Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Британский журналист Джо Савар рассуждает об управленческом кризисе в Формуле 1, напоминая о его изначальных причинах, которые сводятся к прямым финансовым интересам FIA.

Жан Тодт не большой мастер общаться, особенно с прессой, и когда в Бахрейне он пытался объяснить позицию FIA по вопросу формата квалификации, дискуссия неизбежно свелась к разговору о принципах руководства Формулой 1. Президент FIA объяснял, что федерация бессильна, пока все единогласно не проголосуют за ликвидацию существующей системы управления спортом и не начнут создавать новую.

По его словам, это станет возможно только в 2020 году, когда истечёт действие документа, заменяющего Договор Согласия, ведь сейчас добиться единства в Формуле 1 по какому бы то ни было вопросу – задача, сравнимая с Сизифовым трудом, даже если надо всего лишь решить, печенье с какой начинкой подавать к кофе.

Как уверяет Тодт, когда он согласился, чтобы федерация уступила право единолично заниматься законотворчеством в Формуле 1, у него не было другого выхода, потому что при предыдущем руководстве позиции FIA заметно ослабли. В общем, в июле 2013 года он подписал документ, который называется Соглашение о реализации Договора Согласия (Concorde Implementation Agreement), и с тех пор в Формуле 1 всё идёт не так, как надо, потому что Стратегическая группа – это своего рода оксюморон, попытка совместить несовместимое, и в этом смысле её можно поставить в один ряд с вегетарианскими мясными тефтельками, этикой бизнеса, такими фразами, как «отличный беспорядок», «быть немножко беременной», «он молод в свои 85» и так далее.

Почему FIA оказалась в ситуации когда она не может управлять спортом, которым должна управлять? Ответ очевиден – деньги. До того, как был подписан этот документ, FIA ежегодно получала порядка $24,2 млн. от Формулы 1 и примерно $3,67 от других направлений своей деятельности (это не ошибка, здесь не пропущено слово «миллион»). Не знаю, как вам, а мне кажется, что и я мог бы руководить федерацией при скромном бюджете в $2 млн. в месяц. Это не так уж сложно. Надо просто жить по средствам.

Неужели федерации, которая руководит спортом, действительно нужны свой самолёт, путешествия бизнес-классом, красные ковровые дорожки, весь этот декор, кампании за безопасность на дорогах и экологические инициативы? Нет. Однако проблема в том, что если в июне 1904 года, ещё до того, как родился Берни Экклстоун, федерация была создана представителями шести европейских стран именно для организации спортивных соревнований международного уровня, то теперь она состоит из множества национальных автоклубов. Они никак не участвуют в спортивных делах, однако их нужно обхаживать, чтобы заручиться голосами на выборах. И это вовсе не совпадение, что Concorde Implementation Agreement было подписано всего за несколько месяцев до очередных выборов президента FIA.

Тодт подписал его, чтобы доходы, которые федерация получает от Формулы 1, практически удвоились и выросли до $43,7 млн. в год. Прирост складывается из дополнительных $4,7 млн. от стартовых взносов, которые платят команды, $13,5 млн., которые выплачивает Formula One Group Берни Экклстоуна, плюс $1,3 млн. от выдачи гонщикам суперлицензий. Кроме того, федерации были гарантированы бесплатная доставка её грузов авиатранспортом, оплата авиабилетов, разовый бонус в $5 млн. за сам факт подписания соглашения и возможность прибрести за $460 тысяч 1% акций компании Delta Topco – холдинга, принадлежащего Formula One Group. Доля небольшая, но её номинальная стоимость составляет порядка $60 млн., смотря как считать. Сколько бы она ни стоила, это была хорошая сделка, разве что деньги за этот 1% акций нельзя получить, пока инвестиционный фонд CVC Capital Partners не продаст свою долю в Delta Topco. Тем не менее, эти акции учитываются в финансовом балансе FIA, благодаря чему он производит благоприятное впечатление.

Полагаю, слова Тодта, что такое положение вещей когда-нибудь изменится, только вводят в заблуждение. Если пересмотреть структуру руководства Формулой 1, и FIA займётся тем, чем она должна заниматься, за что тогда другие участники этих договорённостей будут платить федерации так много? Когда воротилы бизнеса из CVC и их подручные расстаются с деньгами, они испытывают физическую боль. А если FIA будет меньше получать от Формулы 1, кто будет оплачивать дорогостоящие поездки чиновников федерации по всему миру и их бесконечные совещания?

