Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Льюис Хэмилтон заявил, что после инцидента в Барселоне нормально общается с Нико Росбергом, своим напарником по Mercedes AMG, и относится к нему с прежним уважением.

Вопрос: Если вспоминать, как всё складывалось в первом повороте Гран При Испании: Нико Росберг затормозил тогда очень поздно – а вы затормозили намного раньше, чем хотели?
Льюис Хэмилтон: Он находился на гоночной траектории, что позволило занять более выгодную позицию перед поворотом, ему было проще, поэтому он затормозил позже, хотя с внешней стороны поворота трасса обычно более грязная.

Не думаю, что я затормозил слишком рано, просто он сделал это позже. Когда на той трассе ты едешь по внешней траектории, то можно сбросить скорость позже и глубже зайти в поворот. Уже потом, анализируя ситуацию, я думал, что, вероятно, я тоже мог затормозить позже, но этого не сделал.

Вопрос: Два года назад здесь, в Монако, между вами и Нико произошёл инцидент, а потом, в Спа, всё закончилось контактом между машинами, и тогда чувствовалось, что вас переполняют негативные эмоции, что между вами была взаимная неприязнь. Но сейчас, похоже, всё прошло совсем по-другому, намного более сдержанно. С чем это связано?
Льюис Хэмилтон: Думаю, это свидетельствует об определённом росте, если говорить обо мне и Нико. Мы с ним сегодня пообщались, так что проблем нет. В прежние годы наверняка начались бы некие трения, но я сказал, что отношусь к нему с прежним уважением, поэтому давай просто продолжим гоняться. В нашем подходе к гонкам ничего не изменится. Мы хорошо справляемся со своим делом и знаем это. Полагаю, мы просто становимся старше.

Вопрос: Значит ли это, что не было необходимости устраивать какое-то разбирательство?
Льюис Хэмилтон: Всегда полезно обсуждать такие вещи, и внутри команды у нас состоялся разговор в Барселоне, затем на базе в Брэкли. А теперь мы пообщались один на один, но у меня нет ощущения, что это было необходимо, поскольку у нас обоих нормальный настрой, и никаких осложнений нет. Мы просто движемся дальше, ведь в прошлом всё равно ничего изменить нельзя.

Вопрос: Значит ли это, что в будущем, если нечто подобное повторится, вы сможете спокойно и профессионально во всём разобраться? Или всё зависит от обстоятельств? Например, если только один из вас сойдёт с дистанции, ситуация может развиваться иначе?
Льюис Хэмилтон: Однозначно, это будет уже другая ситуация, так что не могу сказать, как бы я действовал. Тогда эмоции и переживания были бы другими. Впереди ещё 16 гонок, и надо полагать, что какие-то острые ситуации ещё будут возникать. Мы попытаемся сделать всё, что в наших силах, чтобы их избежать, но мы соперники и соревнуемся друг с другом. Поэтому надо просто постараться, чтобы никакие происшествия не сказывались на наших результатах.

Надеюсь, в дальнейшем мы будем лучше подготовлены к таким ситуациям, но, как я уже сказал, эмоции могут быть разными, в зависимости от обстоятельств. Впрочем, впереди ещё 16 гонок и надо сохранять позитивный настрой.

Вопрос: Вы как-то сказали, что в Монако испытываете особые ощущения, потому что машина слово танцует на этой уличной трассе. Но в современной машине, в отличие от техники прошлых лет, постоянно приходится столько всего делать, переключать различные режимы, менять настройки, и т.д. – не портит ли всё это удовольствие от пилотирования?
Льюис Хэмилтон: Я бы не стал говорить, что это как-то портит удовольствие, но тебе приходится уделять работе больше внимания, и у тебя нет возможности просто испытывать какие-то восторженные чувства на трассе. Но таковы современные гонки, и других я не знаю. Конечно, я видел гонки прежних лет по ТВ, но мне не довелось испытать, как это было прошлом. Да, за рулём нам приходится решать очень много задач, но все мы находимся в равном положении.

Вопрос: Что можно сказать о том, какое влияние на события уик-энда окажет появление нового состава UltraSoft?
Льюис Хэмилтон: К сожалению, скорее всего, всё будет точно так же, как было раньше. Последние несколько лет гонка проходила с единственным пит-стопом, а это самый скучный сценарий. Все знают, что тот, кто стартует с поул-позиции, скорее всего, одержит победу. Я на днях общался с друзьями, и они сказали, что не поедут в Монако, ведь всё равно все будут ездить друг за другом, как вагоны поезда. Надеюсь, я буду впереди этого поезда!

