Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гран При США Трасса Перед гонкой Круглые цифры Превью этапа Четверг Пресс-конференция Пятница Свободные заезды Пресс-конференция Суббота Свободные заезды Квалификация Пресс-конференция Воскресенье Стартовое поле Гонка Круг за кругом Пресс-конференция Смена шин на дистанции После гонки

Участники: Льюис Хэмилтон (Mercedes), Валттери Боттас (Williams), Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Александер Росси (Manor), Кими Райкконен (Ferrari), Маркус Эриксон (Sauber)

Вопрос: Льюис, вы трижды побеждали в США, дважды – в Остине. Вы, Нико Росберг и Себастьян Феттель финишировали первым, вторым и третьим – именно в таком порядке – четыре раза по ходу нынешнего сезона, и если таким же будет финиш в воскресенье, вы станете трехкратным чемпионом мира. Что скажете?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я очень рад здесь находиться – мне нравится приезжать в Штаты. Здесь фантастическая трасса, на которой с 2012 года мы проводим отличные гонки. Предвкушаю очередной уик-энд – за две недели я успел соскучиться по машине.

Вопрос: Судя по вашим фотографиям и записям в социальных сетях, вы проводите в США немало времени. Чем вам так нравится эта страна?
Льюис Хэмилтон: Мне нравится путешествовать по миру, не только по Штатам, но здесь у меня немало друзей, всегда есть, чем заняться – с такой огромной территорией страна может предложить немало интересного. Кроме того, это своего рода центр музыкального творчества, именно в США я записал немало собственных композиций – пожалуй, поэтому я провожу здесь больше времени, чем где-либо еще.

Вопрос: Благодарю вас! Переходим к Даниэлю. В прошлом году в Остине вы поднялись на подиум, но в этом сезоне в трех из пяти предыдущих гонок не смогли набрать очки, пусть даже на эту серию пришелся ваш лучший результат с начала года – второе место в Сингапуре. Всё это позволило вашему напарнику, Даниилу Квяту, опередить вас в личном зачете. Для вас важно закончить сезон впереди Квята?
Даниэль Риккардо: Если честно, не знаю. Думаю, это не так уж важно, ведь мы не боремся за победу в чемпионате. В этом году у меня было несколько случаев, когда были упущены возможности заработать много очков, но я не слишком переживаю. Всегда хочется опередить напарника, но когда мы претендуем только на 7-е или 8-е места в личном зачёте, особой разницы нет. Так что пока русский гонщик впереди меня, но посмотрим! Я уверен, что в конце сезона на моём счету будет больше очков, но, как я уже говорил, сейчас я по этому поводу не волнуюсь.

Вопрос: Заканчивается октябрь. Насколько вы уверены в том, что будете выступать в следующем сезоне? Какие гарантии предоставили вам в Red Bull?
Даниэль Риккардо: Мало что изменилось, пока никаких подтверждений нет, но лично я уверен, что продолжу выступать в гонках, что мы останемся в Формуле 1 и, надеюсь, будем конкурентоспособны. То есть, я не сомневаюсь, что команда выйдет на старт, но больше беспокоит другое: насколько конкурентоспособной она будет? Хочется думать, что мы можем на это рассчитывать.

В этом году мы пару раз поднимались на подиум, это здорово, но недостаточно для полного счастья. Поэтому важно не просто выйти на старт, но и добиться, чтобы мы были быстры.

Вопрос: Александер, сейчас вы единственный американский гонщик в пелотоне. Кроме того, за последние восемь лет вы – первый американец, которому предстоит выйти на старт домашнего этапа. Насколько вы горды тем, что участвуете в чемпионате, какова реакция соотечественников в преддверии гонки?
Александер Росси: Реакция очень позитивная, чего нам и хотелось. Конечно, я горжусь тем, что выступаю в Формуле 1, однако это чувство зародилось еще в Сингапуре и Японии. Да, домашний этап – особенное событие, но, в то же время, нам нужно выполнить свои задачи. С нетерпением жду начала уик-энда – на автодром приедет немало моих друзей и родственников. Думаю, по-настоящему прочувствовать всё это я смогу только тогда, когда окажусь в кокпите.

Вопрос: Вы успели провести две гонки, дважды финишировали впереди напарника. Какие цели ставите перед собой до конца сезона, и насколько вы уверены в контракте на 2016-й?
Александер Росси: Учитывая разницу в скорости между нами и соперниками, цель очевидна – нужно продолжать работу, начатую в первых двух проведенных мной гонках. В обоих случаях у команды была неудачная пятница, но если у нас получится хорошо провести свободные заезды, результат в гонке может улучшиться. Что касается следующего сезона – думаю, вполне очевидно, что я очень хочу получить полноценный контракт. Пока мое положение в команде в целом неплохое, мы стараемся уладить все моменты.

