Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Дитер Ренкен: Расскажите о ваших текущих целях на посту президента.

Жан Тодт: Я бы хотел поднять организацию на качественно новый уровень, грамотно выстроить всю структуру спорта, начиная с низов и до самых популярных серий, и улучшить общую ситуацию.

Мне видится важным двигаться вперед и в вопросах автомобилизма, позаботиться о будущем водителей на дорогах, работая над всевозможными современными программами – как, например, недавно взявшая старт "Связь" (англ. Connectivity) – или обсуждая настоящий бич современного мира, дорожно-транспортные происшествия.

Нынешняя работа никак не связана с теми временами, когда я был руководителем команды или исполнительным директором. В данный момент у меня другие цели, иные задачи – я волонтёр, работающий на общественных началах. К счастью, я могу себе это позволить, поскольку заработал имидж уважаемого менеджера.

Так что сейчас – по мере возможности – мы стараемся действовать в как можно более мирном ключе. Так лучше для всех, ведь экономика в данный момент переживает не лучшие времена.

Что вас больше всего беспокоит?

Затраты. В автоспорте расходуются огромные суммы денег, и нам необходимо контролировать этот процесс на всех уровнях.

Мне бы хотелось сделать наш спорт более доступным для всех желающих – от любителей до серьёзных профессионалов. У меня есть определенное видение ситуации в ралли, ралли-рейдах – мы просто обязаны дать людям возможность заниматься автоспортом, развивая его с самых базовых уровней.

Мы хотим помочь автоспортивным клубам по всему миру устраивать картинговые гонки – например, на территории торговых центров или парковок, которые закрываются для посетителей на выходные, – не забывая, конечно, и про безопасность. Вот, что нам нужно – однако такие начинания стоят денег.

На вершине же пирамиды автоспорта многие команды испытывают проблемы со средствами, так что нам здесь также необходимо поработать. Есть такие, кто утверждает, что ситуация под контролем и стоит делегировать самим участникам возможность исправлять ситуацию. Однако, если мы не будем действовать, многие категории, включая Формулу 1, могут исчезнуть.

На наших плечах лежит большая ответственность, и мы обсуждаем ситуацию с командами. Как по мне, пункт номер один – снижение затрат. Этот вопрос достиг уже критической точки.

Команде Формулы 1 не требуется 800 человек персонала – она вполне в состоянии решать все задачи и с половиной или даже третью от такого количества сотрудников. В данной области вместе с держателем коммерческих прав у нас есть определённые обязанности. Мы сможем достичь результатов, если будем работать вместе, поскольку преследуем одни и те же цели.

Как стыкуется программа по сокращению затрат с решением ввести в Формулы 1 новые турбомоторы?

Это правда, переход на новые двигатели сопряжён с увеличением расходов – видимо, нам стоило более строго прописать ограничения для процесса разработки этих технологий. Сейчас мы имеет то, что имеем, но впредь должны обратить на этот фактор особое внимание.

Мой предшественник [Макс Мосли] проделал отличную работу, ограничив для команд количество разрешенных к использованию двигателей. Эта мера поначалу была крайне непопулярной.

Как вы помните, раньше у команд были отдельные моторы для тренировочных заездов, квалификации и гонки. То же самое касалось и коробок передач. В прошлом же году пилота по ходу сезона мог использовать восемь двигателей – и все остались довольны.

Я чувствую, что в некотором смысле машины стали слишком надёжными. Полагаю, нам немного не хватает элемента неожиданности, когда не знаешь, доедет ли пилот до финиша. Сейчас все эмоционально утверждают, что клетчатый флаг увидят единицы. Но всё же давайте дождёмся первой гонки.

Надеюсь, что некоторые пилоты сойдут с дистанции, что создаст определённый эффект непредсказуемости. Однако я буду очень удивлён, если таких окажется большинство.

Что вы думаете по поводу правила начисления двойных очков по результатам последней гонки сезона в Абу-Даби?

Каждый день я читаю много материалов по этому поводу – почти все сводятся к одному мнению, что данная затея противоречит духу правил, духу борьбы. Но мне кажется, смотреть тут надо чуть шире.

Если вы поинтересуетесь моим мнением, то, должен признаться, я не в восторге. Однако это довольно незначительный фактор на фоне общего положения вещей в спорте.

С одной стороны, я должен поддерживать шаги, способные повысить интерес к концовке чемпионата. С другой, если к тому моменту все уже будет решено, то даже двойные очки ничего не изменят и вызовут лишь обратный эффект. Это вполне естественно – такие процессы происходят в любом виде спорта.

