Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В интервью Motorsport-Total Нико Хюлкенберг больше говорил не о гонках, а о своих привычках в жизни вне трассы…

Вопрос: Нико, хорошим или плохим был для вас 2014-й?
Нико Хюлкенберг: Разным. По ходу долгого сезона всегда бывают подъёмы и спады, а в Формуле 1 он продолжается восемь или девять месяцев. В целом, всё прошло позитивно.

Вопрос: Год назад вы встречали 2014-й с хорошими ожиданиями?
Нико Хюлкенберг: Год назад сложно было говорить об ожиданиях, многое было в новинку, никто не знал, как поведут себя новые силовые установки.

Вопрос: Вам пришлось сесть на диету?
Нико Хюлкенберг: Нет, у меня достаточно большой рост, так что это не имело смысла. Я почти не изменился.

Вопрос: Любите побаловать себя чем-нибудь вкусным?
Нико Хюлкенберг: Да!

Вопрос: Конфетами Katjes (персонального спонсора Нико)?
Нико Хюлкенберг: Да, но больше я люблю шоколад.

Вопрос: Любите готовить?
Нико Хюлкенберг: С семьёй и друзьями – с удовольствием. Но часто после этого приходится что-то заказывать.

Вопрос: Что самое вкусное вы готовили в 2014-м?
Нико Хюлкенберг: Однажды получились отличные Ньокки, но вкуснее всего были Тэппанъяки в Токио с великолепной говядиной.

Вопрос: А что было самым невкусным?
Нико Хюлкенберг: В Спа вечером в субботу мы зашли в пиццерию, но пицца была… не вполне итальянской!

Вопрос: Вы не пробовали змей в Китае или насекомых в Малайзии?
Нико Хюлкенберг: Я не люблю такие эксперименты. Мой принцип – есть знакомую пищу.

Вопрос: Вы так популярны, что вам не нужен паспорт…
Нико Хюлкенберг: Паспортный контроль никто не отменял, хотя там меня часто спрашивают – не родственник ли я известному гонщику. В лицо меня знают не так хорошо.

Вопрос: Гонщики Формулы 1 – вип-персоны?
Нико Хюлкенберг: Можно и так сказать. В одних областях – да, в других – нет. Едва ли можно обобщать: к Льюису Хэмилтону отношение иное, чем ко мне.

Вопрос: Но у вас есть ощущение, что вы реализовали мечту своего детства?
Нико Хюлкенберг: Конечно, ведь я уже довольно давно в Формуле 1!

Вопрос: В детстве вы хотели стать гонщиком? Не космонавтом, ковбоем или тайным агентом?
Нико Хюлкенберг: В семь лет я занялся картингом и сразу понял, к чему должен стремиться.

Вопрос: Кто был вашим кумиром?
Нико Хюлкенберг: Михаэль Шумахер!

Вопрос: В вашей комнате висел его плакат?
Нико Хюлкенберг: Нет, я просто болел за него, читал публикации, смотрел гонки, но без плакатов и сувениров.

Вопрос: Себастьян Феттель воплотил мечту своего детства, подписав контракт с Ferrari. Вы тоже об этом мечтаете?
Нико Хюлкенберг: Да и нет. Это непринципиально. Впрочем, каждый мечтает выступать в Ferrari – это легендарная команда, с богатой историей и традициями.

Вопрос: Что вы чувствуете, встречаясь с другими звездами?

Нико Хюлкенберг: Всё зависит от того, интересен ли мне этот человек. В начале года я встретился с Роджером Федерером, мы немного поговорили. Я волновался, поскольку люблю теннис, а Роджер – великий игрок. Но если я встречу артиста, который мне не нравится, то останусь спокойным.

Вопрос: Вы сами играете в теннис?
Нико Хюлкенберг: Да, когда бываю дома, но в поездках не всегда можно найти такую возможность.

Вопрос: Не боитесь получить травму?
Нико Хюлкенберг: Нет. Некоторые люди предрасположены к травмам, но я не из них.

Вопрос: Когда вы едете с кем-то на обычной машине, ваши пассажиры ждут от вас скорости в 300 км/ч на шоссе?
Нико Хюлкенберг: Да, когда люди узнают, что вы выступаете в Формуле 1, они рассчитывают увидеть какой-нибудь суперкар и пилотирование, как в гонке. Одно дело – работа, другое – частная жизнь, где мы придерживаемся общих правил. Порой мне не хочется ехать быстро, а наоборот – расслабиться за рулём.

Вопрос: Вы можете ехать пассажиром или должны обязательно быть за рулём?
Нико Хюлкенберг: Я могу быть пассажиром, но не очень хорошо с этим справляюсь, начинаю ворчать. Есть много моментов, которые для меня очевидны, а для среднестатистического водителя – нет, поэтому я чувствую себя спокойнее, когда сам нахожусь за рулём.

Источник: F1News

Среда 31 Декабря 2014 15:53
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: хюлкенберг, рулем, люблю, формуле

Читайте также: Нико Хюлкенберг и Джолион Палмер завершили пятничные тренировки на соседних позициях, но с разным настроением. Нико добился неплохой скорости, его слабый результат связан лишь с тем, что он не смог проехать короткую серию на SuperSoft, а Джолион завершил день досрочно, врезавшись в барьер в восьмом повороте. Нико Хюлкенберг (15-й): «В целом, достаточно стандартная для меня пятница, за исключением того, что я не смог совершить быструю попытку на самых мягких шинах во второй сессии. В первой было довольно скользко, но к вечеру состояние трассы улучшилось. По ходу дня нам удалось добиться заметного прогресса, так что когда я смогу проехать быстрый круг на SuperSoft, я буду намного быстрее. Мы ещё можем прибавить, именно на этом сосредоточены наши силы». Джолион Палмер (16-й): «Было скользко, возникли сложности с тем, чтобы добиться нужного сцепления шин с трассой. Во второй сессии машина вела себя лучше, но я врезался в стену в восьмом повороте, завершив работу досрочно. Между первой и второй сессиями мы добились прогресса, завтра сможем сделать ещё один шаг вперёд. К счастью, машина не слишком повреждена, я надеюсь на хороший результат в квалификации». Боб Белл, главный инженер: «Первая сессия прошла гладко, но днём было много жёлтых флагов, которые помешали нашей программе. Джолион завершил работу досрочно, однако нам удалось проехать длинную серию с Нико, так что у нас достаточно данных для выработки стратегии. Машина Джолиона не требует серьёзного ремонта, так что всё не так плохо». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Нико Хюлкенберг: Сейчас я не скучаю по Ле-Ману

Ален Прост: Хюлкенберг очень важен для команды

Хюлкенберг: Городская трасса подходит нашей машине

Нико Хюлкенберг: Расстановка сил может измениться

Нико Хюлкенберг о жизни и о себе…

Хюлкенберг: Я доволен выбранной стратегией!

Хюлкенберг: Не думаю, что есть причины волноваться

Нико Хюлкенберг: Цели остались прежними

Нико Хюлкенберг: Один из факторов в Бахрейне – песок

Нико Хюлкенберг: Из-за вылета мы ничего не потеряли