Вопрос: Кими, в Сочи вы назвали столкновение с Валттери Боттасом гоночным инцидентом. Уверен, вы не раз просматривали запись – что можете сказать сейчас, и как вы уладили эту ситуацию с Валттери?
Кими Райкконен: Моя точка зрения не изменилась. Эта тема обсуждалась после гонки, я был оштрафован, но завтра готов действовать так же – произошедшее не повлияет на мой подход. К сожалению, в конце гонки мы столкнулись, оба из-за этого потеряли позиции, но такова жизнь, таковы гонки. Я не вижу здесь проблемы, если кто-то думает иначе – его дело. Как я уже сказал, в следующий раз готов действовать так же – возможно, всё пройдет лучше.

Вопрос: В Сочи вы боролись и со своим напарником. Очевидно, цель на 2016 год – чаще финишировать впереди Себастьяна Феттеля?
Кими Райкконен: Этот сезон сложился не так, как я рассчитывал, но лучше предыдущего. Мы движемся в верном направлении, просто иногда не добиваемся результатов. Это нормально, если я буду выступать ровнее и постоянно прогрессировать, мы сможем бороться с Себастьяном хоть каждый уик-энд. Если бы я так не думал, я не стал бы участвовать в гонках.

Вопрос: Валттери, инцидент в Сочи лишил вас возможности подняться на подиум. Что вы думаете о тех событиях сегодня?
Валттери Боттас: Я остаюсь при своем мнении. Мы проводили хороший уик-энд вплоть до последнего круга. Конечно, я расстроен тем, что потерял очки, но это происшествие стало историей, сейчас я на 100% сосредоточен на предстоящем этапе.

Вопрос: Между вами и Фелипе Массой всего два очка, отсюда такой же вопрос, что был задан Даниэлю: насколько важно закончить сезон впереди напарника?
Валттери Боттас: Очень важно. Всегда хочется одолеть напарника, но, как заметил Даниэль, если сражаешься не за первые три места или титул, соперничество внутри команды оказывается не столь принципиальным. Главное – зарабатывать максимум очков двумя машинами, но лично я предпочёл бы быть впереди напарника, и такова одна из задач на следующий сезон.

Вопрос: Маркус, в прошлом году Caterham не смогла приехать в США, но вы сами присутствовали в паддоке. Чего вы больше всего ждете от этапа в Остине?
Маркус Эриксон: Мне очень хочется опробовать трассу – она выглядит весьма интересной, здесь есть несколько любопытных поворотов, особенно на первом секторе. Как вы заметили, прошлогодний этап мне пришлось пропустить, потому я с ещё большим нетерпением жду возможности поработать в этом году.

Вопрос: В России вам пришлось сойти с дистанции уже на первом круге, прервав серию из двенадцати финишей. В трех предыдущих Гран При вы неизменно выбывали из борьбы уже в первой части квалификации, но в пяти из семи этапов квалифицировались впереди напарника. Как вы оцениваете ситуацию в Sauber?
Маркус Эриксон: Думаю, с середины сезона я выступал вполне стабильно, но в предыдущих трех Гран При у нас всякий раз не лучшим образом шли дела в пятницу и субботу, поэтому я не вполне доволен результатами – мы могли сработать успешнее.

Как вы заметили, этап в России выдался непростым – я выбыл из борьбы уже на первом круге, но машина была конкурентоспособна. Я недоволен тем, как сложились три предыдущие гонки, но рассчитываю исправить ситуацию здесь, в Остине.

Вопросы с мест

Вопрос: (Питер Уиндзор) Вопрос к Валттери. Понимаю, те события уже в прошлом, но ситуация по-прежнему вызывает интерес – по крайней мере, среди журналистов. После гонки в России Кими выразил удивление, что атака не удалась, ведь он уже обгонял вас в том же месте тем же маневром. Вы согласны с этим? Кими, можете дополнить, если желаете. Иными словами, Валттери, ранее по ходу гонки Кими атаковал вас так же, как было на последнем круге?
Валттери Боттас: Эта тема интересна журналистам, но не нам. Я считаю, что первая попытка обгона была более чистой, однако я, как гонщик, не могу себе позволить открывать траекторию сопернику дважды в одном месте. Для меня это была иная ситуация, и результат мое мнение подтверждает.

Вопрос: Кими, будет ли ответ?
Кими Райкконен: Нет, вы ведь спросили Валттери.