Кто бы ни предложил правило начисления двойных очков в последней гонке – был это Берни или же давным-давно я сам высказал такую идею, в чём я не могу быть уверен на 100%, – Гран При Абу-Даби, без сомнений, привлечёт к себе повышенное внимание. После серии обсуждений норма получила единодушное одобрение всех членов Стратегической группы. Хотя были и такие, кто не поддерживал эту идею, но в итоге заявил: "Что ж, если все согласны, то и я тоже".

Не могу назвать принятое решение негативным, но после первого сезона мы должны быть готовы сделать шаг назад, если оно не сработает. В любом случае, даже начисляя двойные очки в финальной гонке, мы не меняем мир Формулы 1.

Что же, на ваш взгляд, в таком случае является сейчас самым важным для Формулы 1 ?

По-моему, гораздо важнее говорить о технической революции в Больших Призах, рассказывать о новых двигателях. Я глубоко убеждён, что Формула 1, являясь вершиной автоспорта, должна принимать во внимание изменяющийся внешний мир.

Было бы неправильно держать Формулу 1 за дубовыми воротами с золотым замком, делая при этом вид, что вокруг ничего не происходит.

Если вы отправитесь на автомобильную выставку в Женеве, вы увидите, что автопроизводлители со всего мира говорят о гибридах, электромобилях, водороде, ведь это наше будущее. У FIA, как у руководящего органа, есть обязанности, в том числе мы должны делать автоспорт более привлекательным на всех уровнях.

После консультаций с экспертами, призванных четче обрисовать направления грядущего развития, мы пришли к выводу, что четырёхцилиндровые двигатели станут правильным решением для Формулы 1. Это решение вызвало известное недовольство со стороны участников и производителей: я тщательно их выслушал.

По моему убеждению, первоначально выбранная нами формула была совершенно верной – но я без проблем ответил: "О'кей, мне понятны аргументы тех, кто предпочитает шестицилиндровые двигатели, а не моторы V4".

Добавлю, что на прошлой неделе я побывал в офисе такой высокотехнологичной компании, как Porsche, которая выступает в чемпионате мира по гонкам на выносливость – так вот они для своей техники избрали именно четырехцилиндровые двигатели. Так что очень интересно смотреть, как на наших глазах меняется окружающий мир.

То есть, вы настолько вдохновились, что четырёхцилиндровые моторы все же могут вернуться в Формулу 1? Это изменения окажутся дорогостоящими…

Мы окончательно остановились на варианте с шести цилиндрами, чтобы ответить запросам тех, кто вовлечён в этот бизнес, так что сейчас всё прекрасно. И даже если мы в итоге убедимся, что двигатель Porsche – это нечто невероятное, то все равно не будем ничего менять. Нам нужна стабильность регламента на моторы.

Вот почему было так важно сделать правильный выбор, поскольку мы не собираемся в этой области ничего менять до 2020 года.

Кстати, новые правила побудили Honda вернуться в спорт, чего бы не случилось, не пойди мы на изменения. Так что, надеюсь, в будущем чемпионат обогатится и другими производителями.

Не стали ли многочисленные изменения в правилах следствием слишком поспешных попыток всё исправить? Возьмём, к примеру, квалификацию…

Но посмотрите на этот вопрос конструктивно - мы действительно скорректировали формат квалификации. Прежде в третьем сегменте многие отказывались выезжать из боксов, объясняя это стремлением поберечь резину на гонку резины. Теперь мы будем выдавать всем по дополнительному комплекту шин, чтобы исправить ситуацию.

Никто не говорит о революционных изменениях, но внося небольшие корректировки, можно многого добиться многого.

У вас есть объяснение снижению телеаудитории Формулы 1?

Начнем с того, что снижение телевизионных рейтингов вовсе не говорит о падении интереса к Ф1.

Теперь у всех есть мобильные устройства, и большинства новые технологии являются хорошим и удобным каналом получения информации, когда человек путешествует на поезде или ждет самолёта.

Это точно так же, как, если бы я сказал: "Ммм, можно наблюдать снижение уровня использования факсов". И это правда, поскольку теперь у нас есть электронная почта. В мире появляются новые способы передачи информации, и мне кажется, именно эти процессы оказывают влияние на телевидение.

