Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Креститься лишь после того, как грянет гром, — не только русская черта. По крайней мере, в мире автоспорта так тоже поступают. Трагическая гибель пилотов в последние годы заставила чиновников вновь озаботиться проблемой безопасности, а в начале 2016-го мы увидели первое их решение. Неоднозначное и уже породившее массу споров — систему “гало”. Защита головы пилота, безусловно, важна, но должна ли она быть такой? В этом и попытаемся разобраться.

1. Безопасность


Естественно, главный для “гало” критерий — то, насколько система справляется со своей функцией. “Гало” поможет гонщику, если в него полетит колесо или чужой болид окажется сверху, как у Алонсо и Райкконена в прошлом году. Но вот против мелких осколков система бессильна. Разве что останется надеяться, что деталь попадёт в защитный каркас, как мяч в футбольную штангу.

По этой проблеме уже высказался один из главных пострадавших от небезопасности Ф-1 — Филипп Бьянки. Он не только напомнил про обломок, чуть не обрубивший карьеру Фелипе Массы, но и отметил, что Жюля “гало” бы не спасла:

“Для Жюля эта система ничего бы не изменила, потому что повреждение его мозга произошло из-за невероятно экстремального торможения. Конечно, я не буду выступать против чего угодно, повышающего безопасность пилотов, но эта версия „гало“ меня не убедила и должна быть улучшена”, — сказал Филипе.

А если система безопасности не до конца выполняет свои функции, то есть ли в ней смысл? Конечно, мы можем сказать, что она решает хоть какие-то проблемы, а это лучше, чем ничего. Безусловно, можно понадеяться, что в дальнейшем её усовершенствуют, что нынешняя версия лишь первый шаг на пути к безопасности. Но есть ли гарантия, что “гало” не окажется шагом последним? Что чиновники не скажут “мы пытались” и не бросят идею до следующего трагического случая? Если окажется, что из-за “гало” бросили разработку других идей, то следующий трагический случай будет на совести тех, кто принял эту.

Добавим, что “гало” может и понизить безопасность — видимость она пусть незначительно, но затрудняет. А на скорости 300 км/ч ничего незначительного не бывает.

Вывод: “гало” — это полумера, которая может быть временным решением, но не гарантом безопасности пилота.

2. Эстетика


Что ни говори, а фактор красоты в “Королевских гонках” один из самых важных. Иначе зачем мы каждый год в предвкушении ждём новые ливреи и надеемся, что пилоты отстоят гридгёрлз в борьбе с новомодными гридбоями?

Болид должен быть красив — это аксиома. И тут к “гало” большие вопросы. Располагаясь на самом видном месте машины, система лишает её внешний вид гармонии, о чём откровенно высказался Нико Хюлькенберг. „Гало“ выглядит ужасно”, — бесхитростно заявил немец.

Конечно, свою эстетику в “гало” найти можно, но эта эстетика куда ближе к видеоиграм про дальний космос, чем к Формуле-1.

Ещё один вариант — отбросить фактор эстетики вовсе, по примеру Себастьяна Феттеля. “В принципе я согласен с тем, что это выглядит не очень здорово, но в равной степени это помогает повысить безопасность, спасти жизни людей”, — отметил Себ.

Но Формула-1 — это деньги, деньги — это шоу, а шоу — это красота. Так что от эстетических оценок никуда не деться. Да и, как мы помним из предыдущего пункта, спасение жизней за счёт “гало” тоже под вопросом.

Вывод: эстетическая ценность “гало” сомнительна.

3. Гоночный дух


Наконец, самый эфемерный пункт. Так уж сложилось, что формульные серии — это гонки с открытыми колёсами и кокпитами. Да, создатели “гало” не пошли радикальным путём выстраивания бронебойного пузыря между пилотом и окружающим пространством, который грозил превратить Ф-1 в мультфильмы про Спиди-гонщика. Но всё же саму идею открытого кокпита система нарушает.

“Формула-1 опасна, но без открытых кокпитов это будут уже не гонки”, — ёмко выразился по поводу закрытия кокпита Даниил Квят.

Другой момент — сам фактор риска. Гонки — традиционно рискованный спорт. И в этом проходе пилота между жизнью и смертью по узкой полосе трассы на запредельной скорости и есть его привлекательность. Гонки без риска — как единоборства без контакта.