Вопрос: Но я даю вам возможность ответить…
Кими Райкконен: Почему я должен отвечать? Это ведь ничего не добавит к сказанному.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Думаю, вопрос к Кими должен звучать так: разве вы не видели, что во второй атаке Валттери намеревается «захлопнуть калитку»?
Кими Райкконен: Когда я увидел, что Валттери перекрывает траекторию, я резко затормозил, но уже не мог избежать столкновения. Что я мог поделать? Когда решаешься на атаку, маневр либо проходит, либо нет. Возможно, Валттери не ожидал или не видел меня, я не знаю, но я замедлился и попытался повернуть, но там не было места для двух машин, поэтому мы столкнулись.

Жаль, что так случилось, но это часть гонок. Иногда вас наказывают, иногда – нет, но мы здесь, чтобы гоняться – и нет смысла жаловаться после финиша. Думаю, болельщикам больше нравится такая борьба, чем когда пилоты просто едут друг за другом.

Вопрос: (Джозеф Ди Лав) Льюис, каким образом вы повышаете интерес темнокожего населения Америки к Формуле 1? Здесь ей приходится соперничать с футболом и баскетболом…
Льюис Хэмилтон: Не смотрите на меня, спросите сперва остальных! Мне интересно, что ответят они.

Даниэль Риккардо: Нужно быть проще и стараться сделать гонки более захватывающими. По большей части этапы проходят интересно, мы прилагаем для этого все усилия. В плане зрелищности трасса в Остине, пожалуй, одна из лучших – здесь немало мест для обгона, конфигурация отличная, повороты – широкие. Именно это создает интерес – соперничество и атаки, а когда все едут друг за другом… В Остине трасса способствует хорошей борьбе. Кроме того, гонщики стараются вести себя открыто, много шутить. Мы делаем всё, что привлечь новых болельщиков… не знаю, ответил ли я на ваш вопрос.

Вопрос: Александер, желаете добавить?
Александер Росси: В продолжение слов Даниэля – да, интерес должен присутствовать, но важен фактор доступности. В автоспорт любому молодому таланту пробиться непросто, сложно понять, в каком направлении двигаться. В остальном… Всегда можно сделать что-то в целях популяризации Формулы 1 в разных местах Соединенных Штатов. Сейчас на американском континенте проводятся три этапа, мы стараемся максимально увеличить аудиторию. В какой-то момент чемпионат станет интересен более широкому кругу зрителей.

Вопрос: Льюис, ваше мнение?
Льюис Хэмилтон: Я как раз думал над ответом. В целом я согласен с Даниэлем и Александером, американцам сложно приобщиться к Формуле 1. Они живут футболом и матчами NBA, в этих видах спорта можно купить мяч и пойти поиграть во дворе, тогда как в случае с картингом так не получится. Мне повезло: отец купил мне карт, на котором я довольно долго гонялся по парковке, но для многих детей, желающих заниматься, такое увлечение было недоступным. Приходилось планировать тренировку за несколько недель и откладывать средства.

Возможно, Формуле 1 следует активнее взаимодействовать с другими видами спорта, с местными командами. Мне не доводилось наблюдать в паддоке игроков NBA – да, один из моих друзей приходил однажды, но в остальном никто из представителей других видов спорта не пытался прийти и посмотреть, что такое Формула 1, и, возможно, привлечь к ней внимание. Я делаю всё, что в моих силах, но я один. Вчера я гонялся на картах с детишками, среди них была пара афроамериканцев – я впервые соперничал с темнокожим ребенком. Один из них опередил меня, и это выглядело так, словно я сам промчался мимо – очень забавно! Мы стараемся быть максимально открытыми.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Вопрос ко всем. Много было сказано об изменении правил, о возврате к старым подходам. Что вы об этом думаете? Как мне кажется, есть опасения, что машины станут настолько технически совершенными, что вы, парни, будете как Дэвид Хассельхофф в сериале «Рыцарь дорог»: сел в машину, и она едет сама. Возможно, следует вернуться к старым принципам работы с машинами, уменьшив техническую составляющую?
Кими Райкконен: Думаю, мысль верная. В Формуле 1 должны быть быстрейшие машины в мире, и неправильно, когда на отдельных трассах машины GP2 уступают нам лишь несколько секунд с круга. Машины Формулы 1 должны иметь подавляющее преимущество, как в середине 2000-х. Кажется, как раз в таком направлении планируется двигаться дальше, и это хорошо для гонщиков, хорошо для зрителей. Кроме того, нужно сделать чемпионат более интересным. Все жалуются на скучные этапы, и если ситуация не изменится, никому не будет дела до того, как выглядят машины, и насколько они быстры. Формула 1 должна стать интереснее, но сделать машины быстрее, а их внешний вид – более привлекательным – тоже не помешает.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Главное для гонщика, чтобы машины ехали еще быстрее, и ими было сложнее управлять. Быстрые и красивые машины. Не уверен, что это возврат к прошлому – спорт постоянно развивается, но направление в целом верное.

