Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Новый тест-пилот команды Renault F1 Сергей Сироткин очень удачно провёл пятничную тренировку в Сочи, заметно опередив основного пилота команды, Джолиона Палмера.

В обстоятельном интервью F1News.Ru Сергей рассказал об итогах этой работы, своих планах на стартующий скоро сезон в GP2, а также о том, в чём, на его взгляд, заключается работа гонщика...

Вопрос: Сергей, как в команде оценили вашу работу и обратную связь в первой сессии свободных заездов в Сочи?
Сергей Сироткин: Знаете, я ни в коем случае не хочу хвастаться, но, действительно, все в команде остались мной очень довольны. Было видно, что я произвёл хорошее впечатление – и не только в плане скорости, но и с точки зрения работы с резиной, так как тут были тонкие моменты, с которыми я справился очень хорошо. Хотя, надо сказать, Формула 1 в этом смысле проще, чем машина GP2, так что мне было достаточно легко.

Вопрос: Когда за руль садится новый пилот, ни разу в жизни на ней раньше не работавший, то инженерам, разумеется, приходится тратить время на то, чтобы гонщик привык к этой технике. Удалось ли вам поработать с машиной по обычной программе команды?
Сергей Сироткин: Вообще, мы не рассчитывали на это, но я раскатился достаточно быстро – гораздо быстрее, чем сам ожидал. Разница с машиной GP2 оказалась не столь велика – проблемами стали только электроусилитель рулевого управления и сиденье, которого у меня просто не было.

А в остальном всё было нормально – мы провели два аэродинамических теста, затем начали работу над базовыми настройками. Уже примерно с этого момента я ехал в темпе напарника, и предоставлял нормальную обратную связь. Всю оставшуюся часть сессии я работал так, как должен работать «боевой» гонщик. А по итогам сессии, как вы знаете, я показал даже лучшее время, чем напарник, так что, думаю, команда может быть мною довольна.

Вопрос: Ваше сильное выступление стало основанием для основных пилотов напрячься?
Сергей Сироткин: Думаю, да. Я читал их интервью, они упоминали об этом. Хотя, в общем-то, мне всё равно, потому что до разговоров о контракте основного пилота ещё очень далеко. Это всего лишь первый шаг – да, он мне удался, он помог мне о себе заявить, но это работа на будущее. А сейчас у меня хорошие отношения с гонщиками, и моя задача – вместе с ними помогать команде развиваться. Это самое важно.

Вопрос: Вы говорили, что разница с GP2 не столь велика, а с резиной там работать даже сложнее. Значит ли это, что GP2 хорошо готовит пилотов к Формуле 1, или просто Формула 1 сейчас настолько проста?
Сергей Сироткин: Нет, это именно плюс GP2. Там тоже используется резина Pirelli, она очень похожа на ту, что используют в Формуле 1, но диапазон настроек у нас гораздо уже, а машина расходует резину значительно сильнее. Поэтому на одинаковых составах в GP2 нам приходится гораздо труднее. Так что да, GP2 очень хорошо готовит к Формуле 1.

Основная разница заключалась в отсутствии обратной реакции руля из-за электроусилителя, иначе я бы отработал ещё лучше. У нас в GP2 рулевое управление конструктивно очень простое – практически, прямая рейка, так что ты чувствуешь всё до мелочей. Здесь же мне этого не хватало, так как я привык использовать все эти мелочи во время пилотажа. Чем тоньше ты чувствуешь машину, чем аккуратнее пилотируешь, тем лучше.

Вопрос: Но электроусилитель создан, чтобы помогать управлению, а не мешать...
Сергей Сироткин: Он помогает тем, что руль легче поворачивать. Да, я понимаю, что в чисто физическом плане в GP2 многим пилотам приходится нелегко, и такую длинную гонку, как в Формуле 1, они бы просто не смогли проехать. Но у меня, к счастью, с физической подготовкой всё в порядке, и на тестах я, по-моему, был единственным пилотом, который просил провести две симуляции гонки в день, в то время как остальные переживали по поводу того, что нужно проехать одну.

Так что я бы предпочёл, чтобы руль был тяжелее, но при этом с лучшей обратной связью. Ты проезжаешь третий поворот в Сочи, и при этом спокойно можешь удерживать руль одной рукой – на мой взгляд, это слишком легко. С другой стороны, насколько я понимаю, всё это можно отрегулировать при подготовке к сезону – сделать влияние усилителя меньше или больше.

