Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Победа Пастора Мальдонадо в Гран При Испании 2012 года стала единственной в карьере венесуэльца в Формуле 1, и с тех пор Williams не выигрывала гонки, хотя несколько раз была близка к этому. В интервью F1i.com заместитель руководителя команды Клэр Уильямс вспомнила тот уик-энд, а также рассказала о команде, с которой провела всю жизнь.

Вопрос: Клэр, последнюю на данный момент победу Williams одержала в Испании, а после финиша в боксах команды начался пожар. Мне кажется, это отличная метафора: Williams ярко побеждает, а если терпит неудачу, то это настоящая катастрофа. Вы не считаете, что с последней победы прошло уже слишком много времени?
Клэр Уильямс: Да. Забавно, что вы это говорите. После того инцидента я всегда говорила, что только Williams может одержать первую за 12 лет победу, а затем устроить пожар в боксах! С тех пор прошло много времени, но лично у меня с этой победой многое связано. Тогда я еще не была заместителем руководителя команды – меня назначили спустя полгода – но та победа напомнила всем нам, каково это – выигрывать гонки, она дала команде новый стимул.

Очень сложно справиться с полосой неудач, всем было полезно освежить воспоминания. Кроме того, это была последняя гонка, на которую приезжала моя мать, так что я рада, что она смогла снова это испытать. Конечно, она знала и о том, что остальные гонки в том сезоне прошли неудачно.

Победа доставляет огромное удовольствие, и сегодня у нас много работы, ведь мы хотим снова испытать это чувство. Именно ради этого мы здесь. Конечно, хорошо подниматься на подиум, и здорово, что за два последних года мы добились успехов и получили от этого огромное удовольствие, но нам не хватает побед.

Вопрос: Весной 2013-го вы стали заместителем руководителя команды. Вам не хотелось отклонить это предложение?
Клэр Уильямс: Сначала я хотела отказаться. Это была идея Тото Вольффа: тогда он получил от Mercedes предложение и долго не мог принять решение. Он сказал: «Я уйду, только если ты согласишься на эту работу – я буду знать, что команда в хороших руках». Я подумала: «Это безумие!» Я не ожидала, что произойдет нечто подобное. Я была всего лишь руководителем пресс-службы. Это даже смешно.

Вопрос: Не говорите «всего лишь руководителем пресс-службы» – это очень важная работа [вопросы задаёт бывший руководитель пресс-службы Toro Rosso]…
Клэр Уильямс: Это очень важная работа, но шаг по карьерной лестнице был слишком большим. С 2010-го я получила довольно много продвижений по службе. Я видела, как работает отец, так что у меня было представление, что нужно для управления командой.

Я дочь руководителя команды, я женщина, и все такое, и хочу ли я сидеть в одной комнате с Берни и спорить с ним, если мне придется это делать? Способна ли я на это? Для меня очень важна Williams, я очень сильно люблю эту команду, поэтому долго обдумывала этот шаг. Одной из первых, с кем я посоветовалась, была моя мать. Она сказала: «Ты должна решить, сможешь ли ты справиться с этой работой. Мне кажется, да, но я знаю, каково это. Я понимаю, на какие жертвы ты должна пойти, чтобы стать руководителем», и так далее.

Сначала я подумала: «Я не смогу». Затем со мной поговорили несколько человек, они убедили меня, вселив уверенность, что я справлюсь. Тогда я решила попробовать. Когда мне предлагали сделать следующий шаг в карьере, я всегда думала: «Если мне это предлагают, то они думают, что я смогу с этим справиться, а я попробую, и если у меня ничего не получится, то я сдамся и вернусь к тому, чем занималась прежде». Тогда я подумала: «Я попробую, и если всё получится – хорошо, а если нет, то я не буду подвергать опасности команду».

Вопрос: Я несколько лет знаю Франка и могу сказать, что любые заявления, что вы получили эту работу благодаря семейственности, исходят от тех, кто незнаком с ним. Он хочет лучшего для команды, и если он думает, что вы не справитесь, то вы не получите это предложение...
Клэр Уильямс: Он никогда не хотел, чтобы я работала в Williams. На самом деле, он последним из руководителей узнал об этом. Мы за закрытыми дверями придумали план, а как только все договорились, меня представили Фрэнку, который, на моё удивление, счёл эту идею удачной. Меня это шокировало. Вы правы, все кто знает Фрэнка, понимают, что член семьи – это последний человек, которому он предложит работать с ним или вместо него.

Вопрос: Я где-то читал, что в детстве вы даже не думали о такой жизни. Либо вы хотели быть домохозяйкой, либо ждали знака свыше. Конечно, многие в паддоке считают себя главными, так что вы, вероятно, довольно часто получаете такой сигнал?
Клэр Уильямс: Я ходила в религиозную школу для девочек, и когда мы спрашивали монахинь, почему они выбрали этот путь, они говорили, что получили знак свыше. Раньше они нас ужасно пугали. Они говорили: «Вы проснетесь среди ночи и увидите Бога, который скажет, что вы должны стать монахиней. Не думаю, что стала бы хорошей монахиней!