Вчера я подумал, как классно смотрится трасса вечером – почему бы не проводить здесь две гонки? Но нужно, чтобы пит-стопов было больше, а состав UltraSoft должен быть намного мягче. На самом деле, он недостаточно мягкий. Здесь нам нужна резина Ultra-ultra-ultra-ultraSoft! Он должен быть как минимум в четыре раза мягче. Будет больше пит-стопов – гонки будут проходить интереснее.

В мои первые годы в Формуле 1 пит-стопов было больше, и гонки проходили по более захватывающему сценарию. А сейчас всё будет, как в прошлом году, даже если мы поедем на 2 секунды быстрее.

Вопрос: В прошлом году вы заслуживали победы на этой трассе, но в итоге она ускользнула. Вам не кажется, что сейчас команда должна сделать всё, чтобы помочь вам одержать победу и компенсировать ту неудачу?
Льюис Хэмилтон: Звучит заманчиво! (смеётся) Может, вы поговорите с Тото Вольффом? Шучу. Не думаю, что это правильный подход. Команда помогала мне выигрывать чемпионаты – это важнее всего. Если вы спросите меня, что я предпочитаю, выиграть здесь, или победить в чемпионате, конечно, я выберу титул.

Вопрос: Вспоминая события квалификации 2014 года, хочется спросить: у вас с Нико по-прежнему есть какие-то договорённости о том, кто первым выезжает на трассу в финале квалификации?
Льюис Хэмилтон: Да, договорённости есть. В начале года мы бросаем жребий, чтобы определить, кто первый выбирает, каким выезжать на трассу. В Мельбурне выбирал Нико, потом была моя очередь, и сейчас право первого выбора вновь за мной. Обычно ты предпочитаешь выехать на трассу последним, под самый конец квалификации, когда состояние трассы лучше всего, но к Монако это не относится. Сейчас выбирать буду я, но решение ещё не принято. Например, в 2014-м всё сложилось не лучшим образом, так что, возможно, стоит поехать первым.

Источник: F1News

Среда 25 Мая 2016 22:30
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: хэмилтон, льюис, позже, уважением

Читайте также: В прошлом году журналисты официального сайта чемпионата проводили весёлые викторины для гонщиков, а теперь решили проверять эрудицию напарников, устроив им перекрёстное интервью. На этот раз на вопросы по истории Формулы 1 отвечали гонщики Mercedes AMG… Вопрос: На одной из трасс Валттери уже трижды поднимался на подиум – на какой?Льюис Хэмилтон: (смеётся) Эээээээ…. Валттери Боттас: Да ты знаешь. Льюис Хэмилтон: Надо думать, это одна из тех трасс, где ты выступаешь лучше всего, а я эти трассы действительно знаю. Например, Монреаль? Я угадал? Отлично! Вопрос: На какой трассе и когда Льюис одержал первую победу в составе Mercedes?Льюис Хэмилтон: Мне самому ещё надо вспомнить, где это было! Валттери Боттас: В Будапеште! Льюис Хэмилтон: Да, в 2013 году. Валттери Боттас: Ну вот, ты сам и ответил! (смеётся) Вопрос: Ответ засчитан, хорошая командная работа! А кто выиграл Гран При Испании, когда Фернандо Алонсо финишировал вторым за Ferrari, а Кими Райкконен на Lotus занял 3-е место?Валттери Боттас: Я-то знаю! Льюис Хэмилтон: Марк Уэббер? Валттери Боттас: Нет. Льюис Хэмилтон: О, так это же был Пастор Мальдонадо, верно? Валттери Боттас: Вот именно. Вопрос: Назовите две другие команды, который выигрывали Гран При с моторами Mercedes?Льюис Хэмилтон: Это легко: Brawn GP и McLaren. Вопрос: Правильно. Нико Росберг, став чемпионом в 2016 году, завершил карьеру в Формуле 1. Можете ли вы назвать двух гонщиков, кто, выиграв титул в 90-х, в следующем сезоне уже не пытались его отстоять?Валттери Боттас: Одного я знаю, это Ален Прост, а вот кто второй? Льюис Хэмилтон: Может быть, Кеке Росберг? Вопрос: Нет, это Найджел Мэнселл, чемпион мира 1992 года.Льюис...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Гран При Великобритании: Поул у Хэмилтона

Хэмилтон: Чем больше отставание, тем выше прессинг

Хэмилтон – самый преуспевающий британский спортсмен

Лауда: Хэмилтон попросил о продлении контракта

Гран При Азербайджана: Риккардо - Боттас - Стролл

Хэмилтон: Именно такой и должна быть квалификация!

Льюис Хэмилтон: Моя судьба в моих руках

Хэмилтон: С Валттери всё не так, как с Росбергом

Льюис Хэмилтон: Я просто на седьмом небе!

Льюис Хэмилтон участвует в кампании ЮНИСЕФ