Вопрос: Управление машиной Формулы 1 легче физически, но многие пилоты жалуются на то, что современный руль, с многочисленными параметрами настроек, слишком сложен. У вас ушло какое-то время, чтобы запомнить всё это?
Сергей Сироткин: Ушло, но уже в четверг вечером мы проходили специальный тест, и я с ним успешно справился. Тут, как ни странно, помогает запрет на радиопереговоры – раньше пилоты порой не знали, что и где на руле находится, и инженер по радио говорил ему, что ему нужно переключить. Теперь же управление стало более компактным, и пилот всё это просто выучивает. Мне кажется, что так легче, потому ты действуешь по одному алгоритму – после такого-то поворота нужно переключить этот рычажок, после следующего – вот этот. У тебя расписан весь круг, и ты сам всё это контролируешь. А раньше ты ничего этого не знал, и когда выезжал на трассу, инженер постоянно говорил тебе, что нужно делать.

Вопрос: Совсем скоро стартует чемпионат GP2 – это очень важный для вас сезон, да и уровень конкуренции в этом году чрезвычайно высок. Вы рассматриваете для себя какой-то другой итог чемпионата, кроме победы?
Сергей Сироткин: Даже учитывая то, что я теперь выступаю в чемпионской команде, я прекрасно понимаю, что само собой ничего не происходит. Да, в прошлом году я был третьим, хотя выступал за Rapax, и далеко не всё складывалось идеально. Однако это вовсе не значит, что если теперь всё сделать идеально, я гарантированно стану чемпионом. Я отлично понимаю, насколько будет трудно, но также я прекрасно понимаю, что у нас есть для завоевания титула все возможности.

В прошлом году уровень конкуренции был очень высок, а в этом ещё выше – наверное, это будет самый конкурентоспособный сезон за всю историю серии. Но я хочу выступать на одном уровне с пилотами Формулы 1, и знаю, что могу это делать, поэтому для меня это, наоборот, плюс. Для меня лучше сражаться с самыми талантливыми пилотами моего поколения, чем легко побеждать неизвестно кого. Так что я готов к сражению, и судя по зимним тестам, всё складывается хорошо. Разумеется, гоночный уик-энд – это совершенно другое, но я уверен, что мы в состоянии выиграть титул.

Вопрос: Кого вы считаете своими главными конкурентами?
Сергей Сироткин: На сегодняшний день тут всё достаточно очевидно – это Пьер Гасли и Алекс Линн. Но будут и такие же, как я в прошлом году – новые пилоты, которые смогут время от времени показывать очень сильные результаты. Так что борьба нас ждёт очень напряжённая.

Вопрос: Двумя предыдущими сезонами Стоффель Вандорн поставил планку очень высоко, добившись быстрого и почти безоговорочного успеха...
Сергей Сироткин: Да, но в действительности нередко он побеждал с совсем небольшим преимуществом. В начале прошлого сезона он доминировал, но во второй половине чемпионата нескольким пилотам, в том числе мне, удавалось бороться с ним на равных. В итоге он завоевал титул, но нельзя сказать, что опережал всех с огромным преимуществом. В концовке сезона мы, к сожалению, сдали свои позиции, в силу определённых объективных причин, но показали, что с ним вполне можно бороться. Сейчас, когда я выступаю в его машине, я понимаю, что мог навязать ему ещё более плотное сражение.

Вопрос: Почему? Что вы узнали, когда сели в его машину?
Сергей Сироткин: Зная сильные и слабые стороны этой машины, зная, где она быстра, а где нет, я понимаю, где можно было на аналогичной технике выступать сильнее. Ни в коем случае не хочу обидеть команду Rapax, мы провели замечательный сезон, но были моменты, в которых ART имела явное преимущество.

Вопрос: Rapax не относится к топ-командам серии, и тем не менее, вам в прошлом году удавалось сражаться за победы. Теперь вы в ART, для которой бороться за победы – это норма. Насколько велика разница между этими командами?
Сергей Сироткин: Это сложный вопрос, я бы не хотел никого обижать. У всех свои преимущества и недостатки. Думаю, сезон сам покажет, в чём они состоят.

