Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Так сложилось, что одну из своих первых в жизни статей я написал для F1News.Ru в, страшно сказать, 2001 году, и называлась она «О вундеркиндах». Основным поводом для этой немного наивной (ещё бы, мне было всего 20 лет) и не слишком профессиональной (в те годы я был далёк от журналистики) работы стало появление в Формуле 1 Кими Райкконена – точнее, бурное обсуждение его возраста и таланта. В начале того года многие считали, что Кими слишком молод и неопытен для Формулы 1, ведь после картинга провёл в младших формулах всего 24 гонки. А уже к середине чемпионата тон заявлений сменился на прямо противоположный. Знакомая история, не правда ли?

Сегодня я согласен далеко не со всем тем, что написал 15 лет назад, но главный посыл той статьи, на мой взгляд, верен. В современном сверхпрофессиональном мире, где гонщики впервые выходят на старт соревнований уже в 8-10 лет и постоянно интенсивно тренируются, скорость почти не зависит от того, 18 лет гонщику или 24. И нет ничего удивительного в том, что молодой пилот оказывается столь же быстр, как и опытный. Неопытность может сыграть свою роль, но вовсе не в вопросе скорости.

Сказанное вовсе не значит, что младшие гоночные категории не нужны, и молодых пилотов можно сразу после картинга переводить в Формулу 1. В этих сериях гонщики учатся работать с техникой, искать правильные настройки, вести борьбу на трассе колесо-в-колесо (в картинге борьба гораздо плотнее, но и последствия контактов куда более мягкие, так что в формулах гонщику приходится учиться этому заново). Наконец, справляться с трудностями и неудачами, неизбежными абсолютно для всех пилотов, какими бы талантливыми они ни были.

Однако всё дело в том, что процесс этот у разных людей идёт по-разному. Через такой период взросления прошли все современные пилоты, но один может быть готов к переходу в Формулу 1 в 19, а другой – в 23. О том, к чему может привести слишком раннее появление в Королеве автоспорта, лучше других может рассказать Роман Грожан. Неожиданно дебютировав в чемпионате в середине 2009 года, заменив Нельсона Пике, Роман провёл семь совершенно безликих Гран При.

На счастье француза, ему дали второй шанс, и в 2011-м мы увидели другого гонщика, гораздо более быстрого и целеустремлённого. За этот год в GP2 Грожан, разумеется, не научился ездить быстрее – просто обрёл уверенность в своих силах, прибавил в работе с резиной, лучше изучил технику, с которой работал, начал больше доверять инженерам. Процесс «созревания» Грожана, впрочем, продолжался ещё долго, и завершился лишь в 2013 году, а сегодня Роман совсем не похож на того эмоционального и неуверенного в себе пилота, которого мы увидели в 2009-м.

Но иногда, очень редко, встречаются спортсмены, которым не нужно всему этому учиться. Гонки у таких пилоотов действительно в крови – у них есть природное чувство, позволяющее вести борьбу колесо-в-колесо в самом юном возрасте, они на «ты» с техникой, а инженеры им безоговорочно доверяют. Но самое главное – они абсолютно спокойны, стрессоустойчивы и уверены в себе, не испытывая никакого пиетета ни по отношению к признанным авторитетам, ни к собственным напарникам.

Конечно, сегодня все пилоты утверждают, что не обращают внимания на то, что происходит на другой половине боксов. Но лишь в редких случаях эти слова – чистая правда. Именно таким молодым гонщиком был Кими Райкконен. Именно таков сегодня Макс Ферстаппен. И именно эта его особенность стала для Toro Rosso и Хельмута Марко отправной точкой при подписании контракта прямо посреди первого сезона Макса в Формуле 3, а вовсе не одна только скорость, которая, в общем-то, при переходе в другую категорию может и пропасть – случаев таких немало.

Обратная сторона медали заключается в том, что вундеркиндам сложно завоёвывать симпатии публики. Болельщики консервативны по своей сути, и появление в чемпионате, по их мнению, слишком молодого и слишком неопытного пилота часто воспринимают в штыки. Такие «выскочки» ломают устоявшуюся модель, смешивают представления о том, что правильно и неправильно, что может произойти, а что – нет. Неудивительно – ведь они исключения из правил.

Сегодня Кими Райкконен – самый популярный гонщик на планете, но путь к этому статусу занял не один год. Поначалу его тоже многие не любили – правда, почти все его противники уже забыли об этом, и порой искренне верят, что Кими нравился им всегда. Сегодня через то же самое проходит Ферстаппен. Это нормально, такое происходит не в первый и не в последний раз. Но свою аудиторию он завоюет очень быстро, в этом можно не сомневаться. Потому что действительно талантлив и действительно силён.

В России у Ферстаппена поклонников ещё меньше, так как наши болельщики воспринимают Макса как прямую угрозу для Даниила Квята. Это тоже неправильно – по двум причинам. Во-первых, Ферстаппен вовсе не виноват в том, что в Red Bull сделали Квята крайним во всей этой истории. О Данииле он всегда отзывался очень корректно, так же вёл себя на трассе, а то, что Макс заменил россиянина в Red Bull Racing, оказалось для него едва ли не большим сюрпризом, чем для самого Квята.