Вопрос: Маркус?
Маркус Эриксон: Думаю, нынешними машинами интересно управлять, но, как заметил Валттери, гонщику всегда приятнее иметь дело с более быстрой машиной. Опять же, здесь есть тонкая грань, и нельзя допустить, чтобы всё вернулось на 10-15 лет назад, когда обгонов практически не было. Сейчас гонки очень захватывающие, с множеством атак – нельзя превращать это в езду друг за другом. Но, конечно, более быстрые машины будут интересны и гонщикам, и болельщикам.

Даниэль Риккардо: Временами большая разница в скорости между машинами не добавляет зрителям интереса. Вспомните, как в Сочи Williams обгоняли McLaren, словно те стояли на месте. Что в тот момент думал болельщик? Атакующий ничуть не лучше обгоняемого, однако он смог выйти вперед. Не нужно великого мастерства, чтобы утопить педаль газа в пол на прямой, но когда атака дается настолько легко, это вредит спорту. Поэтому хочется определенного равенства.

Конечно, всегда хочется наблюдать за борьбой топ-команд, брать с них пример, разница должна быть, но меньшая, чем сейчас. Нужно больше соперничества, больше претендентов на победу – в таком случае первое место будет намного весомее. Было бы здорово каким-то образом вернуть всё это…

Льюис Хэмилтон: Да, перемены необходимы. Честно говоря, я не вникал в предложения рабочей группы, но нужно… Возьмем, к примеру, DRS – эта система не кажется естественной. Но какими бы ни были изменения, мне хочется видеть более плотную борьбу – колесо в колесо, как в картинге. Нужно каким-то образом привнести это в Формулу 1. Не знаю, как организаторы и команды сделают это, но чемпионат не должен оставаться таким, каким был в последние двадцать лет.

Александер Росси: Мне предстоит всего лишь третья гонка, так что не могу комментировать. Кроме того, я пока что соперничаю только с собственным напарником. В целом я согласен со всем сказанным, а о собственном мнении судить рано.

Вопрос: (Грег Кример) В продолжение предыдущего вопроса. Активно обсуждалась тема силовых установок и тот факт, что сейчас они сильно отличаются по характеристикам. Но что вы скажете о пересмотре подходов к аэродинамике? Вы все – особенно Льюис – говорили о картинге, о борьбе, но сейчас у вас нет возможности вплотную преследовать соперника: стоит подъехать близко, как передняя часть машины теряет стабильность. Возможно, вместо всеобщего внимания к силовым установкам следует сделать переднюю часть машины менее чувствительной к изменению воздушного потока, чтобы вы смогли преследовать соперника, скажем, в последнем повороте трассы в Монце? Это повысило бы зрелищность…
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что всё так просто, но не скажу, что такой вариант в принципе невозможен. Турбулентность возникает за самолетом, за машиной, воздушные потоки дестабилизируют шасси – так будет при любых правилах. Нужно сделать так, чтобы у машины всегда был стабильный уровень прижимной силы, независимо от того, насколько близко ты подобрался к сопернику. Не представляю, как этого добиться, но такой вариант стал бы решением проблемы.

Вопрос: (Тони ДиЦинно) Александер, пару лет назад вам довелось поработать на свободных заездах в Остине. Насколько приятнее начинать уик-энд с некоторым опытом в отличие от двух предыдущих этапов?
Александер Росси: Расскажу вам завтра. Опыт дает базовое представление, но машины в 2013-м отличались от нынешних. Не знаю, насколько мне пригодятся полученные тогда навыки. Сам факт, что я уже работал на трассе, это, скорее, бонус.

Вопрос: (Дэн Натсон) Даниэль, в Renault работают над обновленным мотором. Что говорят о нем в Renault и Red Bull Racing?
Даниэль Риккардо: Да, мы можем поставить новый мотор, но тогда будем оштрафованы, поэтому надо понять, стоит ли на это идти. Я слышал, что новый двигатель не даёт особого преимущества, и с моей точки зрения, вероятно, нет смысла его ставить. Мы слишком явно отстаём от лидеров, не думаю, что новинка позволит отыграть достаточно много. Если стартовать из задних рядов, вряд ли мы сможем пробиться вперёд. Пока вероятность, что мы будем использовать новую силовую установку, не очень высока. Надеюсь, сегодня я узнаю новую информацию, и окажется, что мы получим заметную прибавку мощности, но рассуждая реалистично, вряд ли на это можно рассчитывать.