Вопрос: Как-то вы послали нам детскую фотографию…
Клэр Уильямс: Должно быть, мне на ней 4 года.

Вопрос: И Джонатан Палмер что-то говорит вашему отцу. Что вы об этом помните? В детстве вы часто приезжали на гонки?
Клэр Уильямс: Нет. Я помню, что первая гонка, на которую я приехала, была Гран При Великобритании 1979 года – тогда я попросила отца взять меня с собой. Таким образом, моя первая гонка стала первой гонкой, когда Williams одержала победу. Мне это очень нравится. Я редко приезжала на гонки. Нас решили побаловать и позволили приехать на Гран При Великобритании. Я помню, что в детстве мы пару раз ездили в Зандфорт.

Вопрос: Вы имеете в виду, что ваш брат тоже приехал на гонку?
Клэр Уильямс: И мать, ведь ей тоже не разрешалось приезжать на Гран При. Фрэнк всегда считал, что никто не возит с собой семью на работу – почему это должен делать он? Это справедливо. Его ничего не отвлекало. Мы все оказались заложниками этого решения. Это была его работа, и он не хотел, чтобы рядом была семья.

С тех пор всё сильно изменилось. Мне кажется, сейчас лучше. Фелипе Масса привозит жену, сына и отца, а это семейная команда, поэтому сейчас мне важно, чтобы нас окружали семьи – и мне больше ничего не нужно, кроме как оказаться в семье. Мне кажется, это важно.

Вопрос: Вы понимали, что по сравнению с родителями одноклассников ваш отец занимается немного странной работой?
Клэр Уильямс: Да, но я это осознала только в подростковом возрасте – только тогда в школе мне сказали: «Твой отец особенный», и отношение ко мне изменилось. В младших классах я ездила в школу на автобусе. Я училась в школе для девочек, но мы делили автобус с мальчиками из Абигдонской школы, а они знали, чем занимался мой отец. Как правило, я всегда сидела с мальчиками на последнем ряду автобуса, а все мои подружки – на первых. Мы разговаривали о гонках, нам было по семь, восемь, девять лет – и мне это очень нравилось, поскольку это было нечто особенное. Это совпало с золотыми временами Williams в 90-е. Я начала понимать, что делал мой отец, и мальчишки в автобусе всегда меня выделяли и хотели со мной поговорить, поскольку мой отец руководил командой.

Вопрос: Это хороший способ познакомиться…
Клэр Уильямс: Да.

Вопрос: У вас в детстве были любимые гонщики?
Клэр Уильямс: Мне нравился Найджел Мэнселл. Я часто увлекалась гонщиками. Мне очень нравился Стефан Йохансон, Айртон Сенна, Риккардо Патрезе. Мне нравились большинство гонщиков. Когда они приходили в гости, родители всегда их превозносили. Раньше они развлекали гонщиков, чтобы привлечь их в Williams, так что к ним всегда относились с уважением, они всегда были героями, поэтому сейчас мне непривычно быть их начальником, поскольку я по-прежнему пытаюсь разобраться в этих отношениях, когда мне было 14 лет, и я была влюблена в них. Сейчас я их начальник – это очень странно. Тем не менее, даже сейчас я считаю, что гонщики выполняют потрясающую работу.

Вопрос: Когда вы руководили пресс-службой, вероятно, было странно объяснять членам команды, что и как они должны говорить? С вами случается такое, что отвечая на вопрос, вы думаете: «Это же настоящий ответ пиарщика»?
Клэр Уильямс: Вероятно, я это понимаю чаще, чем остальные. После любого интервью, в котором затрагивается какая-то сложная тема, я сразу же начинаю волноваться, что напишет журналист, ведь у меня был такой опыт. Я знаю, что заголовок может быть написан кем-то другим, и думаю: «Что же сейчас произойдет?»

В прошлом году, когда мы составляли годовой отчет, у нас были отличные результаты после довольно сложного периода, но заголовок в одной из газет этого не отражал. Журналист спросил меня, собирается ли Фрэнк в отставку. Я ответила: «Никогда. Однажды мы зайдем в его кабинет и увидим, что его голова лежит на столе – таким будет его конец». И что написали в заголовке? «Фрэнка нашли на рабочем столе».

Таким образом, после интервью я всегда думаю, что они напишут? Когда занимаешь столь высокую должность, всегда находишься на виду, поэтому я всегда беспокоюсь, поскольку я могу быть слишком откровенной и честной и иногда забавной, а на самом деле мне надо меньше откровенничать. Я стараюсь быть менее откровенной в интервью – в этом проявляется мой опыт руководителя пресс-службы.

Вопрос: Значит, вам надо следить за собой?
Клэр Уильямс: Да. Мне кажется, надо немного себя сдерживать, поскольку надо как можно лучше представлять свою команду. Впрочем, вы представляете не только свою команду, но и отчасти своих партнеров, так что надо быть профессиональным, а не очень откровенным.

