Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Еще одна  проблема, угрожавшая благополучию всей Формулы-1, решена – Red Bull остается, найдя вариант с мотором на 2016 год

Сергей ИВАНОВ

Моторы TAG Porsche в Формуле-1 бывали. Но чтобы TAG Heuer… Разумеется, швейцарская часовая фирма будет предоставлять команде Red Bull не сами силовые установки, а только свое имя для них. И тем не менее ее роль очень велика – «двигательный» рекламодатель дал возможность команде Red Bull выпутаться из сложной, практически патовой ситуации. В которую, заметим, загнали Быков не только обстоятельства, но и некоторые неосторожные слова и решения руководства коллектива.

Трассы в Формуле-1 кольцевые, стрелки тоже движутся по кругу - в общем, символических причин для появления "часового мотора" можно найти предостаточно!
Прежде чем широковещательно заявлять об отказе от моторов Renault, Быкам нужно было заключить твердый контракт на поставку двигателей Mercedes. Со всеми подписями, печатями и прописанными санкциями за неисполнение. Как можно судить по словам знающих людей, у Дитриха Матешица была лишь устная договоренность – и он считал, что дело сделано. Его можно понять – в бизнесе такого уровня «ударить по рукам» с партнером, как правило, достаточно для того, чтобы считать вопрос решенным. Но в итоге Mercedes от поставки отказался – и это была величайшая свинья, подложенная не только Матешицу, но прежде всего Берни Экклстоуну! Представляете, каким захватывающим был бы чемпионат следующего года, если бы Red Bull получил моторы Mercedes! Теперь остается надеяться только на то, что Ferrari окажется конкурентоспособной в борьбе не только за победы, но и за чемпионский титул – но уверенности в этом сейчас нет.  

Red Bull, получив отказ Мерседеса, оказался в критической ситуации – с Renault продолжать сотрудничество команда не хотела, а больше ей никто свои силовые установки не предлагал. Удивительно, но от поставок отказались не только мотористы Ferrari, ног даже Honda! McLaren прозрачно намекнул японцам, что команда мучается с детскими болезнями их изделий вовсе не для того, чтобы кто-то потом приходил «на готовенькое». Ожидавшийся «развод» с Renault имел под собой не только взаимные упреки и претензии, как могло показаться наблюдателю со стороны. Принципиально различались взгляды на стратегию развития силовых установок, которые имелись у команды и ее поставщика. Red Bull просто хотел, чтобы у него был хороший гибридный двигатель, а какими средствами это будет достигнуто, его не очень волновало.

Для Риккьярдо и Квята продолжение выступлений в Red Bull означает поступательное движение их карьеры - команда в 2016 году всерьез рассчитывает прогрессировать
Поэтому команда из Милтон-Кейнса договорилась о помощи с одним из авторитетнейших специалистов в мире гоночного моторостроения – Марио Иллиеном. Он сосредоточил свое внимание на той сфере, где уже неоднократно проявил себя с самой лучшей стороны – а именно, на доводке двигателя внутреннего сгорания. В Renault могли бы принять его помощь, сосредоточив свои усилия на совершенствовании турбины и гибридных компонентов. Но для Renault, похоже, было делом чести не просто выйти из трудной ситуации, не просто разобраться с недостатками мотора – но сделать это исключительно своими силами. Именно поэтому там приняли свой собственный вариант совершенствования блока цилиндров. И именно на него потратили значительную часть баллов развития, оставшихся ко второй половине сезона. Беда в том, что лучше гибрид Renault после всех этих модернизаций не стал.

То, что сейчас Renault заявляет о предстоящем сотрудничестве с Марио Иллиеном и специалистами его фирмы Ilmor – в какой-то мере капитуляция. Она прошла практически незамеченной из-за того, что изменились условия – теперь у французской фирмы снова будет собственная команда Формулы-1 и, соответственно, она вправе избирать новую стратегию развития, не оглядываясь на свои прежние действия. Тем более, что Сирил Абитебул, выражая позицию французов, специально заметил: мол, это мы сами сейчас решили обратиться к Иллиену, а вовсе не под каким-либо давлением со стороны! Но при этом полностью сохранить лицо, продолжив сотрудничество с Red Bull, у фирмы все равно не получилось бы. И выход был найден – моторов Renault на машинах команды Кристиана Хорнера стоять не будет. Будут силовые установки TAG Heuer – пусть производиться они все равно будут в Вири-Шатийоне. Имя швейцарской часовой фирмы – словно ширма, которой поссорившиеся супруги отгораживаются друг от друга. При этом он продолжают жить в общей комнате – ведь не секрет, что уровень выступлений Red Bull все равно будет зависеть от мотористов Renault. Рекуператора на основе часовой пружины, разумеется, не будет. Швейцарские шестеренки стоят под обтекателем автомобиля Red Bull только на шуточном плакате, посвященном началу сотрудничества с новым «титульным мотористом».  