Вопрос: (Питер Уиндзор) На третьем секторе в Сочи вам удавалось противостоять прессингу машин с моторами Ferrari и Mercedes. Здесь третий сектор во многом схож – насколько быстрой может оказаться RB11?
Даниэль Риккардо: Машина едет неплохо, и в Сочи я был удивлен, когда смог довольно долго сдерживать Валттери и Кими. Когда они догнали меня, я подумал, что им не составит труда выйти вперед.

Мы добились прогресса, в том числе в части силовой установки, но в целом машина стала более послушной, и в извилистых поворотах она лучше держит трассу. Кроме того, конфигурация в Остине нам больше подходит – надеюсь, мы сможем выступить сильнее.

В квалификации нам не хватает скорости на быстром круге, но в гонке мы выглядим увереннее. Если вдруг удастся стартовать с более высоких позиций, мы вполне сможем эти позиции удержать. Посмотрим, что получится: если собрать всё воедино, уик-энд будет интересным!

Вопрос: (Диего Меджиа) Вопрос ко всем. Pirelli останется официальным поставщиком шин на протяжении еще нескольких лет. Какие шины вам хотелось бы видеть в предстоящих сезонах? Какими должны быть характеристики?
Валттери Боттас: Было бы неплохо иметь больше сцепления. На некоторых трассах – например, в России – даже состав Super Soft казался излишне жестким. Уверен, в Pirelli сделали выводы, а в остальном всё сводится к адаптации к конкретному автодрому, ведь асфальт везде разный.

Кими Райкконен: О Pirelli говорили много, их в чем только не обвиняли, но им в самом деле нелегко создавать шины… Впрочем, не думаю, что им когда-либо удастся создать резину, которая устроит всех. Кто-то непременно останется недоволен, но нам запрещено проводить тесты – следовательно, как шинникам добиться прогресса? Мы часто говорим, что нужно двигаться в том или ином направлении, но у специалистов Pirelli нет возможности работать на трассе, потому нет смысла обсуждать предпочтения.

Конечно, они наверняка обратятся к командам, и все участники должны решить – да, мы должны организовать тесты и помочь Pirelli. Пока команды не могут разобраться между собой, кто проводит тесты, или чья машина на них используется, Pirelli не записывает в свой актив ни одного круга, и в такой ситуации сложно дорабатывать составы под запросы клиентов. Команды должны дать Pirelli возможность полноценно протестировать шины. Уверен, найдется способ сделать это, и мы получим продукт, который в той или иной степени устроит всех.

Льюис Хэмилтон: Как сказал Кими, в отсутствие тестов нет смысла рассуждать о предпочтениях. Гонщикам всегда хочется большей эффективности шин, а для этого Pirelli необходим серьезный прогресс.

Источник: F1News

Пятница 23 Октября 2015 01:30
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: валттери, льюис, насколько, александер

Читайте также: Force India опережает Williams на 28 очков в Кубке конструкторов, отыграть такое отставание почти невозможно – в этом году лучшим результатом Williams были 22 очка в Сочи, но Валттери Боттас считает, что попробовать стоит. Валттери Боттас: «Нужно нацеливаться на успех. Это последняя гонка сезона, нам нечего терять. Очевидно, что никаких новинок на нашей машине не появится, она не поедет быстрее, но теоретически эта трасса нам больше подходит, да и дождя там точно не будет. Соперники из Force India отлично выступили в Бразилии, использовали лучшую стратегию, а удача была на их стороне – в таких условиях удача очень важна. Это был не наш день. Жаль, что Фелипе не смог финишировать, но я уверен – он доволен поддержкой болельщиков. Темп на влажной трассе был почти таким же, как на сухой, что позитивно после многочисленных проблем, которые прежде преследовали нас под дождём». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Валттери Боттас: В Мексике весело пилотировать

Уильямс: Хочу, чтобы Валттери победил вместе с Williams

Финская пресса переживает за Валттери Боттаса

Боттас: Гонка в Сингапуре была одной из худших

Валттери Боттас и Эмилия Пиккарайнен поженились

Валттери Боттас: Надо перестать допускать ошибки

Валттери Боттас: Нам нужно найти подход к резине

Уильямс: В этом году мы увидели другого Валттери

Валттери Боттас получил предложение от Renault?

Роб Смедли: Мы были вынуждены остановить Массу