Кроме того, были подписаны контракты с платными телеканалами. Во Франции, к примеру, меньше людей стали смотреть Формулу 1 по телевизору, поскольку Большие Призы "перекочевали" с канала TF-1, смотреть который можно было свободно, на платный Canal+.

Сейчас я страстно рассуждаю о Формуле 1… И сам всегда смотрю Гран При по телевизору – но вот за всеми сегментами квалификации слежу по своему iPad.

Что вы думаете по поводу недавних тестов Формулы 1?

Что же… Red Bull Racing и Renault уже потерпели поражение в чемпионате? Вы хотите услышать моё мнение об этом? Честно говоря, абсурдно считать так.

Думаю, они смогут решить возникшие проблемы и тогда… хм… Red Bull Racing и Renault остаются фаворитами. Вновь можно говорить, что сложившуюся ситуацию воспринимают слишком эмоционально.

Но Жан, ведь именно эмоции рождают страсть…

Не всегда. Понимаете, если вы хотите достичь успеха, вам необходимо рационально подходить к эмоциям. Необходимо их контролировать и оставаться прагматичным.

Мне это хорошо известно по опыту работы в Ferrari: было столько эмоций, ожиданий, столько срасти - и только умение удержать это всё под контролем помогало нам достичь успеха. Мы старались работать, используя рациональный, а не эмоциональный подход, что было непросто. Возможно, это был один из самых сложных случаев, с которыми мне приходилось сталкиваться.

Я думаю, мы можем сохранять страсть к чемпионату в наших сердцах - при этом избегая скоропалительных заявлений о том, что Red Bull Racing и Renault уже проиграли титулы.

Что касается звучания двигателей… это будет другой звук, однако и 30 лет назад в Ф1 была похожая ситуация, когда в чемпионате впервые появились турбо-моторы. Однако никто не жаловался.

Должна ли структура мирового автоспорта стать более рациональной?

Это жизненно важный факт, понимаете? Вы можете, к примеру, рационализировать свой гардероб, чтобы избежать покупки лишних рубашек. Но мы должны учитывать интересы всех тех, кто работает в коммерческих сериях, в ралли, в Туринге, в GT, в самых разных формульных классах…

Таким образом, наша прямая обязанность – постараться взять все лучшее из нынешней ситуации и поощрять людей двигаться в том направлении, которое мы определяем, будучи руководящим органом. Также важно работать с промоутерами.

Именно этим мы пытаемся заниматься в настоящее время, выстраивая пирамиду, и я должен заметить, что [советник FIA по делам "младших" формул] Герхард Бергер проделал превосходную работу в этом направлении.

Думаю, Формула 3 возрождается, что является важным фактом. Нам стоит обратить внимание и на Формулу 2. Дискуссии по этому вопросу с держателем коммерческих прав на Ф1 являются приоритетной задачей.

В ралли мы уже выработали меры, сделавшие всю структуру более доступной и понятной. Теперь у нас есть чемпионат мира, включающий в себя подкатегории R1, R2, R3, R4, R5 – первая из которых является вершиной пирамиды.

[После объединения с серией IRC] проводится единый чемпионат Европы по ралли, имеющий официальный статус FIA. Теперь наша задача организовать в каждом из регионов – в Африке, Латинской Америке и Азии - по этому примеру единую гоночную серию.

Мы стремимся развивать автоспорт. Когда я начинал свою карьеру в качестве штурмана, ралли было совершенно иным, нежели сейчас.

Иногда я чувствую ностальгию по былым временам, но, говоря по правде, тогда на дорожных секциях не было никаких ограничений. Я помню, как на одном из перегонов по обычной дороге в Монте-Карло требовалось ехать со средней скоростью 90 км/ч. Люди мчались на сервис фактически в гоночном темпе. Теперь подобного уже нет.

Мы обязаны принимать подобные моменты во внимание. Я являюсь ярым защитником безопасности на дорогах и не могу сказать, что мы должны повышать её для обычных водителей, при этом не не заботясь об этом в гонках. Ситуация как раз обратная: именно спорт должен показывать пример, что может быть сделано.

Жак Вильнёв заявил, что современная Формула 1 слишком искусственна. Что вы можете сказать по этому поводу?

Я не буду комментировать его слова – и вот почему. Для меня свобода стоит на первом месте: я считаю, что каждый имеет право говорить то, что думает.

Поэтому слова Жака не кажутся мне какой-то проблемой, люди часто говорят о чём-то, не понимая действительного положения вещей.

Прошли тесты в Бахрейне, скоро состоится первая гонка, так что скоро у нас будет совсем другое отношение к происходящему.

