Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Из-за позднего перехода на моторы Ferrari подготовка к сезону оказалась непростой для Toro Rosso, но две первых гонки получились весьма успешными. Технический директор Toro Rosso Джеймс Ки рассказал о начале сезона и сложностях, с которыми пришлось столкнуться зимой.

Вопрос: Джеймс, как технический директор вы гордитесь машиной?
Джеймс Ки: Да, я очень доволен. Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Мне кажется, на этом этапе мы можем быть довольны, ведь из-за позднего решения по поводу двигателя у нас было очень сложное межсезонье. Мы не стремились всё проектировать заново, а просто собирались построить машину, учитывая, что двигатель Renault надо заменить на силовую установку Ferrari. Из-за этого мы чувствовали дополнительный прессинг. Вся команда довольна, что в целом достигла цели.

Вопрос: Вы начали работать с Ferrari только в начале декабря. Что вы могли сделать до этого?
Джеймс Ки: Нам удалось полностью спроектировать переднюю часть шасси. Единственной сложностью было расположение передней подвески. Она серьезно влияет на распределение веса, а также на длину машины.

Кроме того, мы спроектировали трансмиссию и заднюю подвеску. Но в остальном нам не хватало данных о силовой установке, ведь задняя часть машины создавалась под размер моторов Renault, а теперь нужно было адаптировать её для двигателей Ferrari.

Вопрос: Насколько сложно мотивировать инженеров в период неопределенности?
Джеймс Ки: Это не так сложно. Мы создали много проектов для разных сценариев. Первая часть плана всегда была одинаковой: мы сделали максимум работы, которая не зависела от двигателя. Когда всё было готово, мы уже знали, что наиболее вероятным решением будет переход на двигатели Ferrari. На этом этапе нам хватило фотографий двигателя Ferrari. Кроме того, Ferrari дали нам немного информации о том, как должна выглядеть задняя часть машины, если будет использоваться их двигатель.

Вопрос: Машина выглядела бы иначе, если бы вы с августа знали, что будете использовать мотор Ferrari?
Джеймс Ки: Внутри – да. Внешне она такая, как мы и хотели. Никаких компромиссов.

Вопрос: Велика ли разница между двигателями Ferrari и Renault?
Джеймс Ки: У них полностью разные системы охлаждения, и нам пришлось за несколько недель всё переделывать. Как правило, это занимает несколько месяцев. Нам пришлось пойти на компромисс, но мы получили неплохие результаты. Система охлаждения влияет на мощность двигателя. Нам пришлось даже немного скорректировать развесовку шасси. Кроме того, у нас неоптимальное расположение и детали задней подвески.

Вопрос: Вы просили гонщиков сбросить вес?
Джеймс Ки: Да, примерно килограмм или два.

Вопрос: Ferrari не будет дорабатывать двигатель по ходу сезона. Удастся ли вам компенсировать отставание за счет аэродинамики?
Джеймс Ки: Мы не так много можем сделать. Команда продолжит модернизировать машину, но не может сделать больше. Нам очень важно, чтобы эта доработка отвечала ожиданиям. Кроме того, ситуацию осложняет то, что по ходу сезона нам придется переключиться на подготовку к следующему сезону.

Вопрос: В Австралии Макс занял пятую позицию в квалификации, уступив Mercedes и Ferrari, а Карлос – седьмую. Должно быть, вы довольны тем, как всё складывается?
Джеймс Ки: Да, судить об этом на зимних тестах сложно, но у нас было хорошее предчувствие. Мы знали, что в Мельбурне удастся немного прибавить в нескольких разных областях. Здорово, что всё произошло именно так, как мы рассчитывали, и наши гонщики уступили только Mercedes и Ferrari.

Вопрос: Как бы вы сравнили эту машину с другим шасси, которые вы спроектировали? Можно ли назвать ее лучшей?
Джеймс Ки: Все они разные. Пожалуй, в плане эффективности в квалификации STR11 с самого начала сезона была лучшей. Хотя ответить на этот вопрос непросто... Пожалуй, в плане конкурентоспособности и судя по тому, что мы увидели в Мельбурне, когда всё работало по плану, это действительно моя лучшая машина.

