Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В 2015-м пилоты Mercedes Льюис Хэмилтон и Нико Росберг выиграли 16 гонок из 19, доминировав по ходу чемпионата. Руководитель Mercedes Motorsport Тото Вольфф в интервью пресс-службе команды подвел итоги сезона.

Вопрос: Вы ожидали, что в 2015-м команда продолжит доминировать?
Тото Вольфф: Конечно, после того преимущества, которое было у нас в 2014-м, мы задались вопросом, сможем ли выступить на таком же уровне и в 2015-м. Тесты – это одно, но гонки – совершенно другое. Я бы не стал говорить, что мы испытали облегчение, но было приятно, когда мы увидели, что команде удалось добиться прогресса в работе с шасси и с двигателем.

Вопрос: Победа Ferrari в Малайзии стала для вас сюрпризом ?
Тото Вольфф: Да, поскольку та победа была одержана после гонки в Мельбурне, где наша машина была очень быстра и гонщики доминировали. Когда мы приехали в Малайзию, то допустили несколько ошибок, которые года назад не помешали бы нам выиграть. С точки зрения стратегии, гонка была сложной, но она стала для нас звонком, после которого команда проснулась. Этот случай показал, что в Формуле 1, даже обладая быстрой машиной, вы не можете расслабляться.

Вопрос: В Китае Льюис Хэмилтон пытался сдержать Нико Росберга?
Тото Вольфф: Очевидно, что когда вы боретесь в чемпионате с напарником за рулем самой быстрой машины, и ваш напарник достаточно хорош, то чтобы одолеть его, вам приходиться использовать всевозможные трюки. Прибегал ли к ним Льюис в Китае, мы не знаем, но, полагаю, нечто подобное было ожидаемо, поскольку при таком уровне конкуренции, чтобы победить, иногда бывает недостаточно просто всё сделать правильно.

Вопрос: В этом году было проще контролировать ситуацию внутри команды?
Тото Вольфф: Возможно, мы смогли оставить за закрытыми дверями все обсуждения, проходившие во время брифингов. Нико и Льюис поняли, что их разногласия не лучшим образом могут повлиять на командный дух. Мы пытались держать ситуацию под контролем, чтобы она не оказывала влияния на работу команды. Неважно, согласны гонщики с каким-то решением или нет, но как профессионалы они должны его выполнить. В любой команде и компании, не только в Брэкли, обсуждают различные ситуации и находят решения.

Вопрос: У вас когда-нибудь возникали мысли о том, что нужно остановить их и запретить борьбу друг с другом?
Тото Вольфф: Если бы мы не смогли больше держать ситуацию под контролем, мы бы вернулись к тому подходу, который многие команды применяли в прошлом. Например, сделали бы так, как поступали в Ferrari в годы их доминирования. Мы бы просто решили, что Нико и Льюис больше не могут бороться друг с другом на трассе, однако для болельщиков это было бы не лучшим решением, особенно в ситуации, когда у Формулы 1 проблемы с привлечением новой аудитории. Это было бы неправильно, но если бы мы не смогли их контролировать, нам бы пришлось поступить именно так.

Вопрос: Насколько была важна для Нико победа в Испании?
Тото Вольфф: Очень важна. Как и многие спортсмены, Нико – настоящие боец. После завершения неудачного уик-энда проходило несколько часов, и он уже был сосредоточен на следующем этапе. Поэтому для нас не стало сюрпризом, что он смог отыграться.

В этом сезоне были уик-энды, когда Нико доминировал, начиная с первой тренировки и заканчивая гонкой. В тех Гран При, когда борьба была очень плотной, судьба гонки, как правило, решалась в первом повороте. Если вспомнить, как развивались события, то Нико и Льюис показывали плотные результаты каждый уик-энд.

Вопрос: Какие воспоминания у вас связаны с Гран При Монако?
Тото Вольфф: Монако – очень важный этап для команды. Даже если вы доминируете в чемпионате, в этой гонке все может пойти не так из-за множества ошибок. В тот момент нам было сложно принять правильное решение. Я помню, как тогда развивалась гонка и сейчас могу сказать, что это была системная ошибка. В один момент изображение на наших мониторах замерло, и мы не владели информацией об отрывах. В этой ситуации нет виновных, а если кого и стоит обвинять, то только меня. После той гонки мы поняли, что если все сломалось, то в некоторых ситуациях нужно руководствоваться здравым смыслом.

Вопрос: Кто принимал решение позвать Льюиса на пит-стоп в Монако?
Тото Вольфф: Обычно решение принимает группа стратегов, и в той ситуации не было вины конкретного человека – это была системная ошибка в программном обеспечении. Вы должны доверять данным телеметрии, поскольку если специалисты по стратегии начнут полагаться на свои инстинкты, мы будем проигрывать все гонки.

В той ситуации у нас возникли проблемы с получение информации – изображение на мониторах замерло. Тогда принятое решение казалось абсолютно правильным, поскольку у Льюиса было серьезное преимущество, чтобы сменить шины. Мы не знали, будет ли останавливаться Себастьян Феттель, чтобы получить новый комплект более мягких шин, что дало бы ему преимущество на последних кругах.

