Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Когда гонка в Сингапуре достигла своего экватора, дела у Льюиса Хэмилтона складывались как нельзя лучше.

Несмотря на то, что его отрыв от Фернандо Алонсо составлял всего шесть с половиной секунд, британец с самого начала контролировал ход заезда и обладал достаточной скоростью, чтобы ответить на любой тактический маневр соперников.

Его основной конкурент в борьбе за титул, Нико Росберг, сошел с дистанции практически в самом начале, так что цель Льюиса была очевидна, и никто и ничто не должен был помешать ему на пути к ней.

Все, что зависело от него самого, Хэмилтон делал идеально. Но оставалась одна угроза, мысль о которой не покидала его – что будет, если появится машина безопасности.

Во всех шести гонках, прошедших в Сингапуре, неизбежно наступал момент, когда пелетон вынужден был собираться позади Mercedes Бернда Майландера. И в этот раз сценарий повторился: на 31-м круге схлестнись пилоты, которых Хэмилтон обычно видел только в тот момент, когда обгонял их на круг. На судейских табло зажглись янтарные буквы SC.

В борьбе за 17-е место Серхио Перес пытался пройти Адрина Сутиля, машины соприкоснулись, в результате контакта с задним левым колесом Sauber оказалось повреждено переднее крыло на Force India. Еще через пару секунд оно целиком оторвалось, и вся трасса оказалась усыпана карбоновыми обломками.

Хэмилтон был недалеко от того места, где произошел инцидент, и первым делом забеспокоился, как бы ни проколоть шины. Слики Pirelli не подвели – однако для этого комплекта SuperSoft шел всего лишь пятый круг, и команда решила, что было слишком рано менять их.

До этого эпизода трудно было представить более благоприятное для британца течение событий. Он хорошо стартовал и на первом же круге смог оторваться от Себастьяна Феттеля на 1,6 секунды, чем разом обезопасил себя от возможных атак при помощи открытого крыла – задолго до того, как на третьем круге система DRS была активирована Чарли Уайтингом.

К тому моменту, как на 12-м круге Феттель нырнул в боксы для первого пит-стопа, отрыв Хэмилтона составлял уже 8,892 сек – действующий чемпион потерял пару секунд на круге заезда в боксы из-за проблем с резиной. Чуть задержавшись на трассе, чтобы точно не уступить лидерства сопернику, Хэмилтон показал лучшее время круга, после чего отправился в боксы – и вернулся оттуда, опережая Себастьяна уже на десять с лишним секунд.

Льюис настолько контролировал ситуацию, что смог даже пожертвовать тремя секундами, чтобы в начале своего отрезка поберечь резину.

Впрочем, Феттеля и его команду в куда большей степени беспокоил вовсе не лидер и главный фаворит, а Фернандо Алонсо: проведя второй пит-стоп на круг раньше немца, пилот Ferrari поднялся с третьего места на второе после того, как в Red Bull Racing также обслужили своего пилота.

Так что Хэмилтон мог спокойно останавливаться на 26-м круге, зная, что, даже проведя на трассе лишних два круга по сравнению с лучшим из преследователей, он уверенно сможет вернуться в гонку, оставшись во главе пелотона.

Когда на трассу выехал автомобиль безопасности, Льюис только-только проехал по стартовой прямой, показав на 30-м круге лучшее время – и вдруг весь созданным им задел разом испарился.

Решение Mercedes не менять в этот момент своему гонщику резину можно было бы считать рискованным, если бы ни одно "но" – гигантское преимущество в скорости, которым обладала машина с трёхлучевой звездой.

И даже если был Льюис перешел на Soft в конце 31-го круга, до финиша оставалось еще практически столько же (пусть даже гонку в итоге и остановили на круг раньше запланированного из-за истечения двухчасового лимита времени), в команде были вполне уверены – ему потребуется остановится вновь.

«На тот момент до конца оставалось 29 кругов, – объяснил шеф автоспортивного подразделения Mercedes Тото Вольф, - самый длинный наш отрезок за весь уик-энд насчитывал 19 кругов, так что мы просто не хотели рисковать».