Часовые шестеренки на болиде Формулы-1? Если ненадежная гибридная установка надоела, ее хочется убрать хотя бы с помощью фотошопа! Но моторы 2016 года, несмотря на их название, для Red Bull все равно будет готовить Renault
«Рекламные» названия моторов – дело не новое. Во всех справочниках по истории Формулы-1 вы, например, найдете двигатель Acer, стоявший на болидах команды Prost. При этом мотор этот делали в Маранелло, а Acer не продолжал себе выпускать свои мониторы и компьютеры, но в историю Королевы автоспорта таким образом фирма себя вписала. Для компании TAG Heuer, давно и прочно связанной с Формулой-1, «лицами» которой были Айртон Сенна и Льюис Хэмилтон, такой шаг также вполне логичен. А для Red Bull? Прежде всего, этот контракт позволяет заткнуть брешь в бюджете, которая образуется с уходом бренда Infiniti. Хотя бы частично – ведь, по оценкам экспертов, от своего титульного спонсора, Infiniti, команда получала порядка менее 80 миллионов долларов в год. Но это не единственная выгода. Такой контракт сохраняет команде свободу рук. Хорошо пойдут дела у Renault в сотрудничестве с Марио Иллиеном – можно будет продолжать закупать силовые установки  у французов. Если же их дела не пойдут на лад – можно будет вернуться к переговорам с другими поставщиками. Тем более, что любой другой двигатель в будущем может быть точно так же переименован и назван именем рекламодателя.

Особо стоит сказать о второй команде концерна Red Bull, Toro Rosso. Для того, чтобы сохранить ее в Формуле-1, пришлось специально менять регламент чемпионата! Недавно было подтверждено решение о том, что на машины могут ставиться только двигатели, омологированные для текущего сезона. Это ставило крест на планах Toro Rosso проехать чемпионат 2016 года на моторах Ferrari образца 2015 года. Но, как только судьба команды оказалась под угрозой, руководство чемпионата изменило правила омологации – теперь ничто не мешает Ferrari повторно омологировать прошлогодний движок.

Даниэль Риккьярдо уже провел последнее спортивно-развлекательное мероприятие 2015 года - в Австралии он на болиде Red Bull RB7 соревновался с суперкарами и драгстерами
Таким образом, вопреки опасениям, никаких потерь Формула-1 в это межсезонье не понесет! Renault никуда не уходит, Red Bull и Toro Rosso тоже остаются на своих местах. Более того, пелотон увеличится на две машины – с нового чемпионата стартует американская команда Haas F1.               





 


 

Источник: auto-sport.ru

Воскресенье 27 Декабря 2015 15:18
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: renault, фирмы, силовые, ferrari

Читайте также: Год назад, в декабре 2015-го, Renault выкупила команду Lotus, когда та была на грани финансового краха. Формально из-за старых долгов Lotus экономические показатели заводской команды французского концерна до сих пор выглядят не лучшим образом, поскольку Renault пришлось взять на себя эти обязательства. Финансовые потери Lotus в 2015 году превысили 66 млн. евро, существенно увеличившись по сравнению с 2014-м. «Эти убытки объясняются целым рядом причин, в том числе, они связаны с прекращением выплат по долговым обязательствам. Но мы ожидаем, что итоги 2016 года будут лучше», – приводит Motorsport-Total слова Сирила Абитебула, управляющего директора Renault Sport F1. Судя по всему, имеются в виду долги команды перед Mercedes, чьи силовые установки в Lotus использовали в прошлом сезоне. Также на экономической ситуации команды сказалось резкое падение её доходов, связанное с потерей ряда крупных спонсоров и с тем, что в 2014-м Lotus заработала всего 10 очков, заняв далёкое 8-е место в Кубке конструкторов, что стало худшим результатом за всю новейшую историю команды. Остаётся добавить, что концерн Renault тогда приобрел терпящую бедствие команду за символическую цену в 1 фунт стерлингов. За 20 гонок 2016 года Кевин Магнуссен и Джолион Палмер заработали лишь 8 очков, но у них ещё есть какие-то шансы несколько улучшить положение в Абу-Даби, хотя вероятность этого невелика. Но такие итоги сезона вполне объяснимы: по сути, в распоряжении Renault было лишь слегка модернизированное шасси Lotus, которое разрабатывалось ещё в 2014 году. Заниматься его доводкой не было никакого смысла, поэтому в Гроуве полностью сосредоточились на подготовке к 2017 году, и сейчас у команды...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Магнуссен: Уход из Renault – моё решение

Хюлкенберг: Меня не спрашивали о выборе напарника

Хюлкенберг: Переход в Renault даёт мне отличный шанс

Джолион Палмер: В Renault не ценят наши усилия

В 2016 году штат Renault увеличился на 85 сотрудников

Кевин Магнуссен: Я начинаю терять терпение

Фредерик Вассёр: Мы с Сирилом дополняем друг друга

Марк Хьюз сравнивает карьеры Уэббера и Хюлкенберга

В Renault подтвердили контракт с Хюлкенбергом

Компания BP может вернуться в Формулу 1