Вопрос: Но если посмотреть на бюджеты некоторых топ-команд…
Джеймс Ки: Мне кажется, мы умнее всех остальных! (смеется) Это сочетание факторов. Кроме того, на этой машине стоит прошлогодний мотор. Представьте себе, что если бы у нас был мотор этого года, который бы постепенно модернизировался – всё было бы еще лучше.

По сути, мы создали эту команду за последние три года. В Toro Rosso хотят добиться отличных результатов. У нас есть отличная поддержка со стороны владельца компании Red Bull, а также новое интересное сотрудничество с Ferrari, новые спонсорами и так далее.

В последние три или четыре года мы очень напряженно работали, чтобы из хорошей, но развивающейся команды, к которой я присоединился в 2012-м, превратиться в отличную, которой Toro Rosso является сейчас. Мы сделали следующее: изменили акценты, за три года провели серьезную реструктуризацию, поставили четкие и смелые цели. Мне кажется, стремление к цели и необходимость реализовать амбиции каждого сотрудника помогают всей команде объединить усилия и двигаться в одном направлении. Речь идет не только о проектировании и доработке машины, но и о производстве, работе на трассе, пит-стопах и так далее.

Если посмотреть на то, чего в состоянии добиться более крупные команды с богатой историей, и понять, какими возможностями располагает Toro Rosso, нам ничто не мешает сделать то же самое. Да, у нас меньше сотрудников и не столь крупный бюджет, но всего можно достичь, надо только найти способ. Я считаю, всё дело в том, чтобы максимально использовать свои возможности, имея конкретный бюджет и время.

Вопрос: Всё сильно изменилось с 2012 года, когда вы присоединились к команде: тогда Toro Rosso рассчитывала на сходы соперников, чтобы заработать очки, а теперь – нет.
Джеймс Ки: Это хорошо. Удивительно, как меняется психология команды. Я присоединился к ней в очень сложный год. Перед этим в Формуле 1 появились три новые команды: HRT, Marussia и Caterham. В первой части квалификации должны были выбывать 7 машин, одной из которых оказывалась более опытная команда, и это всегда была Toro Rosso. Мы радовались, если второй гонщик занимал 14-ю позицию или около того. Если честно, Toro Rosso была не настолько конкурентоспособна, как за год до этого, но в Кубке конструкторов она заняла 9-е место.

Мне кажется, сделать так, чтобы все начали верить в более широкий потенциал команды – это половина задачи. Многое зависит от психологии. Как только команда начинает проходить в финал квалификации и регулярно зарабатывать очки, возникает ощущение, что так и должно быть, а когда добиться этого не получается, все расстраиваются. Это происходит очень быстро.

Вопрос: В чем плюсы небольшой команды Формулы 1?
Джеймс Ки: Надо иметь хорошие и крепкие рабочие отношения с коллегами, чтобы найти наилучший путь вперед. Мне нравится атмосфера в небольшой команде. Все играют более важную роль, каждый член команды знает и радуется, что внёс свой вклад в общие достижения. Не могу сказать, что это свойственно всем небольшим командам, но мне кажется, так было везде, где я работал.

Здорово, что в Toro Rosso все очень хотят двигаться дальше и добиваться успеха, поэтому было довольно легко добиться улучшения её формы. По-моему, наблюдение за этим развитием приносит вам чувство удовлетворения.

Вопрос: В Toro Rosso два молодых гонщика: Максу Ферстаппену - 18, а Карлосу Сайнсу - 21. Макс пришёл в команду в 17 лет. Как он изменился за это время?
Джеймс Ки: Вероятно, изменились его ожидания. В начале сезона или в это время в прошлом году сложно понять, какие позиции будешь занимать в начале карьеры в Формуле 1. Мне кажется, теперь он знает положение вещей, и отчасти это придает ему уверенности.

У Макса неплохие знания о машине, а развитие дебютантов начинается с того, как они начинают прогнозировать, как поведет себя машина в следующей сессии, когда меняются погодные условия, или сравнивают её поведение на длинной серии кругов с ожиданиями от гонки. Как и Карлос, Макс начинает в этом разбираться. В это время в прошлом году такого было невозможно добиться, но теперь всё начинает получаться. Всё что должно было произойти, начинает происходить.

