Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гонка #152 : 7 мая 1967 года. Гран При Монако. Монако
Поул Джек Брэбэм (Brabham) – 1:27,6 (129,247 км/ч)
Лучший круг Джим Кларк (Lotus) – 1:29,5 (126,503 км/ч)
Победитель Денни Халм (Brabham) – 2:34:34,3 (122,079 км/ч)

Чемпионат 1967 года начался в ЮАР ещё 2 января, а второй этап, в Монако – прошел лишь пять месяцев спустя, в начале мая. За это время командам было о чём поразмыслить – неожиданную победу на трассе в Кьялами одержал пилот Cooper Педро Родригес. Правда, мексиканцу несколько повезло, к тому же на старт там вышли не все – в Ferrari, к примеру, предпочли пропустить африканскую гонку, чтобы лучше подготовиться к оставшейся части сезона.

В Монако Скудерия привезла серьёзно обновлённую версию своей 312-й, с кузовом из стеклопластика. Сильной стороной Ferrari был мотор, так как после перехода на трёхлитровую формулу в 1966 году большинство команд так и не смогли найти какой-то оптимальный вариант для выступлений в гонках. Свои Repco Джек Брэбэм никому не давал, моторы Maserati оказались недостаточно мощными и компактными, а в BRM всё ещё пытались довести до ума своего 16-цилиндрового H-образного монстра.

В результате многие использовали двигатели значительно меньшего объёма, чем позволял регламент, и это касалось не только частников. К примеру, в Монако в распоряжении Lotus были две версии 33-й модели – с двухлитровым Climax двухлетней давности и с 2,1-литровым BRM из Тасманской серии. Кларк в итоге выбрал Climax, а BRM достался Грэму Хиллу. Такой же мотор стоял и на BRM Джеки Стюарта, тогда как его напарник Майк Спенс пытался совладать с BRM H16.

Не все гонщики, присутствовавшие в заявочном листе, в итоге смогли приехать на гонку – к примеру, в Скудерии планировали выставить на старт три машины, но успели подготовить только две, за руль которых сели Лоренцо Бандини, ставший после ухода Сёртиза лидером команды, и молодой новозеландец Крис Эймон.

Тем не менее, число желающих принять участие в Гран При всё равно превышало количество стартовых мест, так как на старт планировалось допустить только 16 машин. При этом организаторы допустили к участию в Гран При французскую Matra, выступавшую фактически на машинах Формулы 2 с 1,6-литровыми двигателями Cosworth.

Обычно лишние отсеивались в квалификации, но на этот раз промоутеры гонки пошли на неожиданный шаг – они гарантировали места на старте всем командам, которые производят шасси Формулы 1 не менее трёх лет. В результате частник Боб Андерсон, показавший очень неплохое время на своей Brabham-Climax, не смог принять участие в гонке, в то время как пилоты Cooper, которых он опередил – смогли. Ещё двумя неудачниками оказались Жан-Пьер Бельтуаз на Matra и Ричи Гинтер на американской Eagle-Weslake.

Поул завоевал Джек Брэбэм, снова продемонстрировавший силу своей лёгкой и компактной машины. Второе время показал Бандини, всего на 0,1 секунды опередивший своего бывшего напарника Джона Сёртиза – тот теперь выступал за Honda. Четвёртое время показал ещё один пилот Brabham Дэнни Халм. Позади него стартовали два шотландца, Джим Кларк и Джеки Стюарт.

Реализовать преимущество поула Брэбэм не сумел – его машина с трудом разогналась, и лидерство захватил Бандини. Брэбэм смог сохранить второе место, но лишь на полкруга – машину неожиданно развернуло, и в неё врезался Йо Зифферт. С повреждённым радиатором Джеку ничего не оставалось, как вернуться в боксы – там выяснилось, что мотор выбрасывал масло, и оно попадало прямо на колёса машины австралийца.

Часть масла попала и на трассу, что сыграло злую шутку с Бандини – на втором круге тот, поскользнувшись, пропустил Халма и Стюарта. На шестом круге Стюарт опередил Халма и возглавил гонку, но сошел с дистанции из-за поломки дифференциала на 14-м. Халм вновь вышел в лидеры, Бандини был вторым, а Сёртиз – третьим.

На долгое время ситуация в гонке стабилизировалась, и менялась только при очередном сходе одного из пилотов. К 20-му кругу Халм довёл отрыв от Бандини до 15 секунд, а Сёртиз хотя и был быстрее итальянца, никак не мог его опередить на узких улочках Монако. А уже на 27-м мотор Honda задымил, Сёртиз потерял скорость и вскоре сошёл, отдав третье место Брюсу Макларену.

