Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
В Формуле-1 сейчас говорят только о двигателях. В последние два года силовые установки стали решающим фактором в расстановке на стартовой решётке, ключевым элементом политики и экономики мира Гран-при и грозят привести к самому серьёзному кризису за последнее время.

«Я считаю, Формуле-1 необходимо пересмотреть свою бизнес-модель. У спорта — у команд, у промоутров — так много проблем, что уже неясно, к чему всё идёт, — признался на днях Федерико Гастальди, заместитель руководителя «Лотуса», который едва сводит концы с концами. — Я знаю, мистер Экклстоун и ФИА стараются всё изменить, я знаю, что работать с командами сообща очень непросто», — заключает он.

С приходом новых моторов маленькие команды стали ещё меньше, а отрывы лидеров — больше. «Лотус», «Заубер» и «Манор» балансируют на грани коллапса, во многих странах на трибуны приходит всё меньше зрителей. Попытаемся разобраться, как так получилось и что будет с Формулой-1 дальше.

>>> «Нас кинули». Как Америка вернула и (почти) потеряла Формулу-1

Зелёный свет


Федерация с большим скрипом утвердила поправки в технический регламент летом 2011 года. «Мерседес» и «Феррари» вместе с Берни Экклстоуном воспользовались правом вето, однако смогли отвоевать лишь два цилиндра. Реформы обещали быть масштабными — Формула-1 станет более экологичной и поспособствует развитию автомобильной индустрии.

Нововведения активно поддерживала «Рено». Французская компания требовала, чтобы «Королевские гонки» перешли на моторы, схожие с теми, что продаются в автосалонах. Представители марки заявили, что двигатели V8 им неинтересны и, если правила не будут изменены, «Рено» покинет чемпионат.

«Феррари» и «Мерседес» поначалу протестовали против изменений и смогли добиться некоторых послаблений. ФИА, например, предлагала на пит-лейн приводить машины только за счёт электрической тяги, но производители сказали, что это слишком дорого. В конце концов, реформы получили зелёный свет, и все три поставщика вынуждены были смириться.

Берни Экклстоун, тем временем, до последнего призывал отказаться от всей этой затеи. Он уже побывал на базах «Феррари» и «Мерседеса», он знал, что «серебряные стрелы» добились намного большего, и понимал, к какому доминированию такая разница может привести. Берни с самого начала говорил, что с новыми моторами машины потеряют старый звук, а гонки лишатся важной части своего очарования, но промоутера не слушали. «Подобные опасения — это лицемерие, часть борьбы за власть, — писал Марк Хьюз в британском Autosport. — В 1980-х годах турбомоторы отлично звучали».

Экклстоун также беспокоился о независимых командах, за счёт которых в итоге и должны были появиться новые моторы. 8-цилиндровые атмосферные установки они могли купить за 5-8 млн евро, но стоимость новых по самым скромным оценкам достигла отметки в 20 млн. Предполагалось, что будет доступна более дешёвая — 14 млн — альтернатива от Крэйга Поллока, но независимый проект PURE так и не поддержали.

«Если мы хотим, чтобы в Формулу-1 приходили новые производители, то как мы им объясним необходимость строить устаревшие V8? — риторически вопрошал тогдашний руководитель «Мерседес Моторспорт» Норберт Хауг. — Да, первые пять лет моторы будут немного дороже, но затем цены снизятся». Чтобы снизить стоимость силовых установок, в федерации ограничили возможности доработки моторов.

Ошибки системы


На практике у разработанной ФИА программы выявилось множество фатальных ошибок. Командам новые двигатели обходятся в 30 млн евро, что втрое превышает суммы прежних контрактов. Из-за ограничений на доработку силовых установок у команд немного шансов сократить отставание от доминирующего «Мерседеса», а одной из главных проблем инженеры, журналисты и болельщики называют слишком тихий звук двигателя…

«Я не понимаю, в чём здесь смысл. Если производители и так тратят на эти моторы гигантские суммы, почему не дать им исправить то, что очевидно в этом нуждается? — спрашивает экс-пилот Формулы-1 и эксперт Стефан Йоханссон. — Ты можешь привозить по 500 обновлений аэродинамического пакета, но двигатель трогать нельзя».

