Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В интервью Gazzetta dello Sport президент FIA Жан Тодт говорил об аварии Жюля Бьянки и безопасности Формулы 1, переменах в регламенте, задачах Федерации, а также своих отношениях с Михаэлем Шумахером, Лукой ди Монтедземоло и Ferrari.

Жан Тодт: Мы никогда не должны принимать всё как должное, никогда не должны отказываться от борьбы за безопасность. Я говорил это до аварии Жюля, и повторяю сейчас. Люди видели, как на протяжении многих лет самые страшные катастрофы обходились без последствий. Они начали думать, что вылететь с трассы на скорости более 200 км/ч и не получить травм – это нормально. Но это не было нормальным. И даже не было чудом. За всем этим стояла сумасшедшая работа. Но 100%-ной безопасности в нашем спорте никогда не будет, к сожалению.

Вопрос: То, что произошло в Сузуке, следствие невнимательности или стечение обстоятельств?
Жан Тодт: Это следствие комбинации факторов, которые в итоге привели к аварии. Со стороны всё может казаться простым, но последствия оказались драматическими. Мы подробно изучаем инцидент. Я назначил комиссию по расследованию под председательством Питера Райта. Я жду их заключения, чтобы сформировать своё мнение. До тех пор по поводу комментариев лучше обращаться к гоночному директору Чарли Уайтингу.

Вопрос: Но на самом деле объяснения Чарли Уайтинга, который не взял на себя ответственность, несколько озадачивают, если не сказать больше.
Жан Тодт: В мире 200 стран, и у каждой – свои представления. Итальянские СМИ настроены против него, но тон немецкой прессы иной, как и английской. Однако, как я уже сказал, мы с нетерпением ждём результатов расследования комиссии.

Вопрос: Авария Жюля коснулась и вашего сына Николя [менеджера Бьянки], так же как вас – инцидент с Михаэлем Шумахером. Что вы чувствуете?
Жан Тодт: Я должен разделять свои обязанности как президента FIA и свои чувства. Я вижу, что мой сын опустошён тем, в какой ситуации оказался тот, кого он считал своим братом.

Вопрос: Как дела у Михаэля?
Жан Тодт: Я видел его три дня назад. У него есть жена и необыкновенная семья. Битва продолжается.

Вопрос: Кто Михаэль для вас? Сын? Брат?
Жан Тодт: Наши отношения с Михаэлем – это дружба, привязанность. Мы так много пережили вместе прежде, чем смогли победить, что только усилило эту привязанность. Трудности сближают. Я близок к их семье, к Коринне. И они сделали бы то же самое для меня.

Вопрос: Вы верите в бога?
Жан Тодт: Я верю в мужество. К сожалению, я не верю в бога, но в последнее время я стал молиться.

Вопрос: Как много времени вы посвящаете Формуле 1?
Жан Тодт: У FIA есть два направления деятельности. Одна из них спорт, другая, менее известная – автомобилизм. Мы поддерживаем автомобилистов через автоклубы. Один из наших приоритетов – борьба с ДТП, в которых ежегодно гибнут 1,3 миллиона человек, а ещё 50 миллионов получают травмы. И в развивающихся странах число аварий растёт. В большинстве стран мира автомобили находится в обращении от 30 до 60 лет.

Вопрос: Насколько здорова сейчас Формула 1?
Жан Тодт: Формула 1 – самая важная дисциплина автоспорта, и в этом году мы ввели новые правила. Мы не могли игнорировать то, что происходит вокруг. Выбор в пользу гибридных моторов был неизбежным. Посмотрите на автосалон в Париже – все создают моторы этого типа. Проблема Формулы 1 в том, что ей это не нравится. Мы сократили энергопотребление на 25%. И такая Формула 1, в которой идёт поиск технологий, полезных для обычных машин – именно та Формула 1, которая нам нужна. Без этих изменений, к примеру, Honda никогда не вернулась бы в чемпионат.

Вопрос: Роль пилота возрастает?
Жан Тодт: С моей точки зрения – да. Я не думаю, что сейчас пилотировать машину Формулы 1 проще, чем прежде.

Вопрос: Вероятно, правильнее было бы сказать – иначе...
Жан Тодт: Сегодня у пилотов больше информации – возможно, её слишком много. У них много переключателей на руле и усилитель рулевого управления. Но в каких машинах сейчас этого нет? Пилотировать стало легче, но если всё это убрать, то пилоты перестанут доверять машине.

Вопрос: Некоторые говорят, что пилотировать настолько просто, что теперь в Формулу 1 попадают даже дети без водительских прав...
Жан Тодт: Мы можем пересмотреть критерии предоставления суперлицензии. Первым требованием будет наличие водительских прав.

Вопрос: Третья машина – это выход в случае кризиса у маленьких команд?
Жан Тодт: Да, но он принесёт разочарование. Мне нравятся традиции. И в Формуле 1 всегда выступали 10-12 команд с двумя машинами. Легендарные команды, такие как Ferrari, Williams, McLaren и другие, пусть даже небольшие.

Вопрос: В Пекине провели первую гонку Формулы E...
Жан Тодт: Казалось, что мы скорее на дискотеке, чем на автодроме. Формула E – чемпионат, который заставил о себе говорить, мы поставили рекорд по контактам в социальных сетях. Нам ещё нужно над этим работать, но мне кажется, что интерес есть.

