочу, чтобы McLaren вновь добилась успеха, и всегда буду к этому стремиться.

Более того, деньги значат для меня гораздо меньше, чем победы. Но когда вы говорите об успехе в контексте Формулы 1, люди думают, что речь идёт только о победах в гонках. Разумеется, это крайне важно, но я всегда стремился добиться успеха и во всём остальном. Я хотел, чтобы McLaren во всех отношениях стала самой инновационной компанией в Формуле 1, а теперь я хочу, чтобы во всем мире её признавали самой передовой и новаторской компанией во многих других высокотехнологичных отраслях, из которых далеко не все связаны с гонками.

Вопрос: С тех пор как вы возглавили McLaren, команда славится своим инновационным подходом, верно?
Рон Деннис: С самого начала я был полон решимости добиться, чтобы McLaren использовала все существующие технологии, включая те, которые ранее никогда не применялись в Формуле 1. Первая машина из углепластика – это McLaren MP4/1 1981 года, и она стала исторической вехой в области разработки гоночных шасси, что было крайне важно для повышения стандартов безопасности, но не только поэтому.

Кстати, на самом деле, концепция, заложенная в MP4/1 изначально была задумана ещё моей предыдущей компанией, Project Four…

Когда мы научились производить более прочные и жёсткие шасси, в то время это открыло широкие возможности для развития Формулы 1, и команда McLaren была в авангарде этой революции, мы раньше всех добились преимущества, поскольку стали конкурентоспособнее. Другими словами, мы начали побеждать.

Но в начале 80-х внимание McLaren к инновациям касалось не только техники. Мы стали по-новому подходить и к управлению командой, к культуре производства, к тому, как должны выглядеть машины и весь персонал, даже к тому, как выглядит наша база, и какая там атмосфера. С первого дня я хотел, чтобы все, кто работает в McLaren, были постоянно настроены на достижение идеальных результатов.

Вопрос: В конце 1980 года приобретение McLaren стало весьма смелым поступком, учитывая состояние, в котором тогда была команда, только что пережившая три неудачных сезона (1978-го, 1979-го и 1980 гг.) Долго ли вы раздумывали, прежде чем принять это решение?
Рон Деннис: (смеётся) На самом деле, никаких раздумий не было. На тот момент я уже провёл переговоры с Philip Morris (табачной корпорацией, в которую входила компания Marlboro, давний спонсор McLaren) – она поддерживала не только McLaren в Формуле 1, но и несколько моих команд, выступавших в молодёжных чемпионатах Ф2, Ф3 и серии Procar (монокласс, где участвовали спорткары BMW M1 – этапы этой серии проводились в дни Гран При в качестве гонок поддержки).

Я пытался убедить Philip Morris, что спонсорство нашей компании в Формуле 1 даст более заметный эффект, чем поддержка McLaren. Они задумались о таком варианте, но быстро пришли к выводу, что для их бренда важна ассоциация Marlboro с McLaren. Однако эта команда в то время выступала неважно, а поскольку я предлагал им работать с успешной командой Формулы 1, вполне логично было приобрести McLaren и добиться успеха вместе с ней.

Таким образом в 1981-м компания McLaren стала называться McLaren International, и мы быстро начали превращать её в современную, более динамичную и успешную команду Формулы 1. Так что это вовсе не было агрессивным поглощением, и изначально речь шла о приобретении 50% акций, но к моему удивлению через 18 месяцев Тедди Майер (тогдашний руководитель команды) сказал, что его опасения относительно запредельной цены турбомоторов становятся всё сильнее, и поэтому он готов выйти из игры. Так мне представилась возможность приобрести контрольный пакет акций компании, что я сделал немедленно.

Вопрос: Вы же были тогда относительно молоды…
Рон Деннис: Да, мне было 32 года. Догадываюсь, вы скажете, что тот период был очень сложным для довольно молодого человека. Тогда у меня было не так много денег, а в такой ситуации вы должны найти единомышленников, которые разделяют ваши взгляды, вашу страсть, и которые могут помочь финансировать программу перехода на турбомоторы. Конечно, таким человеком стал Мансур Оджей – в 1984-м он вошёл в состав акционеров McLaren, с тех пор став моим деловым партнёром.

Вопрос: 17 из 20-ти своих побед в чемпионатах McLaren одержала под вашим руководством. Какая из них была самая радостная, какая – самая удивительная и самая неожиданная?
Рон Деннис: Все эти победы разные, с каждой связаны свои приятные моменты и свои переживания. Но однозначно, что самым лучшим станет наш следующий титул. Такие люди, как я, всегда смотрят вперёд.