План Тодта состоял в том, чтобы другие чемпионаты, которые проходят под эгидой FIA, тоже платили больше, чтобы снизить финансовую зависимость федерации от Формулы 1, однако промоутеры не хотят платить столько, сколько он просит. Возможно, вы не заметили, но тема Формулы 2 тихо отложена в сторону, поскольку никто не хочет за это платить. И в настоящий момент идёт противостояние FIA и серий GP2 и GP3, которые должны платить федерации за то, что она берёт на себя руководящую роль в этих гонках поддержки.

По-моему, выход из тупика один: автоконцерны и крупные медиа-компании в 2020 году должны сформировать альянс, выступить единым фронтом и заявить, что больше не будут участвовать в чемпионате, если Formula One Group не согласится умерить свои финансовые аппетиты. А она не может себе этого позволить из-за своих колоссальных долгов, накопившихся из-за того, что CVC и другие акционеры Формулы 1 просто объедаются деньгами, которые они забирают из доходов чемпионата.

Если такой альянс будет сформирован и заявит о себе, наступит период, когда противоборствующие стороны будут натравливать друг на друга своих юристов, но если команды сохранят единство, то нынешним хозяевам Формулы 1 просто будет нечего продавать. И тогда рассыплется коммерческое соглашение с FIA, заключённое сроком на 100 лет. У федерации не останется выбора, ей придётся увиваться вокруг автоконцернов, клянчить деньги и обещать придать статус чемпионата мира какому-нибудь их соревнованию.

А пока ничего меняться не будет, и при нынешней ненормальной системе руководства тот же формат квалификации останется таким, как сейчас, пока болельщики не перестанут ходить на гонки или кто-то из участников переговорного процесса не отступится.

Вообще идея поменять формат квалификации была направлена на то, чтобы повысить интерес к программе субботы и перемешать стартовое поле, что сделает гонки по воскресеньям более зрелищными. Но дело в том, что с гонками сейчас всё хорошо. Мы увидели два Гран При подряд, которые прошли по захватывающим сценариям. Это связано и с тем, что команды стали ближе по своим возможностям, и с новыми шинными правилами: в этом году Pirelli привозит на гонки резину трёх составов, а не двух, что обеспечивает разнообразие тактических схем. Скорости прохождения кругов постоянно растут, команды становятся сильнее и лучше, появляются молодые таланты, которые готовы теснить признанные авторитеты. Так что с гонками в Формуле 1 проблем нет, но есть проблема с руководством, с теми, кто принимает решения.

Источник: F1News

Вторник 05 Апреля 2016 23:11
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: формуле, федерации, платить, федерация

Читайте также: Росс Браун был одним из самых успешных руководителей команд в истории Формулы 1 – он завоёвывал титулы в трёх разных командах, Benetton, Ferrari и Brawn. Теперь новые владельцы чемпионата из Liberty Media пригласили его на должность спортивного директора Формулы 1. В интервью официальному сайту Росс рассказал, какие цели перед собой ставит и как собирается их реализовать. Вопрос: Росс, ваша карьера в Формуле 1 получилась очень яркой – от технического директора до владельца команды, восемь титулов в личном зачёте и Кубке конструкторов, а теперь вы спортивный директор чемпионата. Чего вы ждёье от новой главы в своей жизни?Росс Браун: Это очень хорошее слово, потому что новая глава – именно то, что заставило меня вернуться в Формулу 1. Это новая задача для меня. Я не хотел работать в Формуле 1 в какой-то иной роли. Мои амбиции состоят в том, чтобы изучить эту сторону бизнеса – отношения с болельщиками, совместную работу с командами над поиском путей дальнейшего развития Формулы 1. Именно возможность поучаствовать в бизнесе с этой стороны возродила во мне желание вернуться. Вопрос: Как долго вы об этом думали?Росс Браун: После первого предложения потребовалось несколько недель. Но надо учитывать, что первое предложение легло на подготовленную почву – к тому моменту я уже несколько месяцев консультировал Liberty Media, что позволило мне узнать людей, вовлечённых в этот процесс, в частности, Чейза Кери. Я мягко вписался в их планы. Всё началось в сентябре или октябре прошлого года. Вопрос: Что должно произойти, чтобы вы назвали этот год успешным?Росс Браун: Надеюсь, в этом году мы определимся с процедурами и подходами,...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Клэр Уильямс: Мы должны дать Лэнсу шанс

Стартовые номера гонщиков в 2017-м – от 2 до 94

Даниэль Риккардо: В США растёт интерес к Формуле 1

Мик Шумахер проведёт сезон в европейской Формуле 3

Кто следующий? Сыновья бывших гонщиков на пути в Ф1

Харрисон Ньюи: Моя мечта – выступать в Формуле 1

Уолтерс: Талантам всё сложнее пробиться в Формулу 1

Рио Харьянто: У меня есть шанс вернуться

Окон: Поединки с Максом часто бывали опасными

Фернандо Алонсо: Побеждать хочется всегда