Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Спортивный директор и президент Manor F1 Грэм Лоудон в интервью F1News.Ru рассказал о том, что пришлось пережить команде за последних полтора года, и как она готовится к началу новой главы в своей истории.

Вопрос: Можно ли сказать, что самый сложный период в истории команды уже позади?
Грэм Лоудон:
Я на это надеюсь. Вы давно знаете нашу команду, знаете, какие трудности нам пришлось преодолеть. Если вспомнить, что происходило с нами в Сочи год назад, то это был один из самых тяжёлых уик-эндов, которые мы когда-либо переживали.

Конечно, после этого настал критический период, были очень драматичные моменты, и потеря Жюля Бьянки стала самым тяжёлым из них. Но всё-таки одновременно шел процесс перестройки, который вселил во всех надежду на будущее. Мы вновь приняли на работу многих специалистов, до прошлого года трудившихся в Marussia, пару недель назад переехали на новую базу и только что подписали контракты о партнёрстве с Mercedes, чьи силовые установки будем использовать в следующем году, и с Williams, которая будет поставлять коробки передач.

Разумеется, мы по-прежнему должны сконцентрироваться на концовке этого сезона - для нас важно хорошо завершить текущий чемпионат. Но мы уже предвкушаем перемены к лучшему, связанные с подписанными недавно соглашениями. Самые трудные времена позади, поэтому сейчас, когда уже виден свет в конце туннеля, все в команде чувствуют воодушевление.

Вопрос: Вообще сам факт, что команда, вопреки всему, смогла выйти на старт сезона в Мельбурне, уже воспринимался, почти как чудо. То же самое можно сказать и сейчас, когда вы договорились о сотрудничестве с Mercedes и Williams. За счёт чего всё это стало возможным? Какой фактор стал самым главным? Умение правильно вести переговоры с партнёрами? Искусство политического манёвра?
Грэм Лоудон:
Нет, самым важным фактором была слаженная командная работа. Два последних месяца прошлого года оказались невероятно трудными, мы не представляли, откуда могли бы прийти новые инвестиции, а без этого не может существовать ни одна команда. Но ситуация изменилась, когда нам удалось найти инвестора, готового вкладывать деньги в Manor - после этого появилась возможность двигаться дальше.

Тем не менее, сложностей было немало, и если выбрать один или два фактора, которые нам помогли, то я бы, конечно, назвал помощь, которую нам оказала Ferrari – Серджио Маркионне и Маурицио Арривабене приняли решение подписать с нами контракт на поставку силовых установок в 2015 году. Это был решающий момент, ведь сейчас много разговоров о том, что некоторые команды могут остаться без двигателей на следующий сезон. Кроме того, нас очень поддержал Джеймс Эллисон, технический директор Скудерии, который лично контролировал, чтобы мы, клиенты Ferrari, получили необходимую поддержку, чтобы с нами работали хорошие технические специалисты, ведь они находятся в его подчинении. И мы очень благодарны за эту помощь.

Ещё один ключевой момент состоит в том, что в феврале нам удалось собрать вновь многих специалистов, работавших у нас ранее. Без этих людей мы не смогли бы выйти на старт…

Вопрос: Они вновь поверили в ваш проект?
Грэм Лоудон:
Да. Момент был особенный: тогда начали распространяться слухи, что команда возвращается, начали звонить телефоны, а кто-то даже просто приезжал к старому зданию базы Marussia – так набралась целая группа профессионалов, которые очень хотели вновь работать с нами. Без них нам бы не удалось совершить эту перестройку команды – это IT-специалисты, механики, инженеры, и все они знали, что нужно делать, чтобы мы смогли быстро подготовиться к началу сезона и выйти на старт в Мельбурне.

И не могу не поблагодарить болельщиков. В ноябре, декабре и январе, в невероятно тяжёлый для нас период, когда команды как таковой не было, а на базе почти никто не работал, но через социальные сети, через интернет мы получали послания поддержки со всего мира, в том числе из России. У нас всегда были хорошие отношения с болельщиками, нам это нравилось, и в той ситуации нам это очень помогло. Некоторые их послания были такими, что они буквально придавали нам силы, нам хотелось продолжать упираться, продолжать работать, чтобы команда вернулась на стартовое поле.