Здравый смысл должен был подсказать нам, что несколько кругов в Монако даже на старых шинах можно продержаться, но в этот самый момент Льюис увидел на больших экранах, как кто-то проводит пит-стоп, и по радио сказал нам, что его шины не выдержат до финиша, если автомобиль безопасности продолжит оставаться на трассе. Прибавьте его словам к нашим мыслям о том, что Себастьян мог навязать борьбу, а также уверенность в том, что у нас есть 25-30 секунд преимущества. Разумеется, в такой ситуации мы решили провести пит-стоп. Проблема в том, что к тому моменту у нас уже не было преимущества в 25 секунд.

Вопрос: После финиша гонки у вас были опасения, что Льюис может не вернуться на пит-лейн?
Тото Вольфф: Это не имело значения, даже если бы он остановил машину и ушел домой, как в свое время это сделал Айртон Сенна. Я считаю, что Формула 1 должна развлекать публику, и Льюис прекрасно это знает. Ему было очень важно выиграть Гран При Монако, но он не смог этого сделать, что привело к драме.

Вопрос: Гонка в Венгрии получилась не самой простой для Льюиса…
Тото Вольфф: У любого из нас бывают как хорошие, так и неудачные дни. Если у вас или у меня выдался плохой день, не так много людей узнают об этом. Но за тем, как выступает гонщик Формулы 1, по ТВ следят миллионы людей. Его вылет на первом круге стал следствием не самого удачного маневра, после которого все стали задаваться вопросом: «Что происходит с Льюисом?». Думаю, просто нужно понять, что это был один из тех неудачных дней.

Вопрос: Можете ли вы объяснить, что там произошло в Монце с давлением в шинах?
Тото Вольфф: В Италии были введены правила, которые определяли минимальное давление в шинах и ряд других параметров. Поскольку новыми были и правила, и методика измерений, всё это усложнило предстартовую подготовку. По ходу гонки нам стало известно, что началось расследование, хотя по нашим данным, в том числе полученным через нашего инженера Pirelli, всё было в порядке. Мы не очень понимали, что происходит.

Последствия могли заключаться в том, что к результату гонки могли добавить 30 штрафных секунд, и мы подумали, что для страховки надо создать такой отрыв. Как потом выяснилось, он не потребовался, поскольку ошибки выявлены не были. Но вся эта процедура была новой, и нужно было научиться, как её осуществлять.

Вопрос: Чему вас научила гонка в Сингапуре?
Тото Вольфф: Теперь у нас есть ответы на вопросы, с которыми мы тогда столкнулись, и я горжусь тем, как команда вышла из той ситуации. Нас подвело, что в реальности мы не знали, что нужно, чтобы показать в Сингапуре высокие результаты. Отчасти это связано с тем, что машина 2014 года намного превосходила технику соперников, и тогда мы победили в Сингапуре, хотя и в тот раз продемонстрировали не самую лучшую форму.

После этой гонки мы всё проанализировали, пытаясь понять, что именно нуждается в улучшении, причём, надо было добиться, чтобы это не повлияло на подготовку к Гран При Японии в Сузуке. Мы пару дней сосредоточенно работали, объединив усилия, затем прервались и отправились в Японию. После гонки на Сузуке мы вернулись к этой работе, сделали ряд предположений, и, по-моему, разобрались в причинах.

Вопрос: Что произошло на старте Гран При Японии?
Тото Вольфф: Учитывая, что у нас две одинаковые машины, что оба гонщика в равной степени конкурентоспособны, было понятно, что первый поворот сыграет решающую роль. Льюис просто удерживал свою внешнюю траекторию, и вышел из поворота лидером гонки, что и предрешило её исход.

Вопрос: Льюис не слишком агрессивно действовал в 1-м повороте?
Тото Вольфф: По ходу сезона мы многое поняли, если говорить о том, что значит быть агрессивным, и где пролегает эта грань. Это всегда непросто, потому что мы хотим, чтобы наши гонщики соперничали, чтобы они были агрессивными по отношению друг к другу и соперникам. Определённая жёсткость необходима, но при этом нельзя подвергать напарника риску. Я бы не хотел выступать в роли судьи, который определяет, был тот или иной манёвр слишком агрессивным, или нет. Но у меня есть собственное суждение, а также есть мнение команды, которое и становится официальной позицией.

Вопрос: Как вы считаете, как Нико пережил неприятности, связанные с технической проблемой, возникшей у него в Сочи?
Тото Вольфф: Да, у него возникла проблема с педалью газа, и она носила странный характер, поскольку всё произошло из-за поломки одной маленькой детали. Я запомнил, что Нико был очень спокоен: представьте, вы лидировали в гонке, потом что-то сломалось в вашей машине, и то, как он себя повёл, как он просчитывал варианты, которые, возможно, позволили бы заработать какие-то очки, действительно впечатляло.