Вопрос: У вас инженер из Rapax или ART?
Сергей Сироткин: Нет, у меня новый инженер. Я с ним уже сотрудничал раньше, в Формуле Renault 3.5, это действительно толковый парень, у нас очень хорошие отношения, но в прошлом году он не работал в ART, и даже вообще в GP2.

Вопрос: Первый этап не за горами. Насколько готовым вы себя чувствуете?
Сергей Сироткин: Я готов. Я абсолютно спокоен и уверен в себе, я знаю, что мы делаем, знаю, на что мы можем рассчитывать. Впрочем, поживём – увидим.

Вопрос: Результатами тестов вы удовлетворены? Возникали ли какие-то сложности?
Сергей Сироткин: В Барселоне всё было здорово. В Хересе – нет, но мы прекрасно понимаем, почему. Там мы не стремились что-то показать – это специфическая трасса, и нет смысла вносить столь серьёзные изменения в машину, чтобы проехать там быстро, а затем вернуться в Барселону и увидеть, что скорости нет. В Хересе гонок у нас не будет, в отличие от Барселоны. А в остальном – всё идёт нормально, все поставленные задачи мы выполнили. Но гоночный уик-энд – это совсем не то же самое, что тесты.

Знаете, на тестах, как правило, в конце третьего дня мы видим, что все едут с примерно одинаковой скоростью, плотность результатов сумасшедшая. Потому что в GP2 очень много опытных пилотов, и когда у них есть время, есть возможность поработать над скоростью, то все едут примерно на одном уровне. Но в том и отличие GP2, что в рамках уик-энда у тебя очень мало времени на трассе, и от того, насколько быстро ты сможешь подготовиться, насколько эффективно сможешь работать с первого же круга первой тренировки и зависит, как сложится этап. Фактически, этот первый круг – один из ключевых моментов уик-энда.

Вопрос: Но тот факт, что заключительные тесты проходили там же, где пройдёт первая гонка, поможет?
Сергей Сироткин: Будет проще, но, к сожалению, не только мне, но и всем остальным. Не уверен, что это плюс для меня – моей сильной стороной в прошлом году была подготовка к гонкам. Поэтому в Rapax даже на трассах, которые нам совсем не подходили, мой первый круг всегда был очень хорошим. С другой стороны, на тестах мы были там быстры, поэтому я рассчитываю на хороший результат.

Вопрос: Есть гонщики, такие как вы или Вандорн, которые приходят в новую серию и сразу же едут очень быстро. Есть другие, которым для этого нужно какое-то время. Это какая-то особенность пилотажа, особенность подхода?
Сергей Сироткин: Знаете, для каждой машины есть свой оптимальный способ пилотажа – не знаю точно, как сказать это на русском, но на английском это называется way of driving. Если ты придерживаешься этого способа, ты будешь ехать быстро. Например, в прошлом году на пост-сезонных тестах в Абу-Даби даже не самые сильные пилоты ехали всего лишь на сотые доли секунды хуже топовых. И я понимаю, почему – мы провели на этой трассе гоночный уик-энд, затем ещё несколько дней тестов, и, конечно, к третьему дню уже все поняли, что и как нужно делать. Если же тебе нужно самому, с нуля, понять, как ехать – это совсем другой вопрос.

Если честно, я не считаю, что достигаю чего-то за счёт таланта – не могу сказать, что в Мировой серии мне всё давалось легко. Может быть, конечно, дело в особенностях машины Формулы Renault 3,5, потому что в GP2 всё пошло немного иначе, здесь я чувствую себя гораздо увереннее, и скорость появляется сама собой. Но в Мировой серии в какие-то моменты я ехал очень быстро, но далеко не всегда. Эта машина мне физически не подходила, я вынужден был пилотировать не так, как для меня естественно, не так, как мне нравится. Я подъезжал к повороту, и думал – делай это, не делай то. Да, я знал, как надо действовать, и пытался этому соответствовать, но это совсем не то же самое, чем когда ты едешь на своих ощущениях. Мне всё равно удавалось ехать быстро – в моём последнем чемпионате в FR3.5 мне не повезло в первых гонках, но во второй половине сезона я был вторым по очкам. Но всё равно я делал совсем не то, что мне нравится.