Вопрос: Наверное, этот год был своего рода периодом выживания, и в начале сезона вы даже не могли представить, что уже в октябре появится столь значительный повод для радости, как контракт с Mercedes на поставку силовых установок?
Грэм Лоудон:
Совершенно верно. Думаю, период выживания начался со второй половины прошлого сезона, тогда произошла и авария Жюля Бьянки, и продолжался до зимы, до февраля – тогда действительно надо было как-то выжить. Потом нам удалось сделать первые небольшие шаги к возрождению, а в оставшиеся месяцы 2015 года мы занимались перестройкой команды. Это касалось и наших кадров, ведь необходимо было восстановить его техническую и инженерную эффективность, но также мы перестраивали новую базу команды и готовились к созданию новой машины.

Теперь всё это начинает складываться воедино, наши люди уже в предвкушении от следующего сезона, но мне не хотелось бы вновь пережить то, что мы пережили за предыдущие 18 месяцев. Теперь мы стремимся заниматься только тем, чем все занимаются в Формуле 1 – выступать в гонках. Намечен путь дальнейшего развития команды, сейчас это очень важно, и все его знают.

Вопрос: Наверное, высшей точкой в истории команды Marussia стала прошлогодняя гонка в Монако, когда Жюль Бьянки заработал первые очки. В 2015 году, возродив команду, вы, вероятно, ещё не достигли такой точки на новом этапе развития вашего проекта?
Грэм Лоудон:
Нет, ещё не достигли… На самом деле, период, когда мы чувствовали наивысшее воодушевление, начался ещё до Монако. Зимние тесты 2014 года прошли хорошо, мы нормально начали сезон, у нас полным ходом продолжалась работа по модернизации машины, и это было очень здорово. Но после Монако этот процесс резко замедлился – по разным причинам, прежде всего, финансовым. Всё, что было потом – уже история. Но к Монако мы подошли, действительно чувствуя, что набрали хорошие обороты. Формула 1 – очень сложный бизнес, и временами он может быть очень жестоким. Сейчас все в команде хотят вернуть те ощущения, которые испытывали в начале 2014 года. Пока мы ещё не вышли на этот уровень, надеюсь, выйдем в следующем году.

Вопрос: Вы уже начали выстраивать все необходимые инженерные и технологические связи с новыми партнёрами, с Mercedes, c Williams?
Грэм Лоудон:
Такие отношения начинаются, прежде всего, с обмена первичной конструкторской информацией, и эта работа вот-вот должна стартовать. Но мы также должны думать о том, чтобы довести до конца этот сезон, и пока у нас остаются очень важные отношения с нашими партнёрами из Ferrari. В полном масштабе сотрудничество с Mercedes и Williams развернётся в следующем сезоне, тогда и будет достигнут необходимый синергетический эффект, так что нас ждёт очень интересное время. Но подготовка к производству первых узлов новой машины уже началась.

Вопрос: Вряд ли вы ответите на вопрос о составе команды на следующий год, но можете ли назвать принципы, которыми вы будете руководствоваться в выборе гонщиков? Вы ведь пока ничего не можете гарантировать ни Александеру Росси, ни Уиллу Стивенсу, которые выступают за Manor на этой стадии сезона?
Грэм Лоудон:
В ближайшее время мы не планируем принимать решение о составе команды. В этом году у нас была возможность сравнить нескольких гонщиков, но критерий тут – не только результаты прохождения кругов. Мы смотрим, как они работают с инженерами, с другими сотрудниками, есть ли у них те качества, которые необходимы команде на этом этапе. Но, разумеется, есть и коммерческие соображения – этот фактор важен для всех команд, от него зависит, будет ли возможность пополнить бюджет, что в конечном итоге определяет, сможете ли вы повысить скорость машины. Всё это взаимосвязано.

Так что пока мы не будем объявлять состав на следующий год, я бы сказал, что это произойдёт уже после окончания сезона. Если честно, в наши двери уже давно стучатся гонщики, ведь о том, что мы сделаем шаг вперёд и получим более совершенные силовые установки, стало известно какое-то время назад. Так что мы уже ведём переговоры с многими гонщиками, которые считают, что место за рулём машины Manor в 2016 году - вполне привлекательная перспектива. Среди тех, с кем мы разговариваем, есть очень хорошие гонщики, так что команда находится в благоприятном положении, когда мы можем выбирать.