Но раз вы задали такой вопрос, то многие склонны считать, что с титулом, который Льюис Хэмилтон завоевал в 2008 году, нам немного повезло, поскольку он был выигран в последнем повороте последнего круга последнего Гран При сезона. На самом же деле, я считаю, что именно тогда команда сработала максимально профессионально.

Нам пришлось принимать очень сложные решения по поводу выбора шин на последний отрезок гонки, а менявшиеся погодные условия только усложняли расчёты. Это одна из самых рискованных ситуаций, который только могут быть в Формуле 1, и тогда нам не нужно было побеждать в гонке, чтобы выиграть чемпионат – достаточно было финишировать пятыми. В тот уик-энд наш подход к работе был предельно взвешенным, и мы чётко контролировали каждый свой шаг.

Судя по результатам прохождения предыдущих кругов, Льюис должен был финишировать пятым – всё так и случилось, хотя события развивались так, что пришлось понервничать. Но та победа в чемпионате мира принесла огромное удовлетворение, потому что команда по-настоящему проявила дисциплину. Совершенно точно, что дело не в удаче.

Вопрос: Теперь хочется поговорить о технических инновациях, пионерами которых стала McLaren: от монокока из углепластика, до системы brake-steer (позволявшей перераспределять тормозное усилие между задними колёсами) и аэродинамического воздуховода. Какой из этих разработок вы гордитесь больше всего?
Рон Деннис: Несомненно, больше всего меня расстроила история с системой brake-steer, поскольку ещё до того, как мы добились её нормальной работы, фотограф Даррен Хит засунул свою камеру в кокпит MP4/12 Мики Хаккинена и сделал снимок педального колодца, после того, как машина сошла с дистанции Гран При Европы 1997 года, проходившем на Нюрбургринге. Фото было опубликовано в журнале F1 Racing, где он тогда работал, и все увидели, что в нашей машине три педали. Это было совершенно легальное изобретение, остроумное и эффективное, но в итоге его запретили.

Было много других инженерных решений: например, активная подвеска была не нашим изобретением, но однозначно мы довели её до ума. McLaren MP4/8, на которой в 1993 году Айртон Сенна одержал яркую победу в Донингтоне, а также выиграл ещё четыре Гран При, была невероятной умной машиной. При прохождении поворота она могла многократно менять свою программу, запоминала оптимальные точки для переключения передач, рассчитывали интенсивность торможений – это был технологический шедевр.

Конечно, было приятно видеть, как Айртон доминировал тогда в Донингтоне , но для меня самая важная гонка – это Гран При Монако, который McLaren выигрывала 15 раз – больше, чем любая другая команда.

Вопрос: Какую из машин McLaren вы любите больше всего?
Рон Деннис: Для меня очень важна эстетика. Когда я смотрю на наши машины, для меня эстетический аспект преобладает, но с другой стороны, я верю в том, что форма вторична по отношению к функциональности. Быстрая гоночная машина очень часто красиво выглядит. На самом деле, это распространяется не только на гоночные машины – один из моих самых любимых примеров из области дизайна –Lockheed SR-71 Blackbird, который обычно называют самолётом-невидимкой. Его дизайн и стиль на 100% подчинены функциональности, и в результате мы восхищаемся его прекрасными формами.

Если же говорить о наших машинах, то моя привязанность – это McLaren-Honda MP4/4, которая выиграла 15 из 16-ти гонок 1988 года. Она отличалась безупречным дизайном. На самом деле, она выиграла бы все 16 Гран При, если бы Айртон не врезался в Williams Жана-Луи Шлессера, когда обходил того на круг. Даже сегодня, спустя 30 лет, когда мы встречаемся с Жаном-Луи, мы всегда обмениваемся шутками на эту тему.

И всё-таки сезон 1988-го года был фантастическим. Помню, в какой-то момент мне позвонил президент компании, которая была одним из наших главных спонсоров, и пожаловался, что мы выигрываем слишком много гонок. Поскольку эта компания вносила очень существенный вклад в наш бюджет, я ответил неопределённо: «Да, я понимаю, я приму к сведению, да, в интересах спорта, да…» А потом, положив трубку, секунд через 30 я расхохотался. Помню, я подумал: «Наверное, он шутит! Неужели он думает, что мы намеренно прекратим выигрывать? Чтобы я это допустил? Держи карман шире!»