“Мне кажется, это попытка сделать наш спорт абсолютно стерильным, но элемент опасности должен оставаться — именно он делает Формулу-1 сексуальной и привлекательной”, — высказался, пожалуй, самый ярый противник “гало” — Нико Хюлькенберг.

Такая позиция пилота “Форс Индия” даже привела к небольшому скандалу — Даниэль Риккардо посоветовал немцу “не геройствовать”.

В итоге вышло, что мнения пилотов разделились. Самым весомым сторонником “гало” выглядит Феттель — наиболее титулованный гонщик пелотона, выступающий за самую влиятельную команду. Однако в команде его противников действующий чемпион и любимец Берни Экклстоуна Льюис Хэмилтон. Последний уже предложил: давайте сделаем использование «гало» добровольным. Хочешь большей безопасности и дополнительные килограммы — вперёд. Готов рискнуть чуточку больше — пожлуйста. В общем, настоящая битва влияний.

Вывод: “гало” нарушает дух гонок.

*****

Как мы видим, новая система не вышла в плюс ни по одному из наших пунктов. Однако даже одна спасённая жизнь будет весомее любых доводов. Как же быть?

Мы полагаем, что введение дополнительной защиты в Формуле-1 всё равно неизбежно. Другое дело, стоит ли торопиться? Да, мы видим трагические инциденты, но нельзя сказать, что ситуация критическая, требующая поспешных и непродуманных мер. Ничто не мешает провести дополнительные исследования (о планах протестировать свой вариант уже объявил «Ред Булл») и найти тот вариант, который и безопасности поможет, и внешний вид машин не изуродует. Исчезнувший звук двигателей может показаться детским лепетом по сравнению с «гало». Нет причин во что бы то ни стало внедрять спорный вариант уже в 2017-м — и опять отпугнуть болельщиков. Господа из ФИА, давайте подумаем ещё и придём к какому-то более взвешенному решению.

Источник: Чемпионат.com

Воскресенье 06 Марта 2016 11:45
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: система, безопасности, безопасность, пилота

Читайте также: В 2017 году на машинах GP3 появится система DRS, помогающая обгонам – об этом заявил руководитель серии Бруно Мишель. По мнению организаторов, это позволит лучше подготовить гонщиков к тому, что их ждёт в GP2 и Формуле 1, где подобные системы уже есть. Чтобы снизить стоимость новинки, новая система будет заимствована из GP2 (где практически аналогична той, что устанавливается на машины Формулы 1), и интегрирована в нынешнее заднее антикрыло - конструировать новое не придётся. В то же время организаторы планируют немного изменить расположение плоскостей, прибавив машине прижимной силы, чтобы повысить эффективность системы. Бруно Мишель, руководитель серии: «Мы установили DRS на машину GP2, чтобы помочь гонщикам разобраться с ней, прежде чем они попадут в Формулу 1. Устройство работает точно так же, как в Формуле 1, и в тех же зонах детекции. Я хочу подчеркнуть, что мы ввели эту систему не для того, чтобы повысить зрелищность - с этим у серии и так всё было в порядке. Однако это хороший способ научить пилотов пользоваться этой системой. В этом году мы ввели новую машину GP3, и на 100% удовлетворены её надёжностью, а потому решили добавить DRS, чтобы подготовить пилотов к GP2. Конечно, это также сделает гонки GP3 более интересными, так как в начале сезона они были слишком спокойными, хотя в последнее время ситуация начала улучшаться. DRS также привлечёт пилотов в серию, так как они всегда ищут гонки, в которых смогут лучше подготовиться к будущим чемпионатам». Дидье Перрен, технический директор серии: «Система будет работать точно так же, как в GP2, и, соответственно, аналогично Формуле 1. Мы будем использовать те же зоны...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Встречаем теплом обновлённый родстер Mercedes-Benz SL 400

Изводим друг друга со спортседаном Mercedes-AMG C 63 S

Противопоставляем Passat и Superb седану Mazda 6

Формула-1 испытала систему защиты головы гонщиков “гало”

Презентации новых машин: Mercedes-Benz F1 W07 Hybrid

Технические характеристики Mercedes-Benz F1 W07

Система quattro ultra сэкономит горючее на новых моделях Audi

Презентации новых машин: Williams Martini Racing FW38

Обезьянничаем за рулём турбоседанов Jaguar XE и BMW 330i

На заводе Audi заработал «супермаркет будущего»