Если говорить о деньгах – не виновата ли нынешняя структура автоспорта в том, что младшие категории и выступающие там команды команды не получают достаточного количества денег? Есть ли возможность способствовать развитию "младших" серий?

Каждая международная организация имеют свою специфику. FIA не может похвастаться особенным финансовым благополучием.

Возьмите, к примеру, UEFA, FIFA [мировую и европейскую футбольные федерации] или Олимпийские игры. Они получают больше доходов и могут позволить себе больше тратить. Наши возможности в плане распределения средств между местными организациями ограничены, но мы уже начали работать над исправлением ситуации.

В некотором смысле процесс начался ещё четыре-пять лет назад, когда мы создали Фонд развития и безопасности автоспорта, деньги из которого направляются в местные клубы и организации на программы повышения безопасности и развития образования.

Для молодых гонщиков существовала другая программа. Теперь мы направим на неё чуть больше средств, которые получим благодаря новому выгодному соглашению между FIA и держателем коммерческих прав [Ф1]. При этом оно было заключено без уменьшения уровня влияния FIA на спорт, что всегда являлось для меня ключевым фактором.

Я думаю, что структура управления в данный момент неплохо сбалансирована. Так как теперь у нас будет больше доходов, мы сможем разрабатывать новые программы совместно с местными автоспортивными клубами и организациями по всему миру.

Ходили разговоры о должности комиссара FIA по делам Формулы 1…

Это было до моего первого избрания. Тогда идея выглядела неплохо: речь шла о комиссарах не только в Формуле 1, но и во всех официальных чемпионатах, проводящихся под эгидой FIA.

Но в настоящий момент мне не кажется, что нам необходимо такая должность, поскольку общая структура управления больше не нуждается в наличии специального уполномоченного.

Как повлияет судебное дело против Берни Экклстоуна на Формулу 1 в частности и на FIA в целом?

В настоящий момент никак. Берни за последние десятилетия проделал невероятную работу в плане развития Формулы 1.

Мне очень печально, что он столкнулся со всеми этими проблемами, я надеялся, что ему не придётся проходить через такие сложные моменты. Но для нас этот факт ничего не меняет.

На самом деле, это всё, что я могу сказать. Формула 1 принадлежит фонду под названием CVC.

Вместе с его руководителем Дональдом МакКензи они создали сильную структуру, организовали Formula One Group, в которую входит Питер Брабек-Летмат и некоторые другие персоналии. Так что это очень сильная организация, в которой фактически генеральным директором является Берни. Он и дальше будет выполнять свою работу.

Источник: Autosport.com.ru

Пятница 07 Марта 2014 15:16
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: автоспорта, формулу, примеру, формула

Читайте также: По словам колумбийской гонщицы Татьяны Кальдерон, недавно получившей опыт пилотирования машины Sauber C37, путь в Формулу 1 теперь лежит только через Формулу 2, поэтому в следующем году она планирует перейти в эту молодёжную серию из GP3. «Если вы хотите попасть в Формулу 1, теперь вы должны также пройти Формулу 2, – сказала Кальдерон. – Я всегда смотрю этапы этой серии, и, если честно, это одни из самых лучших гонок, так что мне очень хочется попробовать свои силы в Ф2. Полагаю, мне может подойти эта машина; кроме того, гонки там проходят с пит-стопами. В GP3 больше всего сложностей у меня связано с квалификацией, но, по-моему, в Формуле 2 у тебя есть шанс, даже если ты не очень хорошо проведёшь квалификацию. Надеюсь, у меня получится. Пока у нас период ожидания, но я бы хотела перейти в Ф2. Сейчас мы стараемся всё организовать, бюджет зависит от выбора команды, но было бы здорово приступить к тестам в Абу-Даби сразу после завершения сезона». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Вильнев: В Формулу 1 попадают дети богатых родителей

Даниил Квят может перейти в Формулу E?

Хэмилтон будет рад переходу Маркеса в Формулу 1

Экклстоун призывает к переменам и опасается ухода Ferrari

Алехандро Агаг: Вряд ли Ferrari скоро придёт в Формулу Е

Франц Тост: Надеюсь, Квят вернётся в Формулу 1

Следом за Alfa Romeo в Формулу 1 вернется бренд Maserati?

Кубица: Возвращение в Формулу 1 – красивая история

Алехандро Агаг: Масса отлично дополнил бы Формулу E

ESPN будет транслировать Формулу 1 в США