Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В интервью Gazzetta dello Sport президент FIA Жан Тодт говорил об аварии Жюля Бьянки и безопасности Формулы 1, переменах в регламенте, задачах Федерации, а также своих отношениях с Михаэлем Шумахером, Лукой ди Монтедземоло и Ferrari.

Жан Тодт: Мы никогда не должны принимать всё как должное, никогда не должны отказываться от борьбы за безопасность. Я говорил это до аварии Жюля, и повторяю сейчас. Люди видели, как на протяжении многих лет самые страшные катастрофы обходились без последствий. Они начали думать, что вылететь с трассы на скорости более 200 км/ч и не получить травм – это нормально. Но это не было нормальным. И даже не было чудом. За всем этим стояла сумасшедшая работа. Но 100%-ной безопасности в нашем спорте никогда не будет, к сожалению.

Вопрос: То, что произошло в Сузуке, следствие невнимательности или стечение обстоятельств?
Жан Тодт: Это следствие комбинации факторов, которые в итоге привели к аварии. Со стороны всё может казаться простым, но последствия оказались драматическими. Мы подробно изучаем инцидент. Я назначил комиссию по расследованию под председательством Питера Райта. Я жду их заключения, чтобы сформировать своё мнение. До тех пор по поводу комментариев лучше обращаться к гоночному директору Чарли Уайтингу.

Вопрос: Но на самом деле объяснения Чарли Уайтинга, который не взял на себя ответственность, несколько озадачивают, если не сказать больше.
Жан Тодт: В мире 200 стран, и у каждой – свои представления. Итальянские СМИ настроены против него, но тон немецкой прессы иной, как и английской. Однако, как я уже сказал, мы с нетерпением ждём результатов расследования комиссии.

Вопрос: Авария Жюля коснулась и вашего сына Николя [менеджера Бьянки], так же как вас – инцидент с Михаэлем Шумахером. Что вы чувствуете?
Жан Тодт: Я должен разделять свои обязанности как президента FIA и свои чувства. Я вижу, что мой сын опустошён тем, в какой ситуации оказался тот, кого он считал своим братом.

Вопрос: Как дела у Михаэля?
Жан Тодт: Я видел его три дня назад. У него есть жена и необыкновенная семья. Битва продолжается.

Вопрос: Кто Михаэль для вас? Сын? Брат?
Жан Тодт: Наши отношения с Михаэлем – это дружба, привязанность. Мы так много пережили вместе прежде, чем смогли победить, что только усилило эту привязанность. Трудности сближают. Я близок к их семье, к Коринне. И они сделали бы то же самое для меня.

Вопрос: Вы верите в бога?
Жан Тодт: Я верю в мужество. К сожалению, я не верю в бога, но в последнее время я стал молиться.

Вопрос: Как много времени вы посвящаете Формуле 1?
Жан Тодт: У FIA есть два направления деятельности. Одна из них спорт, другая, менее известная – автомобилизм. Мы поддерживаем автомобилистов через автоклубы. Один из наших приоритетов – борьба с ДТП, в которых ежегодно гибнут 1,3 миллиона человек, а ещё 50 миллионов получают травмы. И в развивающихся странах число аварий растёт. В большинстве стран мира автомобили находится в обращении от 30 до 60 лет.

Вопрос: Насколько здорова сейчас Формула 1?
Жан Тодт: Формула 1 – самая важная дисциплина автоспорта, и в этом году мы ввели новые правила. Мы не могли игнорировать то, что происходит вокруг. Выбор в пользу гибридных моторов был неизбежным. Посмотрите на автосалон в Париже – все создают моторы этого типа. Проблема Формулы 1 в том, что ей это не нравится. Мы сократили энергопотребление на 25%. И такая Формула 1, в которой идёт поиск технологий, полезных для обычных машин – именно та Формула 1, которая нам нужна. Без этих изменений, к примеру, Honda никогда не вернулась бы в чемпионат.

Вопрос: Роль пилота возрастает?
Жан Тодт: С моей точки зрения – да. Я не думаю, что сейчас пилотировать машину Формулы 1 проще, чем прежде.

Вопрос: Вероятно, правильнее было бы сказать – иначе...
Жан Тодт: Сегодня у пилотов больше информации – возможно, её слишком много. У них много переключателей на руле и усилитель рулевого управления. Но в каких машинах сейчас этого нет? Пилотировать стало легче, но если всё это убрать, то пилоты перестанут доверять машине.

Вопрос: Некоторые говорят, что пилотировать настолько просто, что теперь в Формулу 1 попадают даже дети без водительских прав...
Жан Тодт: Мы можем пересмотреть критерии предоставления суперлицензии. Первым требованием будет наличие водительских прав.

Вопрос: Третья машина – это выход в случае кризиса у маленьких команд?
Жан Тодт: Да, но он принесёт разочарование. Мне нравятся традиции. И в Формуле 1 всегда выступали 10-12 команд с двумя машинами. Легендарные команды, такие как Ferrari, Williams, McLaren и другие, пусть даже небольшие.

Вопрос: В Пекине провели первую гонку Формулы E...
Жан Тодт: Казалось, что мы скорее на дискотеке, чем на автодроме. Формула E – чемпионат, который заставил о себе говорить, мы поставили рекорд по контактам в социальных сетях. Нам ещё нужно над этим работать, но мне кажется, что интерес есть.

Вопрос: Не так давно начался ваш второй срок в качестве президента FIA. На следующих выборах вы снова выставите свою кандидатуру?
Жан Тодт: У меня есть ещё 39 месяцев, чтобы об этом подумать. Я уже не так молод...