С учетом того, что Алонсо решился, как и ряд других пилотов, побывать в этот момент в боксах, расклад оказался простым и понятным: Хэмилтон следовал на самых мягких сликах за машиной безопасности, а за ним на трассе расположилось семеро пилотов на более медленной резине Soft.

Фернандо, также получивший более жесткий комплект, откатился на четвертое место, вновь пропустив Себастьяна Феттеля на вторую позицию, а его напарника Даниэля Риккардо – на третью. Пилоты Red Bull Racing останавливались на 25-м и 27-м кругах соответственно, и больше в боксы заезжать не планировали.

Машина безопасности оставалась на трассе довольно много времени – необходимо было тщательно убрать обломки Force India, а также позволить отстающим вернуться в один круг с лидером (среди круговых оказался и Серхио Перес, побывавший в боксах, чтобы заменить носовой обтекатель). Гонка возобновилась лишь на 38-м круге.

В это время в радиоэфире прозвучало несколько вопросительных фраз от Льюиса, который на тот момент не знал, что соперники рассчитывают добраться на имеющихся шинах до самого финиша. Сам британец вариантов не имел, поскольку еще не проехал ни круга на составе Soft.

Однако он не сомневался, что в любом случае должен по максимуму воспользоваться преимуществами мягких сликов, чтобы вновь создать отрыв – опасения, что машина безопасности может появиться на трассе вновь, по-прежнему витали в воздухе.

«Тогда я еще не совсем представлял, какая передо мной стоит задача, - говорил потом Льюис. – Так что старался ехать на этом комплекте резины как можно дольше.

А потом мне сказали, что нужно довести отрыв до 27 секунд, то есть предстояло отыграть еще шесть секунд. Но к тому моменту резина уже была серьезно изношена и на глазах теряла свои свойства. Поэтому мне было не очень понятно, зачем ехать на ней дальше.

Я также переживал, что могут возникнуть проблемы, если машина безопасности появится на трассе во второй раз. К счастью, мне удалось создать необходимый запас по времени, и мы провели заключительный пит-стоп».

Впрочем, капитанский мостик Mercedes и не сомневался: уже созданный Льюисом отрыв вполне позволял оперативно среагировать на повторное появление автомобиля безопасности и не упустить победу.

Несмотря на то, что после заключительной остановки в боксах на 52-м круге гонщик не смог вернуться на трассу лидером, он выпустил вперед только Феттеля, так что выбранная командой тактика оказалась абсолютно верной.

Ситуация живо напомнила этап в Венгрии в 1998 году, когда на третьем отрезке гонки Михаэлю Шумахеру за 19 кругов требовалось оторваться от занимавшего второе место Дэвида Култарда на 20 секунд. [За тем исключением, что немец не имел такого технического преимущества над соперниками и не защищал свою позицию, а пробовал отыграть чужую.]

Полной аналогии мешал тот факт, что Льюис в течение 15 кругов отрывался от Феттеля, который на тот момент времени уже не мог атаковать, так как вынужден был экономно расходовать свой комплект Soft, чтобы доехать на нем до финиша.

Тем не менее, чемпион 2008 года прекрасно справился с давлением. Он мог бы допустить в погоне за секундами пилотскую ошибку или чересчур агрессивно расходовать резину, но продержался и смог блестяще справится с поставленной задачей.

В течение этих 15 кругов он был в среднем на 1,690 с быстрее на круге, чем Себастьян, и к тому моменту, как поехал в боксы за последним комплектом более жестких шин, его отрыв составлял 25,338 секунды.

«Это было действительно потрясающе, - высказал свое мнение Тото Вольф, - в такие моменты понимаешь, насколько Льюис великий пилот. Это демонстрирует разницу между звездами и супер-звездами, хорошими пилотами и самыми лучшими гонщиками».

Но все же, на пути к победе еще оставался один небольшой нюанс – Феттель.
Когда Хэмилтон предупреждал по радио, что за резина может не выдержать, в Mercedes уже понимали, что созданного отрыва не хватит, и все-таки придется в какой-то момент уступить лидерство действующему чемпиону из Red Bull Racing.

Так как немец начал даже понемногу переигрывать Льюиса в скорости на втором секторе, можно сказать, что в Mercedes идеально выбрали момент для пит-стопа: их пилот выжал из шин всё до последнего – еще немного, и его темп начал бы резко снижаться.