Да, по отношению к Даниилу поступили не слишком красиво, но претензии тут можно предъявлять Хельмуту Марко, Кристиану Хорнеру, Дитриху Матешицу – но никак не Максу. При этом Ферстаппен уже доказал, что решение это как минимум нельзя считать ошибочным – скорее наоборот. Победа в Барселоне не потребовала от него какой-то исключительной скорости, но Макс вновь продемонстрировал свою стабильность, надёжность и уверенность в своих силах. И вряд ли он виновен в том, что настолько хорош.

Во-вторых, сама постановка вопроса, когда на одной чаше весов находится Ферстаппен, а на другой – Квят, в корне неверна. Проблема Квята в Red Bull Racing вовсе не в Ферстаппене – может быть даже этот обмен пойдёт ему на пользу. Даниил как раз не из тех пилотов, что обладают железобетонной психологической устойчивостью, он в действительности очень тонко чувствующий и ранимый человек.

Это не значит, что он не умеет справляться с трудностями – то, как преобразился Квят после неудачи на первом этапе GP3 в 2013 году (что, кстати, так и не удалось сделать тогда Карлосу Сайнсу, выступавшему в той же команде), может служить примером для всех молодых пилотов. Но Даниилу приходится прилагать для этого большие усилия, в то время как для Ферстаппена такого слова, как «неудача», просто не существует. Для него это просто временное стечение обстоятельств, и не более.

К сожалению, в Red Bull Racing Квят потерял уверенность в своих силах, и именно здесь кроется причина его недостаточно сильных выступлений в сравнении с напарником. Вспомните – Квят в первом же сезоне в Формуле 1 очень уверенно опережал другого пилота Toro Rosso, Жан-Эрика Верня. А годом раньше тот, в свою очередь, почти не уступал Риккардо. Но если Риккардо переход в «старшую» команду окрылил, то Даниилу, напротив, крылья подрезал.

Причин тому много, и в том числе – не самая благоприятная для Квята атмосфера. Он много лет провёл в программе Red Bull, и все эти годы чувствовал себя обязанным ей, понимая, насколько большую роль в его карьере сыграл Хельмут Марко. Это радикально отличается от ситуации с Ферстаппеном, который, по большому счёту, ничем Red Bull не обязан, и чувствует себя гораздо свободнее.

Риск потерять место в Red Bull Racing дамокловым мечом висел над Квятом на протяжении полутора лет. То, что этот риск реализовался, разумеется, плохо, но в то же время это камень, свалившийся с плеч Даниила. В Toro Rosso отношение к нему будет совсем другим, там он получит больше шансов раскрыться и напомнить о своём потенциале, который, безусловно, у россиянина есть.

В конце концов, главный соперник у гонщика всегда один – это напарник по команде. И опередить Сайнса будет гораздо проще, чем Риккардо. Вряд ли это позволит Квяту вернуться в Red Bull Racing, но возможно, хорошими выступлениями он сможет убедить руководство других команд обратить на себя внимание. В этой формуле, согласитесь, никакой зависимости между выступлениями Ферстаппена и Квята нет.

Наконец, не стоит забывать, что мы по-прежнему делаем только первые шаги в большом автоспорте. Голландцы выступают в Формуле 1 с 1952 года, и за всё это время на старт Гран При выходило 15 представителей Нидерландов. Однако на то, чтобы завоевать первый подиум – это сделал Йос Ферстаппен в 1994 году, – им потребовалось 42 года. И после этого ещё 22 года голландцам пришлось ждать первой победы. С первой задачей мы справились намного быстрее. Будем надеяться, не заставит себя ждать и решение второй.

Источник: F1News

Четверг 19 Мая 2016 18:11
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: квята, ферстаппен, racing, формуле

Читайте также: В эфире телевизионного шоу Peptalk на канале Ziggo Sport Макс Ферстаппен вышел на связь по Skype и говорил о сходе в Баку из-за очередных проблем с мотором… Макс Ферстаппен: «К сожалению, уже не в первый раз возникла проблема с мотором. Я был очень расстроен, выбыв из борьбы – у меня были хорошие шансы. После схода мне не хотелось общаться с прессой. Я провёл на трассе ещё полчаса, обсудил с инженерами гонку и баланс машины, а потом уехал. Думаю, я поступил верно. Мне нужно было выспаться, чтобы забыть об этом. Наши парни работают день и ночь, чтобы предоставить нам конкурентоспособную машину, можете представить, как сильно они огорчаются, когда машина ломается. Поломка была связана с отказом электрики, сейчас команда разбирается с причинами. Ну а я в среду буду работать на симуляторе, там мотор не откажет. Сезон складывается непросто. С точки зрения скорости всё неплохо, но мне редко удаётся заработать очки. По ходу уик-энда в Баку с машиной всё было в порядке, я надеялся на результативную гонку, но увы». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Макс Ферстаппен: Проблем было множество

Макс Ферстаппен: Сезон складывается отвратительно!

Ферстаппен: Я недоволен произошедшим в Монако

Видео: Ферстаппен и Риккардо в необычной гонке

Макс Ферстаппен: Мы проигрываем не так уж много

Ферстаппен: Наши позиции не так сильны, как год назад

Ферстаппен: Алонсо был бы быстр даже в ралли-кроссе

Ферстаппен: В Монако невозможно минимизировать риск

Ферстаппен: Потенциал RB13 раскрыт не полностью

Ферстаппен: Я не готов ограничиться одной победой