Вопрос: Как бы вы охарактеризовали Макса?
Джеймс Ки: Конечно, я сказал бы, что он спокоен. Не расслаблен, но довольно спокоен. Он очень мотивирован и амбициозен, но мне кажется, все это видели. Он зрелый профессионал для своего возраста, но он должен таким быть. Он очень талантлив, и у него большое будущее в Формуле 1. Чувствуется, что ему не терпится как можно быстрее оказаться в будущем. Но это нормально, это просто амбиции. Пожалуй, вот такие у него качества.

Вопрос: На Гран При Австралии Макс многое себе позволил в поединке с Карлосом. Легко ли убедить гонщика в том, что он ошибается?
Джеймс Ки: Когда гонщик допускает ошибку или мог добиться более высокого результата, то кем бы он ни был, мы всегда объясняем ему, почему так произошло, и даем ему факты. Мы анализируем выступления тех, кто оказался впереди, и показываем, чего они добились; говорим, что именно к этому мы должны стремиться и что для этого надо сделать. Мы всегда стараемся проводить беседу в позитивном ключе, и если возникла проблема, делаем выводы и движемся дальше – это лучший способ с этим справиться.

Вопрос: Почему тогда в Мельбурне всё пошло не так?
Джеймс Ки: Первая треть гонки прошла хорошо, а затем начались проблемы с шинами. Из-за сильной вибрации Карлос заехал на пит-стоп раньше, чем планировалось. Было бы разумнее использовать разные стратегии.

Затем мы не могли разговаривать с гонщиками так как хотели, поскольку не были уверены, что разрешено говорить, а что – нет. Но мы сделали выводы. В Австралии мы могли заработать больше очков.

Источник: F1News

Пятница 08 Апреля 2016 20:05
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: джеймс, ferrari, rosso, пожалуй

Читайте также: Раньше сезон в Формуле 1 полным ходом продолжался и в августе, ведь официальный перерыв в чемпионате был узаконен относительно недавно. Пресс-служба Ferrari решила вспомнить времена, когда Гран При Венгрии проходил в середине последнего месяца лета, а ведь уик-энд, самый близкий к 15 августа, в Италии называют Ferrargosto, и у всех итальянцев он ассоциируется исключительно с отпуском, каникулами и отдыхом. Тем не менее, например, в 1998 году в эти дни августа Скудерии было явно не до отдыха, ведь квалификация накануне гонки на Хунгароринге проходила именно 15.08, а на следующий день Михаэль Шумахер одержал одну из своих самых ярких побед. Если коротко, то стартовал он с 3-й позиции позади гонщиков McLaren, и в ходе первой фазы гонки держался за ними, но в итоге выиграл за счёт блестяще реализованной тактики трёх пит-стопов, разработанной Россом Брауном, в те времена главным стратегом Скудерии. Фактически команда Формулы 1 – часть компании Ferrari, и все сотрудники имеют законное право на отдых, о котором руководители не должны забывать. Начиная с 2009 года команды чемпионата, в то время объединившиеся под эгидой ассоциации FOTA (Formula One Teams Association), выполняют взаимные договорённости о перерыве в чемпионате, но изначально они не имели силы закона. Затем, в 2014 году, эти договорённости были включены в Спортивный регламент (Статья 21.9.) и предполагают, что базы команд должны быть закрыты на 14 дней, а перерыв между двумя этапами чемпионата должен составить 24 дня, как в этом году, или как минимум на 13, если этот перерыв продолжается только 17 дней. Что же происходит, точнее, что НЕ происходит во время этого перерыва? Понятно, что...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Останется ли Феттель в Ferrari на 3 года или только на год?

Что будет, если Феттель уйдёт из Ferrari

В Ferrari подвели общие итоги тестов

Лео Турини о том, почему в Формуле 1 нет итальянцев

Феттель не готов подписывать долгосрочный контракт

Шарль Леклер тоже принял участие в тестах Pirelli

Ferrari работает на тестах Pirelli в Барселоне

Сводная статистика тестов в Венгрии

В Ferrari подтвердят состав в Монце?

Вольфф: Ferrari впереди из-за особенностей трассы