Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В эксклюзивном интервью официальному сайту чемпионата Клэр Уильямс говорила о амбициях Williams и своих взглядах на то, каким должен быть чемпионат мира...

Вопрос: Клэр, сейчас Williams – третья по силе команда, но, вероятно, это не тот результат, на который вы надеялись в начале сезона. В чём причина?
Клэр Уильямс: Что случилось? К сожалению, случилась Ferrari. Да, мы надеялись начать сезон в несколько лучшей форме, но никогда нельзя недооценивать соперников. В Ferrari великолепно справились со своей работой, теперь нам нужно сокращать отставание.

Так или иначе, порой полезно услышать: «Эй, парни, нам есть над чем поработать». Сейчас мы третья команда, хотя надеялись на большее, но не стоит забывать, где мы были два года назад – на девятом месте в Кубке конструкторов. Мы сделали очень большой шаг вперёд и смогли закрепиться на этой позиции, так что нельзя сказать, что мы так уж разочарованы.

Позади нас такие команды, как Red Bull Racing и McLaren, если мы сможем сократить отставание от Ferrari – а мы уже доказали, что способны на это, - нам будет чем гордиться. Успех в Формуле 1 не приходит сам собой, и его нельзя достичь быстро.

Вопрос: В Ferrari за последние несколько недель смогли заметно прибавить. Это стало для Williams тем тревожным звонком, в котором нуждалась команда?
Клэр Уильямс: Всё не столь драматично. Наши пилоты занимают пятое и шестое место в чемпионате, у нас нет повода слишком расстраиваться. Многие команды были бы рады такому положению дел, а пару лет назад и мы были бы счастливы!

Конечно, успех заставляет желать большего. Уже в Австралии было очевидно, что Ferrari сделала огромный шаг вперёд. Нельзя сказать, что мы почивали на лаврах и внезапно осознали, что ситуация изменилась. Зимой мы хорошо потрудились. И не забывайте, что у Mercedes и Ferrari бюджет намного больше, чем у нас. То, что при этом мы занимаем третье место, само по себе впечатляющий результат.

Вопрос: Ferrari вас удивила? Зимой у них произошло немало кадровых перестановок, а всегда трудно предсказать, сработают ли подобные перемены...
Клэр Уильямс: Нельзя недооценивать Ferrari. Они сделали всё, чтобы добиться прогресса, так что мы не слишком удивились. Но мы знаем, что способны навязать им борьбу – для этого нужно много и хорошо трудиться.

Вопрос: В чём вам нужно прибавить? По общему мнению, силовые установки Mercedes и Ferrari сейчас почти равны, а значит дело в машине...
Клэр Уильямс: Да, именно над шасси и устранением его слабых мест мы и работаем. Гонка в Монако ярко их продемонстрировала, но у Пэта Симондса и его команды есть чёткая программа развития по ходу сезона. Мы привезли сюда ряд модернизаций, которые отлично сработали, что можно было увидеть в квалификации – даже несмотря на непростые погодные условия, так как поначалу трасса была слишком влажной.

Вопрос: Можете рассказать об этих новинках чуть подробнее?
Клэр Уильямс: У нас новые элементы на переднем и заднем антикрыле, новое днище – и всё это работает. Мы больше не привозим огромный набор новинок, чтобы испытать их на трассе. Теперь все обновления сначала должны пройти проверку в аэродинамической трубе и на симуляторе, чтобы мы могли убедиться в их эффективности, прежде чем везти на трассу. У нас очень эффективный алгоритм развития машины.

Вопрос: Предложения по сокращению расходов предполагают ограничения работы в аэродинамической трубе и на симуляторе. Учитывая вашу программу развития, такие меры ударят по Williams?
Клэр Уильямс: Ограничения на использование аэродинамической трубы? Да, это нам повредит. У нас две аэродинамические трубы, в которые мы инвестировали десятки миллионов долларов за последние 20 лет. Но слишком просто говорить «запретить это, запретить то». Нужно проанализировать последствия таких решений для каждой из команд, ведь все используют свои пути развития.

Вопрос: Какой была бы Формула 1, если бы всё решала Williams?
Клэр Уильямс: Если бы всё решала Williams, расходы были бы ограничены – это нужно для выживания спорта. Это необходимо. Но при этом мы должны оставаться реалистами. Это необходимо для того, чтобы создать условия для выравнивания возможностей команд. Я твёрдо уверена в том, что если Формула 1 хочет быть настоящим спортом, а тогда у нас должны быть равные условия – и для прихода в чемпионат, и для последующей работы в нём.

У нас много правил, в том числе и направленных на сокращение затрат – с точки зрения сокращения расходов, возможно, они достаточно эффективны, но улучшили ли они зрелищность? Вот тот вопрос, который мы должны задать себе. Мы должны продавать наш спорт – и правильным образом.