Вопрос: А машина GP2 вам подходит больше?
Сергей Сироткин: Дело, может быть, даже не в машине, а в шинах Michelin, которые используются в Формуле Renault 3,5. Они ещё более усиливают всё то, что мне не нравится в этой машине. В GP2 с Pirelli такого нет. Здесь я вспомнил то, что чувствовал в Формуле Abarth, в AutoGP.

Вопрос: Интересно, ведь обычно гонщики, наоборот, говорят о том, что резина Pirelli, которая используется в GP2, странная.
Сергей Сироткин: Она странная, но в другом смысле. Её приходится беречь. Но, знаете, вот все говорят, что нужно сделать гонки быстрее, чтобы пилоты ехали на 100% возможностей. Я не понимаю, зачем – для этого у нас есть квалификация, где мы показываем максимум, на который способны. Зачем нам устраивать ещё одну квалификацию в воскресенье? Да, на таких трассах, как в Бахрейне, на шинах SuperSoft в GP2 ты, действительно, стараешься ехать медленнее. Но в остальных случаях даже когда ты бережёшь резину, ты на самом деле очень серьёзно работаешь – пытаешься всё сделать очень тонко, без лишних движений. Ты едешь быстро, едешь на пределе, просто стараясь не допускать скольжений, и при этом играя с балансом машины, с тормозами, постоянно меняя стиль пилотирования. И на мой взгляд, это очень интересно – лично я понял, как и что нужно делать, и мне это нравится. В Формуле 1 ситуация ещё лучше – тут не так сильно берегут резину, как в GP2, а возможностей больше.

Вопрос: Может быть, именно это вам помогло вам в тренировке быстро приспособиться, ведь здесь очень скользко?
Сергей Сироткин: Знаете, трасса в Сочи, действительно, не отличается высоким уровнем сцепления с асфальтом, но уже не настолько, как в первый год. Сейчас трасса вполне адекватна – асфальт не то, чтобы скользкий, а просто очень гладкий. Это вызывало у команды определённые сложности в работе с резиной, и я с ними отлично справился, потому что в прошлом году у нас была схожая проблема в Rapax в GP2.

Но вообще – мне кажется, это очень здорово, когда пилот должен не только быстро ехать, но и знать, как заставить резину работать. Ты должен подготовить машину к единственному кругу, и это не так просто сделать – к моменту, когда ты только начинаешь быстрый круг, ты уже проделал огромную работу. Мне это нравится, на мой взгляд, это гораздо лучше, чем когда ты выезжаешь из боксов и просто едешь один быстрый круг за другим, пока бензин не закончится. Это тоже пилотаж – ты думаешь, как меньше расходовать резину, как меньше нагружать то или иное колесо, что делать с балансом. И это показывает твоё понимание машины в целом, твой гоночный кругозор, а не только умение быстро проехать круг.

Источник: F1News

Вторник 03 Мая 2016 17:15
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: сергей, сироткин, быстро, понимаю

Читайте также: В середине октября в интервью F1News.Ru Сергей Сироткин подтвердил, что до конца сезона его ждёт ещё одна сессия свободных заездов за рулём Renault, вероятнее всего, в Бразилии. Официально команда об этом пока не объявила, но Сергей через социальные сети сегодня сообщил, что уже находится в Сан-Паулу и занимается физической подготовкой. «Ещё две минуты посижу и пойду тренироваться. Отлично место!» – таким комментарием он сопроводил фото с видом на бассейн отеля, в котором остановился. Надо полагать, в ближайшее время пресс-служба Renault F1 распространит релиз, в котором будет подтверждено участие российского гонщика в первой пятничной тренировке в составе заводской команды французского концерна. Тогда и выяснится, кого из гонщиков он заменит, Кевина Магнуссена или Джолиона Палмера. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Сергей Сироткин: Или Renault, или ничего

Сироткин: Я только недавно начал нормально спать

Сироткин: Основная часть работы только начинается

Сергей Сироткин: Чёрная полоса, наконец, закончилась

Сергей Сироткин: Мы не обращали внимания на время

Сироткин: Не могу сказать, что мне всё давалось легко

Сироткин доволен дебютом в «Рено». В «Рено» довольны Сироткиным

Сергей Сироткин: Я мог проехать ещё быстрее

Сергей Сироткин - тест-пилот Renault F1

Сергей Воробьёв: С покупкой билетов лучше поспешить