Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

На днях появилась информация, что главный гоночный инженер Lotus F1 Айо Комацу может перейти в Haas F1 вслед за Романом Грожаном. Федерико Гастальди, заместитель руководителя команды из Энстоуна, не видит в этом ничего необычного.

Федерико Гастальди: «Если кто-то из сотрудников команды хочет уйти – это их право. Конечно, мы будем скучать по ним, ведь мы – команда во всех смыслах этого слова, но переходы – часть этого бизнеса. Если я подойду к вам в паддоке и предложу больше денег, вы будете думать об этом. Все мы люди».

Гастальди подтвердил, что Джолион Палмер примет участие в первой сессии свободных заездов в Бразилии и Абу-Даби: «Да, он будет пилотировать машину – мы хотим дать ему возможность лучше сработаться с командой. На двух следующих этапах он сядет за руль в пятничной тренировке, чтобы получить больше опыта в работе с нами, а мы – с ним».

Источник: F1News

Пятница 06 Ноября 2015 15:59
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: гастальди, право, ктото, хочет

Читайте также: Тема привилегий, которыми пользуется Ferrari в Формуле 1, в последнее время обсуждается всё активнее, и мы писали, что в очередной раз об этом заговорил президент FIA Жан Тодт, который в своё время руководил итальянской командой. Ситуацию прокомментировал британский эксперт Марк Хьюз… Больной вопрос о праве вето, которое предоставлено Ferrari, вновь поднимался в ходе недавней пресс-конференции Жана Тодта. Разумеется, есть доля иронии в том, что президент FIA не одобряет это право и считает, что от него надо отказаться после 2020 года, когда закончится действие договорённостей между Формулой 1 и участниками чемпионата, хотя были времена, когда на посту руководителя Скудерии Тодт однозначно угрожал применением этого самого вето. Такое право было предоставлено Ferrari в 1980 году, когда Берни Экклстоун, в те времена возглавлявший FOCA (Ассоциацию конструкторов Формулы 1), и Жан-Мари Балестр, тогдашний президент FIA, заложили основы того, что потом стало Договором Согласия, своего рода основным законом, в соответствии с которым Формула 1 жила все последующие десятилетия. Местом решающей встречи стало Маранелло – и потому, это была более «нейтральная территория» по отношению к Великобритании, где базируется большинство команд, или Франции, где находится штаб-квартира FIA, и потому, что Энцо Феррари предпочитал не путешествовать. Уже эта маленькая деталь говорит о могуществе, которым всегда отличалась Ferrari. Коммендаторе упирал на то, что британские команды всегда могут о чём-то договориться между собой, а его потом поставить перед фактом – именно поэтому ему нужно право вето. На всякий случай. Все согласились, и...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Джо Савар: Ferrari и её право вето

Гастальди: Если кто-то хочет уйти – это их право

ГИБДД Москвы перестанет штрафовать за скорость

Кими Райкконен: «Магнуссен может говорить все что хочет, это его право»

Toro Rosso приглашает молодых специалистов

Германия сохранит контроль над "Фольксвагеном"

Матешиц: Гонщики Red Bull имеют право бороться друг с другом

Марк Уэббер: "Вернь имел право так сделать"

Отсутствие страховки станет поводом для снятия номеров

FOM не получит денег от организаторов Гран При Бахрейна