Вопрос: А можете назвать того спонсора?
Рон Деннис: Ну, я же говорю, это был один из наших крупнейших спонсоров. Не надо быть Эйнштейном, чтобы вычислить, кто именно! (смеётся)

Вопрос: Перейдём к гонщикам: за вашу команду выступали многие славные чемпионы – Айртон Сенна, Ален Прост, Мика Хаккинен, Ники Лауда, Льюис Хэмилтон, Фернандо Алонсо, Дженсон Баттон и другие. Кто из них произвёл на вас самое сильное впечатление и почему?
Рон Деннис: Все они разные. Моя карьера в Формуле 1 длится долгие годы, и мой возраст по отношению к возрастут наших гонщиков очень влияет на мои отношения с ними. Самым первым гонщиком, услуги которого я оплачивал, стал Грэм Хилл, и это было в 1971 году. Тогда он уже был двукратным чемпионом мира, принадлежал к элите автоспорта, хотя при этом выступал на моей машине в Формуле 2, будучи старше меня на 18 лет. Можете представить, что наши отношения очень отличались от тех, которые сейчас у меня с Фернандо и Дженсоном, поскольку сейчас разница в возрасте ещё больше, но в другую сторону.

Возможно, самые приятные отношения у меня складывались с гонщиками, которые примерно были моими ровесниками. У нас были общие интересы, мы обменивались шутками по поводу девчонок, обсуждали всякие развлечения, а на самом деле не только обсуждали, но и веселились вместе.

Сейчас я бы не стал ходить по ночным клубам с Фернандо или Дженсоном, не говоря уже о Стоффеле Вандорне. Возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что все наши гонщики, кто добился успеха, мои любимые, и наши отношения очень зависят от такого фактора, как возраст.

Вопрос: Какие моменты гонок были самыми невероятными? А какие – самые смешными?
Рон Деннис: Говорят, когда Мика победил в Спа в 2000 году, я восторге вскинул руку – по-моему, в это вполне можно поверить. Его невероятный обгон, когда он опередил Михаэля Шумахер в тот момент, когда обходил на круг Рикардо Зонту, останется в памяти на всю жизнь. Я бы назвал тот обгон лучшим за всю историю спорта.

Вопрос: Почему?
Рон Деннис: Наша машина и Ferrari в тот день были равны по скорости, и хотя Мика ехал на пределе, неумолимо сокращая отставание от Михаэля, тот прекрасно оборонялся, сдерживая натиск. Но Мика на полном газу прошёл поворот Eau Rouge, хотя трасса за пределами траектории ещё была мокрой, а потом за долю секунды принял решение и перед Les Combes обошёл не только Рикардо, но и Михаэля. Тот, видимо, был просто поражён, поскольку сам в тот момент обогнал Рикардо с другой стороны, но только более осторожно. Рикардо тоже был в шоке – с обеих сторон его обошли две ракеты, управляли которым два самых быстрых гонщика своего времени. Даже сейчас, когда я смотрю запись той гонки, я не могу сдержать улыбку.

Что касается забавных моментов, то, если честно, по ходу гоночных уик-эндов мне как правило не до смеха, потому что трасса Формулы 1 – это своего рода офис, где я занимаюсь решением деловых вопросов, и моё поведение определяется необходимостью руководить и показывать пример. С годами у меня сложилась репутация одного из самых угрюмых людей паддока – полагаю, потому, что на пит-уолл я всегда кажусь бесстрастным.

На самом деле, я всегда считал, что в дни гоночного уик-энда нельзя давать волю эмоциям, потому что в эмоциональном состоянии ты обычно принимаешь не самые хорошие решения. Хотя бывают исключения, как это было в Спа в 2000 году!

Вопрос: Гонщики, выступавшие за вашу команду, часто были непримиримыми соперниками. С кем было сложнее всего сладить?
Рон Деннис: Сложнее всего было с Айртоном и Аленом. Конечно, отношения между Фернандо и Льюисом тоже временами обострялись, но это была другая ситуация. Сенна и Прост были старше, опытнее, не столь эмоциональными и более расчётливыми. Справиться с ними было непросто, но вспоминая те времена, я думаю, что тогда неплохо справился. Иногда возникали болезненные ситуации, иногда напряжённые, но оба выступали за нашу команду, и только машины McLaren позволяли бороться за титул. Это значит, что когда я жёстко поступал со своими гонщиками, им сложно было мне ответить. Конечно, теоретически они могли сказать, что больше не будут выступать за мою команду, но скорее всего это означало, что они отказывались от возможности бороться за победу в чемпионате. Поэтому им приходилось подчиняться и терпеть обиды! (смеётся)

Вопрос: Был ли гонщик, которого вы хотели бы пригласить в McLaren, но этого так и не случилось?
Рон Деннис: В начале 1982 года мы договорились с Жилем Вильнёвом, что в следующем сезоне он будет выступать за McLaren. Мне этого очень хотелось, я очень его ценил. Но в том году он погиб во время квалификации в Цольдере – это была большая потеря и для всего спорта, и для McLaren.