На свежей резине картина была совсем иной: у Льюиса было гораздо больше сцепления с трассой, чем у его соперника, так что пилот Mercedes смог чисто выйти из правого пятого поворота на длинную прямую , вплотную подобраться к Себастьяну и, к немалому удивлению последнего, пройти его перед быстрым шестым поворотом, где обычно даже не надо приподнимать ноги с педали газа.

«Не было никакого смысла обороняться, на тот момент Льюис просто выступал в другой весовой категории, - пояснял позже Феттель, - у него была свежая резина, тогда как мои слики уже доживали свой век.

Я планировал оставить ему место для обгона внутри следующего поворота, но он, видимо, хотел как можно быстрее вернуть себе лидерство!

Хорошо, что я все-таки увидел его и успел сместиться, чтобы пропустить».

И хотя Феттель допускал, что мог бы, наверное, побороться с Хэмилтоном, если бы свой третий отрезок также проводил на SuperSoft [что, правда, потребовало бы дополнительного пит-стопа], на самом деле его в большей степени волновало сражение с Алонсо.

В Red Bull Racing на момент второй волны остановок в боксах понимали, что Фернандо сделал все, что мог, чтобы опередить их пилота за счет более ранней смены шин – поэтому решили попробовать пойти другим путем и сделали выбор в пользу резины Soft.

Это решение, как выяснилось, не только помогло Феттелю финишировать вторым, но и косвенно дало возможность Риккардо подняться на третье место. Несмотря на то, что у Даниэля были проблемы с батареей системы ERS, его машине хватило скорости, чтобы остаться впереди Ferrari.

Непреложный факт заключается в том, что в воскресенье Mercedes вновь выступала в своем собственном классе, намного опережая соперников. Это стало в известном смысле неожиданностью, потому что в квалификации пилотов трех лидирующих команд разделяло не более двух с четвертью десятых секунды.

На самом же деле в борьбе за лидерство вновь могли участвовать только Хэмилтон и его напарником Нико Росберг.

Но судьба лишила Нико такой возможности. Он признал, что этот день стал самым тяжелым за весь нынешний чемпионат, удар получился даже более болезненным, чем в Сильверстоуне, где он лидировал и сошел из-за отказа коробки передач.

В этот раз немец стал жертвой неисправности проводки в рулевой колонке, которая обнаружила себя, когда Нико покинул боксы и отправился на стартовую решетку.

«Проблема была в соединительном разъёме в рулевой колонке, потому что даже когда мы поменяли сам руль, ничего не изменилось, - объяснял Росберг. – Не работала ни одна из функций, управление которых осуществляется кнопками на руле, так что у меня не было ни рекуператора, ни DRS.

Переключатель передач работал, но как-то странно, перескакивая сразу на две ступени, поэтому у меня не было четвертой и шестой скорости, которые требуются на этой трассе постоянно. Потому-то я и ехал так медленно.

Настройки тормозного баланса также были абсолютно неверными, я не мог их изменить, из-за чего терял на каждом торможении.

Даже заехать на пит-стоп оказалось сложно, так как не работал ограничитель скорости. А чтобы тронуться, механики должны были поднять меня на домкратах, я – дать полный газ, а затем они бы сбросили машину вниз. Но в команде решили, что это слишком опасно».

Более того, машина Росберга так и осталась в режиме прогревочного круга. Из-за неработающего сцепления он не смог тронуться с решетки, и ему пришлось стартовать из боксов.

Гонка длилась только до первого пит-стопа. Остановиться и не заглохнуть удалось лишь благодаря специальному режиму. В итоге команда решила не рисковать и не сбрасывать машину с домкратов с крутящимися колесами. В любом случае, ловить в этой гонке Росбергу было уже нечего.

Механики и пилот проявили небывалое упорство и изобретательность, но бой был неравным. Нужно отдать Нико должное, после схода он не скрылся в ночи, а наблюдал до самого конца за гонкой Хэмилтона с капитанского мостика.

Он даже откровенно признал, что рад победе команды, но ему больно видеть, как отстававший от него в общем зачете на 22 очка напарник вырвался вперед и теперь возглавил чемпионат с перевесом в три балла.