Вопрос: Прокомментируйте ситуацию, возникшую после финиша Гран При США, когда Нико был настолько недоволен действиями напарника, что ваши гонщики даже бросались друг в друга бейсболками?
Тото Вольфф: Эта история была хороша разве что для таблоидов, давала поводы для различных сплетен, но не более.

Вопрос: Почему в этом году судьба титула была решена намного раньше, чем в 2014-м?
Тото Вольфф: Разница в том, что в этом сезоне Нико несколько раз сходил с дистанции, в Монце и потом в Сочи – из-за сломавшейся педали газа. Кроме того, Льюис выступал очень уверенно, и всегда, когда это было важно, добивался побед, хотя по скорости они были практически равны, разве что Льюис выиграл больше поулов. Но я бы сказал, что Хэмилтон одерживал верх именно в решающие моменты.

Вопрос: Тогда за счёт чего Нико удалось взять своё под конец сезона?
Тото Вольфф: Иногда довольно сложно понять, что творится в головах гонщиков, но не думаю, что Льюис, выиграв титул, сознательно ослабил хватку. Но подсознательно, став чемпионом, ты понимаешь, что тебе больше нечего доказывать. Да, можно выиграть ещё пару гонок, но они уже ничего не решают. С другой стороны, Нико смог прибавить… Эту ситуацию мы обсуждали это с обоими, но пока не нашли точного ответа.

Вопрос: Как бы вы подвели итоги сезона?
Тото Вольфф: Если говорить о команде, то в целом мы вновь очень довольны результатами. Мы доказали, что успех 2014 года не был случайным и объяснялся не только значительными изменениями в техническом регламенте. У нас работает отличная команда специалистов, основы которой были заложены Россом Брауном ещё до моего прихода. Нам нравится работать вместе, для Mercedes AMG характерен настоящий командный дух, а что касается машины, то тут нельзя выделить какой-то один главный фактор, который определяет её скорость – надо говорить о сочетании многих факторов. И когда всё это работает, такая команда может добиться больших успехов, и мы довольны тем, чего удалось достичь.

Хорошо ли это для нашего спорта? Мы видели, как появляется много нелепых слухов, каких-то странных разговоров, но Формуле 1 нужны и такие истории, нужна борьба, и за пределами трассы её было даже больше, чем во время квалификаций и гонок – я говорю о политической борьбе. Впрочем, как раз это не красит чемпионат, и из этого надо сделать выводы…

Источник: F1News

Среда 23 Декабря 2015 21:09
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: вольфф, льюис, ситуации, ситуацию

Читайте также: Тото Вольфф, руководитель Mercedes Motorsport, проводит летний отпуск на Изумрудном побережье острова Сардиния, считая, что эти места вполне располагают к полноценному отдыху, однако он нашёл время для беседы с журналистом итальянской Gazzetta dello Sport. «Я каждый год бываю на Сардинии, ведь здесь я могу по-настоящему расслабиться, а для детей эти места просто идеальные, – рассказал Вольфф. – Люди здесь говорят, что им нравится Mercedes, но их сердца принадлежат Ferrari. По их словам, «В этом году наша очередь!» По-моему, это здорово, когда вся страна болеет за свою гоночную команду. Было бы здорово, если бы когда-нибудь Mercedes добилась такой же поддержки в Германии. Кстати, внимание местной публики меня не беспокоит – здесь все ведут себя уважительно и дружелюбно…» Болельщики по-прежнему спорят, правильно ли поступили в Mercedes, когда попросили Льюиса Хэмилтона вернуть позицию Валттери Боттасу, ведь в конце сезона британцу, который ведёт борьбу за титул с Себастьяном Феттелем, может не хватить этих очков до победы в чемпионате. Однако Тото Вольфф считает, что всё было сделано правильно: «Я бы вновь поступил так же. Слово – есть слово. Хэмилтон хотел понять, сможет ли он побороться с гонщиками Ferrari, возглавлявшими гонку. Мы сразу предупредили: если это не удастся, то придётся вернуть позицию Валттери. Конечно, есть риск, что этих очков нам не хватит в конце сезона, и если всё сложится именно так, тогда получится, что мы сами себе навредили, поступив тогда на Хунгароринге в соответствии с нашим моральным кодексом. Но это не значит, что мы изменим наш подход. В случае с Ferrari понятно, на кого из пилотов делается ставка. Мы же...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Тото Вольфф о перспективах Боттаса и Верляйна

Вольфф: Мы не будем мешать нашим гонщикам бороться

Вольфф: Для нас важно, чтобы Льюису было комфортно

Тото Вольфф: Решимость Льюиса не нужно объяснять

Тото Вольфф: Льюис заработал 12 очков, это главное

Тото Вольфф: Напряжение будет расти в каждой гонке

Вольфф: У нас нет причин спешить с принятием решений

Чейз Кэри и Тото Вольфф о роли социальных сетей

Вольфф: Росберг пытался использовать все виды оружия

Тото Вольфф: В Формуле 1 нужен научный подход