Вопрос: В связи с вашим контрактом с Mercedes часто упоминается имя молодого и весьма талантливого гонщика Паскаля Верляйна, сейчас претендующего на титул чемпиона серии DTM. Вы рассматриваете возможность контракта с ним?
Грэм Лоудон:
К такому гонщику присматриваются все команды, ведь Паскаль отлично справлялся с делом во всех категориях, в которых выступал. Но у нас есть возможность подобрать такой состав, который позволит команде максимально эффективно двигаться вперёд.

Вопрос: Команда Red Bull Racing оказалась в парадоксальной ситуации, по сути, у неё нет контракта ни с одним из поставщиков двигателей на следующий сезон. Вы как-то можете это прокомментировать?
Грэм Лоудон:
Самое главное, всегда очень печально, если команды Формулы 1 оказываются в положении, когда встаёт вопрос об уходе из чемпионата. Надеюсь, этого не произойдёт. У Red Bull – огромная армия преданных болельщиков, и они не хотят потерять любимую команду. Тем не менее, Формула 1 – командный спорт, и наша команда не раз демонстрировала, на какие шаги мы готовы идти, чтобы остаться в чемпионате.

Потому что за Формулу 1 стоит побороться. И мы за это боролись, хотя в определённых ситуациях, чтобы двигаться вперёд, приходилось принимать какие-то тяжёлые решения только ради того, чтобы остаться в этом спорте. Мы по-настоящему за это боролись, понимая, что придётся заплатить определённую цену. И я надеюсь, что Red Bull тоже останется.

Источник: F1News

Пятница 16 Октября 2015 01:28
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: лоудон, mercedes, период, хорошие

Читайте также: В Монако у Mercedes были проблемы со скоростью, и команда объяснила это тем, что не смогла найти подход к резине. Но уже в Канаде Льюис Хэмилтон был быстрее всех и в квалификации, и в гонке – значит ли это, что с шинами удалось разобраться? По мнению экспертов немецкого издания Auto Motor und Sport, нет, хотя какого-то прогресса в Mercedes всё-таки добились. Во всяком случае в дни гоночного уик-энда в Монреале чемпионская команда смогла правильно определиться с настройками шасси, что позволило нормально прогревать резину и удерживать её в рабочем диапазоне температур. После победного дубля Хэмилтона и Валттери Боттаса Тото Вольфф, руководитель Mercedes Motorsport, признал: «Сделан шаг в правильном направлении, но это ещё не прорыв». После неудачи в Монако команда приложила все возможные усилия, чтобы найти её причину, ведь именно из-за проблем с шинами Mercedes уступила Ferrari уже на трёх трассах. Ответ искали во всех областях, проверяя аэродинамику, настройки шасси и анализируя стиль пилотирования гонщиков. Выяснилось, что в Монако у машин Хэмилтона и Боттаса были слишком «мягкие» настройки, что вызывало излишние колебания шасси в продольном направлении, а это в свою очередь влияло на стабильность пятна контакта шин. Для канадской трассы было решено несколько увеличить жёсткость подвески, но пружины оставили относительно мягкими, чтобы гонщики могли без проблем атаковать поребрики. В итоге был достигнут идеальный спортивный результат, однако неназванный инженер Mercedes не склонен его преувеличивать: «Нельзя сказать, что мы уехали из Монреаля, найдя ответы на все вопросы. Боттас не должен был так много проиграть...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Валттери Боттас: Я надеюсь остаться в Mercedes

Хембри: Шинные тесты не могли помочь Ferrari

Гран При Канады: Хэмилтон - Боттас - Риккардо

В Mercedes отрицают слухи об уходе из Формулы 1

Вольфф: Мы не до конца понимаем причины проблем

Джордан: Mercedes закроет заводскую команду в 2018-м

Провера: Шины для всех одинаковые

Ники Лауда: У Mercedes нет причин менять состав

Грин: В Барселоне был создан недопустимый прецедент

Боттас попал в Mercedes благодаря финским спонсорам