«У меня двойственные эмоции, - говорил Нико через полчаса после финиша. Он явно был опустошен, но не роптал на судьбу. - С одной стороны, я рад, что даже несмотря на сход одной машины, команда смогла победить.

Для меня очень важно, когда у наших ребят есть повод для радости. Для многих них день сложился по-настоящему удачно – особенно для тех, кто работает с Льюисом.

С другой стороны, я расстроен, что не смог финишировать и не имел возможности побороться сегодня за победу».

Для Хэмилтона, который в итоге финишировал на 13 секунд раньше Феттеля, день и впрямь сложился как нельзя лучше.

Поднявшись на высшую ступень подиума, когда напарник не смог финишировать, Льюис впервые с майского Гран При Испании возглавил личный зачет чемпионата. А вторая подряд победа за пять гонок до конца сезона наглядно продемонстрировала, что маятник удачи вновь качнулся в его сторону.

«Я приехал сюда в надежде отыграть семь очков, – сказал Хэмилтон, - все остальное стало неожиданным бонусом. Эти дополнительные баллы сильно помогли мне, но теперь и у меня, и у Нико уже по несколько сходов из-за проблем с машиной…»

Смысл этих слов понятен. Льюис по собственному печальному опыту знает, что надежность была и будет одним из ключевых факторов в борьбе за титул.

Но чему быть, того не миновать. А в Сингапуре Хэмилтону удалось сделать именно то, что от него требовалось.

Хэмилтон! …потому что чемпион должен справляться с прессингом! – надпись на плакате

Источник: Autosport.com.ru

Суббота 27 Сентября 2014 10:23
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: хэмилтон, круге, льюис, mercedes

Читайте также: В программу церемонии в Зиндельфингене, где на одном из крупнейших предприятий Mercedes чествовали гонщиков заводской команды Формулы 1, входили и демонстрационные заезды. Возможно, для Нико Росберга это были последний опыт пилотирования гоночной машины Mercedes, ведь вчера он объявил о завершении карьеры. Его напарник Льюис Хэмилтон вновь подчеркнул, что Нико всегда был достойным соперником. Льюис Хэмилтон: Ещё раз хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы всех поблагодарить и поздравить. Это был самый успешный год для Mercedes, из двадцати одной гонки мы выиграли 19. Я очень горжусь, что выступаю за эту команду, и мы уже готовимся к новому сезону, чтобы в 2017-м полностью выложиться и вновь выиграть чемпионат. Вопрос: Заявление, сделанное вчера Нико Росбергом, вас удивило так же, как и всех остальных?Льюис Хэмилтон: Нико провел прекрасный сезон, впрочем, так было каждый год, когда мне доводилось с ним соперничать. Если честно, его решение меня не очень удивило, но я знаю, что для всех оно стало большой неожиданностью. Я знаю, что Формуле 1 будет не хватать Нико, но желаю ему всего наилучшего в его новых делах. Мне было приятно с ним работать. Наше соперничество на трассах началось, ещё когда нам было по 13 лет. Ситуации бывали разные, но несмотря на это мы провели множество отличных дуэлей на трассах, которые навсегда останутся в моей памяти. Вопрос: Но теперь всем интересно, кто станет вашим новым напарником?Льюис Хэмилтон: Мне тоже! Не знаю, что там планируют наши начальники, но они держат это в секрете. По-крайней мере, сам Тото Вольфф за руль не сядет, он слишком высокий и в машину не поместится. Кроме...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хэмилтон: Пока уик-энд складывается отлично!

Льюис Хэмилтон: Я никогда не сдаюсь!

Гран При Бразилии: 60-й поул Хэмилтона

Льюис Хэмилтон: За меня не стоит волноваться…

Льюис Хэмилтон: Я не верю, что сравнялся с Простом

Льюис Хэмилтон: У меня всегда были собаки

Льюис Хэмилтон: Я сосредоточился на победах в гонках

Гран При Мексики: Хэмилтон - Росберг - Феттель

Хэмилтон: Я должен выступать ещё лучше, чем обычно

Хэмилтон: В концовке сезона я хочу быть в лучшей форме