Вопрос: В Ferrari отправили на пенсию Монтедземоло...
Жан Тодт: Завершается хороший цикл. На протяжении 16 лет в Ferrari я писал самую важную главу в своей жизни.

Вопрос: Почему после этого Ferrari больше не выигрывала?
Жан Тодт: Когда я пришёл в Ferrari, мне говорили: это невозможно. Даже Прост сказал мне: «Ты великолепно отработал в Peugeot, но в Ferrari у тебя ничего не получится». И поначалу было очень трудно. Но мы сумели построить фантастическую команду. Мы писали историю. Теперь этот цикл завершён.

Вопрос: С Михаэлем вы сумели завоевать титул через пять лет. В случае Алонсо этого не произошло.
Жан Тодт: Эти ситуации трудно сравнивать. Первая Ferrari Михаэля была гораздо хуже, чем первая Ferrari Алонсо. Когда я пришёл в команду, по 10-балльной шкале у нас была двойка. В 2009-м они начинали с семёрки...

Вопрос: Если бы Маркионне попросил у вас совета, то что бы вы посоветовали ему в первую очередь?
Жан Тодт: Реагировать спокойно и прагматично. Когда сталкиваешься с поломкой, как это произошло в Монце, следует помнить, что до этого момента Алонсо был единственным пилотом, набиравшим очки в каждой гонке. Это говорит о том, что в начале сезона проблемы с надёжностью возникали у многих.

Вопрос: Маркионне и Маттиаччи следовало бы удержать Алонсо?
Жан Тодт: У каждого человека свои обязанности.

Вопрос: А если бы вас попросили вернуться?
Жан Тодт: В своей жизни я всегда хотел двигаться вперёд. Это то, что даёт мне силы. И это также означает, что нужно наслаждаться тем, что я люблю.

Вопрос: Кто для вас Монтедземоло?
Жан Тодт: Он был моим президентом. Мы вместе переживали трудные дни. Самые трудные в моей жизни. Мы стали друзьями, и эти отношения сохранились. В течение 16-и лет Монтедземоло звонил мне от одного до пяти раз в день. По крайней мере один звонок в день на протяжении 16-и лет...

Вопрос: Кто выиграет чемпионат мира?
Жан Тодт: Росберг или Хэмилтон. Всё решит надёжность, в этом компоненте у них пока равенство.

Вопрос: Приятно, что в Mercedes позволяют пилотам сражаться друг против друга. Вспоминая ваш подход в ралли «Дакар» и в Ferrari, вы бы подобного не допустили...
Жан Тодт: На нас оказывалось большое давление сверху, мы боялись проиграть. Потому пытались использовать все возможности. Это заставляло меня порой принимать решения – не всегда безукоризненные. Но сегодня ситуация иная.

Вопрос: Вам нравятся двойные очки?
Жан Тодт: Нет, они мне не нравятся. Но они не изменят ход чемпионата. Если нужно будет их отменить, мы отменим. Но в конечном итоге победит самый смелый и удачливый пилот на лучшей машине.

Источник: F1News

Понедельник 20 Октября 2014 19:32
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ferrari, формула, михаэлем, монтедземоло

Читайте также: Промоутера Формулы Е Алехандро Агага называли в числе возможных претендентов на должность нового главы менеджмента Формулы 1, но в интервью Reuters испанец опроверг слухи. Алехандро Агаг: «У меня не было никаких переговоров на эту тему. Мне интересна Формула Е – мне многое предстоит сделать в чемпионате, и я очень рад, что занимаюсь этим проектом. Не думаю, что я смогу куда-то уйти без Формулы Е. Где бы я ни оказался, эта серия в каком-то смысле должна быть там представлена. Формула Е, как мой ребенок – я основал эту серию, был у её истоков, и не думаю, что смогу оставаться в стороне. Мы не конкурируем с Формулой 1. Мы выступаем не на гоночных трассах, а на небольших участках, где невозможно провести этап Формулы 1. То место, что мы выбрали для проведения гонки в Бруклине, очень маленькое для создания трассы Формулы 1. Кроме того, у нас другие технологии – электрические. Если бы я руководил IndyCar или NASCAR, то смена владельцев вызывала бы у меня беспокойство, поскольку в Формуле 1 намерены больше работать на американском рынке, и это окажет влияние на всех. Однако, безусловно, Формула 1 и Формула Е полностью совместимы в Америке и в любой другой части мира. Если в будущем автомобильная промышленность полностью перейдет на электродвигатели, то Формула E будет соответствовать потребностям автоиндустрии. Однако я не думаю, что Формула 1 исчезнет. Чемпионат и дальше будет проводиться, как сейчас проводятся скачки на лошадях, но мы же не ездим на лошадях в офис. Возможно, в будущем двигатели внутреннего сгорания будут использоваться только в гонках. У Формулы 1 серьезные традиции. Возможно, лет через 50-60 Формула Е...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Формула V8 3.5: В воскресенье поул выиграл Ниссани

Жан Тодт: Формула 1 стала очень интересной

Зак Браун: Формула 1 по-прежнему хорошо продается

Полное расписание уик-энда Гран При России

Формула-1 начинает новый сезон. Первые расклады. LIVE

Кауэлл: Формула 1 должна быть интересна автоконцернам

Формула E: Вернь пропустит гонку в Буэнос-Айресе

Жак Вильнёв: Формула 1 пытается вместить в себя всё

Формула E: Представлен проект трассы в Париже

«Формула-1 в беде». СМИ — о Гран-при Абу-Даби и прошедшем сезоне