С момента введения новых двигателей на трассе доминируют заводские «Мерседесы». Немецкие моторы на голову опережают все остальные, в то время как у их соперников есть лишь несколько «жетонов» на доработку определённых компонентов омологированной установки.

В межсезонье «Феррари» удалось добиться значительного прогресса, но постоянным претендентом на победу «Скудерия» стать так и не смогла. «Рено», несмотря на использование 11 «жетонов», откатывается всё дальше: обновлённый двигатель оказался менее мощным, чем прежняя версия.

И в то же время эти двигатели слишком дорогие для независимых команд. «Лотус», и без того испытывавший финансовые проблемы, оказался на грани исчезновения, в «Заубере» могут позволить себе лишь рента-драйверов, а «Манор» существует лишь на честном слове. Не удалось добиться успехов и в привлечении в спорт новых производителей. Новым партнёром Уокинга стала «Хонда», но её мучения лишь отпугивают других потенциальных участников — ни «Фольксваген», ни «Тойота» в Формулу-1 так и не захотели.

Источник: Чемпионат.com

Суббота 21 Ноября 2015 14:30
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: формулу, моторы, двигатель, феррари

Читайте также: На протяжении многих лет в Mercedes отправляли пилотов своей молодёжной программы, преодолевших первые ступеньки своей карьерной лестницы, в кузовной немецкий чемпионат DTM, где у компании была своя команда. Этот путь прошли и Пол ди Реста, и Эстебан Окон, и Паскаль Верляйн. Теперь Mercedes Motorsport уходит из этого чемпионата, так что такой возможности у неё не будет. Однако молодёжная программа остаётся – в неё входят Лукас Ауэр и Джордж Расселл. Компании придётся искать для них другой путь подготовки к Формуле 1, и Верляйн считает, что это может быть даже хорошо. Паскаль Верляйн: «Определённо, участвуя в DTM с Mercedes, у вас был шанс попасть в Формулу 1. Само по себе выступление в DTM – ненормальный путь в Формулу 1. Нормальный путь – выступления в Формуле 4, Формуле 3, Формуле 2, GP3. Я могу рассказать о своём пути – я не мог попасть в GP2, потому что у меня не было полуторамилионного бюджета, так что должен был решить, что буду делать после Формулы 3. Ситуация оказалась предельно ясной – у меня было предложение от Mercedes, в соответствии с которым я мог перейти в DTM, стать там оплачиваемым пилотом, и мне не нужно было тратить сумасшедшие деньги на ещё один год в Формуле 3 или нечто подобное. Как я уже сказал, возможности перейти GP2 у меня не было, так что DTM оказался для меня единственным вариантом, и я остался доволен полученным шансом. Я всегда знал, что если хорошо справлюсь со своей работой, смогу побеждать и так далее, то у меня будет шанс попасть в Формулу 1. К счастью, я выиграл чемпионат DTM, и теперь выступаю в Формуле 1, но, думаю, такое было возможно только с Mercedes. Теперь, когда DTM нет, вероятно, они будут отправлять своих...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Имя Brabham вернется в Формулу 1?

Ник де Врис: Я знаю, что в Формулу 1 сложно попасть

В Bridgestone не планируют возвращаться в Формулу 1

Уолтерс: Талантам всё сложнее пробиться в Формулу 1

Компания BP может вернуться в Формулу 1

Джин Хаас: Формулу 1 ждёт революция

Агаг: Грустно, что команда Trulli покидает Формулу E

Марка Alfa Romeo может вернуться в Формулу 1

Двигатель катастрофы. Как турбомоторы губят Формулу-1

Ferrari не интересует приобретение прав на Формулу 1