Откатившийся на старте в хвост пелотона Джим Кларк тем временем пробился на четвёртое и даже начал атаковать Макларена, но на 43-м круге задел стену в Tabac и сломал заднюю подвеску. На 70-м самому Макларену пришлось заехать в боксы для замены аккумуляторной батареи, что отбросило его на пятую позицию.

На второй половине дистанции Бандини пытался догнать оторвавшегося Халма, и в какой-то момент сократил отставание до 7 секунд. В соответствии с правилами тех лет, гонка в Монако продолжалась на протяжении 100 кругов, так что время у итальянца ещё было. Но на 82 круге Бандини ошибся в шикане на набережной, машина врезалась в барьер из тюков с сеном, перевернулась и загорелась.

Гонщик оказался в смертельной ловушке, а спасательные работы были организованы из рук вон плохо. Пожарные прибыли на место аварии с опозданием и оказались недостаточно хорошо экипированы, чтобы быстро потушить огонь и помочь пилоту. Операция спасения длилась несколько минут, и всё это время вертолёт операторской группы висел прямо над горящей машиной, ещё больше раздувая пламя…

В конце концов Лоренцо всё же удалось извлечь из машины, и с сильнейшими ожогами его отправили в госпиталь. Гонка тем временем продолжалась, но, конечно, осталась в тени этих событий. Халм довёл её до победы, опередив ближайшего из преследователей, Грэма Хилла, на круг. Ещё круг уступил им Крис Эймон на второй Ferrari.

Это была первая победа для Дэнни Халма и первый подиум для Эймона, но ни тот, ни другой не радовались своему достижению. Спустя три дня, в среду, когда многие пилоты отправлялись за океан на гонку Инди-500, стало известно, что Лоренцо Бандини скончался в госпитале принцессы Грейс в Монте-Карло от последствий полученных ожогов.

Источник: F1News

Понедельник 28 Декабря 2015 23:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: бандини, монако, брэбэм, мотор

Читайте также: Гонка #112: 26 мая 1963 года. Гран При Монако Поул Джим Кларк (Lotus) – 1:34,3 (120,064 км/ч) Лучший круг Джон Сёртиз (Ferrari) – 1:34,5 (119,810 км/ч) Победитель Грэм Хилл (BRM) – 2:41:49,7 (116,605 км/ч) За два сезона, прошедших после 1960 года, в Формуле 1 сменилось целое поколение гонщиков. Главными звёздами теперь были не Стирлинг Мосс и Джек Брэбэм на Cooper, а Грэм Хилл на BRM и Джим Кларк на Lotus. Именно эти двое вели между собой борьбу за титул в 1962-м. Ворвавшись в мировую элиту, Кларк демонстрировал отличную скорость и одержал три победы, но машина подводила его слишком часто – в большинстве остальных гонок шотландец сошёл и в итоге остался вторым в чемпионате, уступив Хиллу. Сезон 1963 года начинался в Монако и главным фаворитом был именно Кларк. Незадолго до Гран При стало известно, что Стирлинг Мосс окончательно уходит из автоспорта – британец так и не смог оправиться от травм, полученных годом раньше в гонке спорткаров. Как обычно, стартовая решётка в Монако была ограничена лишь 16-ю машинами, но на этот раз организаторы решили, что гарантированно допустят на старт только чемпионов (ими были Джек Брэбэм, Фил Хилл и Грэм Хилл) и предыдущих победителей Гран При Монако – Мориса Трентиньяна и Брюса Макларена. Судьбу остальных должна была решить квалификация. Однако Фил Хилл выйти на старт не смог – его новая команда, ATS, в последний момент отказалась от участия в Гран При, так как их ATS 100 ещё не была готова. По аналогичной причине не приехала и команда Scirosso. Зато, как бы странно это ни звучало, вернулась в чемпионат команда Ferrari. Предыдущий сезон выдался для неё очень непростым – после «дворцовой...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Даниил Квят: Мне не нужна помощь психолога

Роберто Мери: Чемпионат стал интереснее

Джеймс Аллен о предстоящем Гран При Канады

Хэмилтон: Мы испытываем больший прессинг, чем прежде

Эрик Булье: У канадской трассы уникальный вызов

Перес: У трасс в Монреале и Монако есть общие черты

Хембри: Погода может вновь оказаться переменчивой

Риккардо: То, что было в Монако, уже в прошлом

Вассёр: Надеюсь, уик-энд в Канаде пройдёт удачнее!

Марк Хьюз о Даниэле Риккардо