Вопрос: В своё время ваш отец и Патрик Хед создали имидж британской команды. Это произошло само собой. Мне кажется, все, кто работает в паддоке, удивляются, что у вас нет британского гонщика. Я знаю, что ваш отец – искренний патриот. Он по-прежнему руководит командой так, чтобы она сохранила британский характер?
Клэр Уильямс: Британский характер, или как всегда говорит Фрэнк, «Мы англичане!» - это у нас в крови. Мне кажется, мы делаем это ради наших болельщиков. Мы сохранили британский характер, хотя работаем на международном уровне. Это важная часть нашего наследия. Большая часть наших успехов связана с Найджелом – британским гонщиком в британской команде. Мне кажется, особенность нашей команды в том, что хотя мы отстаем, мы не сдаемся – это воплощает британский дух.

Вопрос: Однако вы хотели бы избавиться от ярлыка отстающих? Вы довольно долго были лидером…
Клэр Уильямс: Мы хотели бы быть лидером, но пока мы только стремимся к этому. Мне кажется, у слова «отстающий» немного негативный оттенок. Я предпочитаю считать нас агрессивными борцами. Williams похожа на маленького терьера, который не сдается. Он готов укусить за ногу ещё до того, как вас достанет.

Вопрос: Кстати о британском характере, что вы думаете о ситуации с Гран При Великобритании. Вы работали в Сильверстоуне. Каково это было в ваши времена?
Клэр Уильямс: Мне очень нравилось. Я люблю Сильверстоун. Иногда мне хочется снова там оказаться. На самом деле, вчера у нас в гостях была руководитель пресс-службы Сильверстоуна Кейти Тайлер.

Я люблю Сильверстоун, и это не связано с временами, когда я работала. Это началось с детства, когда поездка туда была дорогим подарком для нас. Он действительно занимает важное место в моем сердце. Я всегда думала, что хочу, чтобы там развеяли мой прах, что довольно странно. Работать там, где появилась наша домашняя гонка – Гран При Великобритании – это был удивительный опыт. Мне было очень обидно, когда я лишилась работы там. Мне казалось, что жизнь для меня закончилась, ведь там была удивительная команда.

Я упомянула о неудачниках – Сильверстоун – это тоже отчасти неудачник. Там постоянно по непонятным причинам происходит что-то неприятное. Судя по всему, сейчас автодром выставлен на продажу, и я спрашиваю себя, правильно ли это? Я беспокоюсь за Сильверстоун, что на самом деле довольно странно. Я по-прежнему очень эмоционально к нему отношусь и беспокоюсь за его будущее. Я хочу, чтобы Сильверстоун остался в календаре Формулы 1, и мы всегда там гонялись.

Вопрос: На гоночный уик-энд в Сильверстоуне собирается много зрителей…
Клэр Уильямс: Да. Мне нравится страсть этих болельщиков. Мы останавливаемся в гостинице рядом с трассой, недалеко от кэмпинга болельщика. Они всегда ждут нас у входа в гостиницу. В прошлом году каждый вечер я проводила пару часов, разговаривая с болельщиками на улице. У нас осталось несколько билетов на трибуны, и мы решили организовать соревнование. У входа в отель ждали 70 человек. Мы попросили их написать, почему они хотят получить билеты – здорово, что мы можем так общаться с болельщиками.

Источник: F1News

Вторник 17 Мая 2016 12:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: уильямс, williams, довольно, руководителя

Читайте также: Падди Лоу, технический директор Williams, честно признал, что неважные результаты квалификации на Поль-Рикаре отражают реальные возможности команды, но он не ждёт никаких прорывов и на двух следующих этапах чемпионата, хотя ещё три-четыре года назад гонщики Williams поднимались на подиум в Шпильберге и Сильверстоуне. «Ярких результатов не будет, – заявил Лоу. – Вы же знаете, нам предстоит решить ряд проблем, все они носят технических характер, и сделать это надо правильно. Пока мы работаем недостаточно хорошо, не так, как должны работать. Кроме того, в современной Формуле 1 крайне высока конкуренция, и наши соперники очень сильны. Дополнительные трудности связаны с тем, что на этой стадии сезона гонки следуют встык одна за другой – наверное, столь напряжённого периода не помнит никто. Когда у вас медленная машина, вам приходится особенно трудно. Тем не менее, мы продолжаем её дорабатывать, и, может быть, добьёмся некоторого прогресса до летнего перерыва. На базе команды ведётся большая работа, но её результаты пока не видны». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Williams принимает участие в фестивале в Тракстоне

Williams платит по счетам позже других команд

Риккардо возглавил протокол второй тренировки

Оливер Роуланд: В тени Роберта Кубицы

Валттери Боттас лидирует в первой тренировке

В FIA отклонили запрос Williams

В Williams просят стюардов о пересмотре решений

Стролл-старший хочет, чтобы Williams брала пример с Haas

В Williams заключили спонсорское соглашение

Карун Чандхок сядет за руль Williams 1983 года