Вопрос: Гонщики McLaren наказаны потерей 25 позиций. Что-то не так с системой штрафов?
Клэр Уильямс: На мой взгляд, нет. Это ведь не мы его получили. И команды, которые страдают от этого, в перспективе могут нам помочь. Я твёрдый сторонник того, что правила необходимо соблюдать. Не нужно пытаться изменить их по ходу сезона. Нам необходима стабильность, поддержка тех решений, что мы приняли. А если они нам не нравятся, это можно обсудить в конце года.

Вопрос: Боттаса часто упоминается в СМИ в связи с Ferrari. Вы сможете его удержать, учитывая тот факт, что Пэт Симондс сказал, что у Валттери «чемпионские гены»?
Клэр Уильямс: В конечном счете, каждый гонщик принимает лучшее для себя решение, а Ferrari – культовая команда, в которой хотел бы выступать каждый. Если мы хотим удержать Валттери, то должны строить конкурентоспособные машины, соответствующие его таланту и способностям.

Я надеюсь, что он останется. Валттери – жизненно важная часть будущего Williams, и я знаю, что ему нравится работать с нами. Валттери хочет стать чемпионом с Williams.

Вопрос: Но есть же неписанное правило – нельзя выиграть титул, если твой поставщик силовых установок тоже выступает в чемпионате?
Клэр Уильямс: Мы уже демонстрировали в прошлом, что можем побеждать заводские команды. У нас такой же двигатель, как на машинах Mercedes, и наша задача сделать шасси лучше, чем у них. Если бы мы не считали, что можем выиграть у заводской команды, мы бы здесь не выступали. Какой в этом смысл?

Вопрос: Кто принимает решение о составе пилотов? Фрэнк, Пэт и вы садитесь вместе и обсуждаете это?
Клэр Уильямс: Да, примерно так и происходит.

Вопрос: Для Фрэнка, как и для Энцо Феррари, Кубок конструкторов всегда был престижнее, чем титул в личном зачёте. Это по-прежнему так?
Клэр Уильямс: Да, так и должно быть. Место, на котором мы заканчиваем сезон в Кубке конструкторов, прямо влияет на долю призовых – оно важнее. Однако нам очень повезло с тем, что оба наших пилота выступают действительно сильно.

Вопрос: Сейчас вы занимаете третью позицию – каковы шансы на прогресс?
Клэр Уильямс: Наши амбиции больше. В настоящий момент мы на чистом третьем месте – это хорошая позиция, но мы доказали, что способны ликвидировать отставание, и нет никаких причин считать, что третье место для нас – максимум. Почему бы не предположить, что в конце сезона мы будем сражаться с Ferrari за второе? Для спорта это было бы здорово.

Источник: F1News

Суббота 20 Июня 2015 22:25
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: уильямс, ferrari, williams, нельзя

Читайте также: Британский эксперт Марк Хьюз рассуждает о том, в чем Ferrari обвинила Pirelli, и к каким последствиям это может привести. Статус монопольного поставщика резины командам Формулы 1 имеет много плюсов, ведь вы участвуете в чемпионате глобального масштаба, и к вашему бренду постоянно приковано внимание; кроме того, вас не смогут опередить конкуренты из другой шинной компании, а поскольку нет необходимости заниматься дорогостоящими исследовательскими программами, неизбежными в условиях «шинных войн», то расходы можно без особых проблем удерживать на приемлемом уровне. Если о минусах, то основной, вероятно, связан с тем, что когда всё идёт нормально, вас просто не замечают, но если с резиной что-то не так, вся вина ложится на вас. Более того, когда вы вносите в шины какие-то изменения, ждите обвинений в том, что вы подыгрываете одной из команд, чтобы насолить другой. Именно в такой ситуации оказалась Pirelli в дни испанского гоночного уик-энда, когда впервые применялись шины с более тонким рабочим слоем беговой дорожки, что было сделано, чтобы избежать эффекта пузырения. Но так совпало, что в Барселоне Mercedes вернула себе былую форму, а Ferrari вдруг сдала позиции. Пузырение проявляется на внешних краях шин в связи с продолжительными нагрузками в быстрых поворотах, когда резина находится под действием очень мощной прижимной силы. Рабочий слой нагревается, тепло аккумулируется, и после определённого температурного порога начинается пузырение. Сочетание высокого уровня сцепления и минимальной деградации, характерного для нового асфальта Барселоны, только усугубляет ситуацию. Поскольку деградация...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Сводная статистика тестов в Барселоне

В Ferrari установили зеркала на Halo

Марко: Макс должен понять, что иногда надо уступать

Лео Турини вспоминает победы Шумахера в Барселоне...

Стролл-старший хочет, чтобы Williams брала пример с Haas

Маркионне: У машины Ferrari прекрасный потенциал

Гран При Азербайджана: Элементы силовых установок

Минарди: Даниэль Риккардо отлично подошел бы Ferrari

Лео Турини об отставании Mercedes

Кими Райкконен посетил завод Ferrari