В следующем десятилетии в Монако, когда Михаэль Шумахер уже выступал за Ferrari, мы договорились и с ним. Наша встреча произошла не во время Гран При – мы тайно встретились в одном из отелей в Монако в другое время. Но в итоге не сложилось, поскольку его менеджмент настаивал на том, что они будут полностью контролировать авторские права на его изображение. Плюс, разумеется, получать большие деньги от нас. Жаль. Думаю, Мика и Михаэль могли бы стать фантастическим дуэтом.

Вопрос: В чём, по-вашему, состоит главный вклад McLaren в Формулу 1?
Рон Деннис: Однозначно, это монокок из углепластика, который сыграл важнейшую роль в повышение безопасности гонок. Сегодня все серьёзные гоночные машины строят из углепластика, не только в Формуле 1, но и во всех других основных гоночных сериях.

Вопрос: Как вы думаете, какой станет Формула 1 ещё через полвека?
Рон Деннис: Тогда мне будет уже 118 лет! Трудно представить, что в этом возрасте меня будет интересовать Формула 1! Но не думаю, что в ближайшее десятилетие могут произойти какие-то глобальные перемены. Действующая бизнес-модель позволит сохранить стабильность. Я верю, что технический регламент 2017 года пойдёт на пользу Формуле 1. Те, кто с этим не согласен, просто пытаются сохранить своё нынешнее преимущество.

Если заглядывать в более отдалённое будущее, я уверен, что Ф1 останется вершиной автоспорта, за нашим спортом по-прежнему будут следить десятки, если не сотни миллионов болельщиков во всём мире, какими бы ни были устройства, по которым они будут смотреть Гран При. А McLaren-Honda будет выигрывать гонки и чемпионаты.

 

Пятница 27 Мая 2016 20:18
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mclaren, деннис, формуле, самом

Читайте также: Бывший руководитель Volkswagen Motorsport Йост Капито в сентябре приступил к работе в McLaren, заняв пост исполнительного директора команды. В интервью BBC он говорил о предстоящих переменах… Йост Капито: «В следующем сезоне я жду серьёзного прогресса в эффективности шасси и большого шага вперёд со стороны Honda. Всегда нужно время, чтобы наладить плодотворные отношения. McLaren и Honda были партнёрами в конце восьмидесятых, но с тех пор прошло много лет, поэтому Honda потребовалось время, чтобы понять, как работает McLaren, а нам – понять, как работают они. Сейчас эта цель достигнута. Сейчас они знают, чего хотят от шасси, мы знаем, чего хотим от их силовой установки. Но я жду большего эффекта. Они прибавят, мы прибавим, но в данном случае один плюс один должно получиться три, а не два. Что касается организации работы, то нам много предстоит изменить, но нужно действовать осторожно, точно понимая, что и где вы хотите поменять. Я говорил с каждым из наших сотрудников, от уборщика до гоночного директора, и сейчас точно представляю себе, что и как хочу сделать. Мы должны вновь стать настоящей гоночной командой. Перемены в руководстве? Об этом пока рано говорить, но важно, что это будет не иерархическая схема. Всем понятно, что команда – это не обычная компания. Нужно, чтобы у нас были правильные люди, каждый чётко понимал свои обязанности и зону ответственности. Должен сказать, что у нас фантастический технический отдел, которому я полностью доверяю. Мотивация Алонсо? Если машина и мотор будут эффективны, а новые правила ему понравятся, почему бы ему не остаться? Фернандо – важный актив нашей команды, мы должны сделать всё, чтобы его...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Зак Браун: Времени на раскачку не будет

Зак Браун: Я хочу, чтобы McLaren вышла в лидеры

В McLaren подтвердили контракт с Заком Брауном

Хаккинен: Без Денниса я бы не стал чемпионом

Джордан: В McLaren были недовольны стилем Денниса

Официальное заявление об отставке Денниса

В McLaren вспоминают Аки Хинтсу

Джеймс Аллен об отставке Рона Денниса

Деннис: меня вынудили покинуть пост руководителя McLaren Group

Рон Деннис подтвердил расставание с McLaren