Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Дики Стэнфорд – ветеран Формулы 1, он работает в Williams более тридцати лет, прошёл путь от механика Найджела Мэнселла до тим-менеджера, а с весны 2014 года руководит компанией Williams Heritage, в распоряжении которой находятся исторические машины команды. В воскресенье он ответил на вопросы болельщиков, связанные и с его нынешней работой, и с событиями прошлого.

Вопрос: Как можно сравнить прижимную силу, которую генерируют современные машины Формулы 1, с уровнем 90-х годов?
Дики Стэнфорд: Было бы действительно интересно это сравнить, поскольку показатели могут оказаться ближе, чем многие думают. Я обязательно проверю!

Вопрос: Вы продаёте старые машины Williams?
Дики Стэнфорд: Да, у нас есть большой выбор таких машин, от FW07 вплоть до FW36.

Вопрос: Какую из машин, с которыми вам довелось работать, вы считаете лучшей?
Дики Стэнфорд: FW14B, в своё время она заметно превосходила другие машины чемпионата.

Вопрос: Сколько может стоит шасси FW08C в исправном состоянии?
Дики Стэнфорд: Это шасси – из самых дорогих, потому что его можно использовать в гонках исторических машин. Если FW08C на ходу, его цена может превышать 500 тысяч фунтов стерлингов. А если машина будет продаваться с рабочим двигателем, то в зависимости от истории конкретного шасси цена будет ещё выше: от 800 тысяч до 1 миллиона фунтов.

Вопрос: Какую из исторических машин вы считаете самой интересной в плане технологических решений и почему?
Дики Стэнфорд: FW15. Она была вся напичкана электроникой, это была самая сложная машина, которую мы когда-либо построили.

Вопрос: На экспериментальных шестиколёсных Williams, которые были построены в конце 70-х – начале 80-х, крутящий момент передавался на обе задние оси или только на одну?
Дики Стэнфорд: Машина была оснащена двумя коробками передач, так что обе оси были ведущими.

Вопрос: Если говорить о двигателях исторических машин: вы можете рассчитывать на техническую поддержку их производителей?
Дики Стэнфорд: Они оказывают нам очень серьёзную поддержку. Мы можем в любое время обратиться к Honda, Renault, BMW или Toyota.

Вопрос: Какие повреждения получила FW19 Жака Вильнёва после столкновения с Ferrari Михаэля Шумахера в Хересе в финале чемпионата 1997 года?
Дики Стэнфорд: Основная аккумуляторная батарея, которая была расположена за левым боковым понтоном, после удара держалась буквально на честном слове. Нам повезло, что машина дотянула до финиша.

Вопрос: Если бы вы могли изменить какое-то одно правило современной Формулы 1, что бы вы выбрали?
Дики Стэнфорд: Я бы запретил системы DRS. И DRS, и системы рекуперации энергии были внедрены для того, чтобы увеличить число обгонов, но они нейтрализуют друг друга.

Вопрос: Как вы считаете, стали бы гоночные уик-энды интереснее, если бы очки начислялись и по итогам квалификации?
Дики Стэнфорд: Нет. В своё время за квалификациями было действительно интересно следить, потому что тогда было видно, на какую скорость способны машины. А сейчас нет различий в спецификации машин, потому что для квалификации и гонки они готовятся практически одинаково.

Вопрос: Можно ли сказать, что Williams образца 2012 года была самой непредсказуемой машиной, когда-либо построенной командой? На ней можно было выигрывать гонки, но на следующем этапе чемпионата она оказывалась среди аутсайдеров…
Дики Стэнфорд: Да, её поведение было непредсказуемым. Иногда оно вообще не менялось, даже если мы полностью меняли все настройки.

Вопрос: Чего вам больше всего не хватает в сегодняшней Формуле 1 по сравнению с эпохой двигателей V10?
Дики Стэнфорд: Всё просто: того звука!

Источник: F1News

Воскресенье 17 Января 2016 21:27
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: стэнфорд, williams, исторических, шасси

Читайте также: Адам Парр, бывший исполнительный директор Williams, давно не появляется в паддоке, но в прошлом году совместно с Россом Брауном выпустил интересную книгу «Тотальное состязание: Уроки стратегии Формулы 1». В интервью польскому сайту F1talks он рассказал о том, чем занимается сейчас, и поделился своими взглядами на ситуацию в чемпионате мира. Вопрос: Скучаете ли вы по Формуле 1? Сложно ли было перевернуть эту страницу вашей карьеры?Адам Парр: В это трудно поверить, но не могу сказать, что мне её не хватает. После того как я расстался с Ф1 пять лет назад, я участвовал в запуске десяти бизнес-проектов, написал две книги, стал доктором философии и работал с замечательными людьми, с которыми никогда бы не познакомился, если бы остался в Формуле 1. Но многое из этого стало возможно благодаря тому, что какое-то время я был связан с Ф1, и за это я очень благодарен. Особенно мне бы хотелось подчеркнуть, что именно тогда у меня завязались отношения с Максом Мосли и Сэмом Майклом, которые определяют мою жизнь сейчас. Вместе с Мосли мы создали небольшой венчурный инвестиционный фонд, и уже несколько лет он вкладывает деньги в технологические стартапы и различные проекты, связанные с Оксфордским университетом. А совместно с Сэмом мы основали компанию, занимающуюся разработками в области искусственного интеллекта, которой он руководит из Австралии. Вопрос: Росс Браун стал важной фигурой в команде Liberty Media. Может быть, в ней есть место и для Адама Парра?Адам Парр: Нет! Вопрос: Вместе с Брауном вы долго работала над книгой «Тотальное состязание: Уроки стратегии Формулы 1». Не изменились ли после этого ваши взгляды на Ф1 и...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Кубица и ди Реста проведут тесты за рулём Williams

Фелипе Масса: Либо контракт с Williams, либо ничего

В Williams подтвердили интерес к Кубице

О шансах на возвращение Роберта Кубицы

Williams расширяет базу болельщиков

Роберт Кубица проведет тесты в Williams

Клэр Уильямс: Жаль, что на гонках со мной нет родителей

Джо Савар о перспективах Джолиона Палмера

DHL Fastest Pit Stop Award – Хэмилтон первый, Квят второй

Телеведущий станет одним из механиков Williams