Вопрос: Не так давно начался ваш второй срок в качестве президента FIA. На следующих выборах вы снова выставите свою кандидатуру?
Жан Тодт: У меня есть ещё 39 месяцев, чтобы об этом подумать. Я уже не так молод...

Вопрос: В Ferrari отправили на пенсию Монтедземоло...
Жан Тодт: Завершается хороший цикл. На протяжении 16 лет в Ferrari я писал самую важную главу в своей жизни.

Вопрос: Почему после этого Ferrari больше не выигрывала?
Жан Тодт: Когда я пришёл в Ferrari, мне говорили: это невозможно. Даже Прост сказал мне: «Ты великолепно отработал в Peugeot, но в Ferrari у тебя ничего не получится». И поначалу было очень трудно. Но мы сумели построить фантастическую команду. Мы писали историю. Теперь этот цикл завершён.

Вопрос: С Михаэлем вы сумели завоевать титул через пять лет. В случае Алонсо этого не произошло.
Жан Тодт: Эти ситуации трудно сравнивать. Первая Ferrari Михаэля была гораздо хуже, чем первая Ferrari Алонсо. Когда я пришёл в команду, по 10-балльной шкале у нас была двойка. В 2009-м они начинали с семёрки...

Вопрос: Если бы Маркионне попросил у вас совета, то что бы вы посоветовали ему в первую очередь?
Жан Тодт: Реагировать спокойно и прагматично. Когда сталкиваешься с поломкой, как это произошло в Монце, следует помнить, что до этого момента Алонсо был единственным пилотом, набиравшим очки в каждой гонке. Это говорит о том, что в начале сезона проблемы с надёжностью возникали у многих.

Вопрос: Маркионне и Маттиаччи следовало бы удержать Алонсо?
Жан Тодт: У каждого человека свои обязанности.

Вопрос: А если бы вас попросили вернуться?
Жан Тодт: В своей жизни я всегда хотел двигаться вперёд. Это то, что даёт мне силы. И это также означает, что нужно наслаждаться тем, что я люблю.

Вопрос: Кто для вас Монтедземоло?
Жан Тодт: Он был моим президентом. Мы вместе переживали трудные дни. Самые трудные в моей жизни. Мы стали друзьями, и эти отношения сохранились. В течение 16-и лет Монтедземоло звонил мне от одного до пяти раз в день. По крайней мере один звонок в день на протяжении 16-и лет...

Вопрос: Кто выиграет чемпионат мира?
Жан Тодт: Росберг или Хэмилтон. Всё решит надёжность, в этом компоненте у них пока равенство.

Вопрос: Приятно, что в Mercedes позволяют пилотам сражаться друг против друга. Вспоминая ваш подход в ралли «Дакар» и в Ferrari, вы бы подобного не допустили...
Жан Тодт: На нас оказывалось большое давление сверху, мы боялись проиграть. Потому пытались использовать все возможности. Это заставляло меня порой принимать решения – не всегда безукоризненные. Но сегодня ситуация иная.

Вопрос: Вам нравятся двойные очки?
Жан Тодт: Нет, они мне не нравятся. Но они не изменят ход чемпионата. Если нужно будет их отменить, мы отменим. Но в конечном итоге победит самый смелый и удачливый пилот на лучшей машине.

Источник: F1News

Понедельник 20 Октября 2014 19:32
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ferrari, формула, михаэлем, монтедземоло

Читайте также: Не добившись больших успехов в Формуле 1, Себастьен Буэми переключился на гонки на выносливость и Формулу Е. В 2014-м швейцарец стал чемпионом WEC, в 2015-м выиграл титул в чемпионате электрических машин и ещё дважды стал вице-чемпионом. В канун новогодних праздников Буэми объяснил, почему Формула Е гораздо ближе к болельщикам, чем многие другие серии. Себастьен Буэми: «Крайне важно, чтобы борьба на трассе заставляла зрителей сопереживать, а для этого у каждого должен быть свой герой, тот гонщик, за успехами которого он будет следить. Должен сказать, что на городских трассах совсем другая публика, чем на стационарных автодромах. Нужно привлекать внимание зрителей, когда они молоды, поэтому Формула Е использует столь открытую политику по отношению к социальным сетям – они позволяют болельщикам почувствовать себя ближе к нашему спорту, к гонщикам, к происходящему на трассе и за её пределами. У Формулы Е нет пределов для будущего прогресса. Серьёзная конкуренция, работа над технологиями будущего – это впечатляет. Я с рад возможности наблюдать за развитием этого чемпионата с его первых дней». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Формула Е и Michelin продлили контракт

Дмитрий Сапгир: Формула V8 3.5 оказалась не нужна FIA

Формула V8 3.5 прекращает существование

Чейз Кэри: Новая Формула 1 начнётся в 2021-м

FIA изменила систему начисления баллов для суперлицензии

Вольфф: Для нас Формула E – интересный новый проект

Формула E сократила убытки

Жан Тодт: Формула 1 не перейдет на электромоторы

Чейз Кэри: Формула 1 не использовала свой потенциал

Формула 1 берёт курс на защитные экраны