Привет и славному городу Кеймбридж от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гонка #33: 17 января 1954 года. Гран При Аргентины. Буэнос-Айрес
Поул Нино Фарина (Ferrari 625) - 1.44,8 (134.4 км/ч)
Лучший круг Хосе-Фройлан Гонсалес (Ferrari 625) - 1.48,2 (130,2 км/ч)
Победитель Хуан-Мануэль Фанхио (Maserati 250F) - 3:00:55,8 (112,863 км/ч)

Гран При Аргентины 1954 года открывал новую эру в Формуле 1. После двух лет по регламенту Формулы 2 на сцену возвращались машины с 2,5 литровыми двигателями. Перемены привлекли новых участников – в том числе заводские команды Mercedes и Lancia. Набирала силы Maserati, которая вывела на старт новую 250F, впоследствии ставшую легендарной.

Гран При Аргентины проходил 17 января, а следующая гонка чемпионата (не считая Инди-500) должна была состояться только 20 июня – почти через полгода! К тому же, южноамериканский этап был единственным, проходящим вне Европы, так что доставка машин обходилась несоизмеримо дороже. А так как в зачёт чемпионата всё равно шли не все результаты, а только пять лучших (из девяти), большинство команд решили, что нет смысла торопиться с подготовкой новых машин к первой гонке сезона.

Из-за этого гонку проигнорировали все британские команды, а также Mercedes и Lancia, пообещавшие выставить машины позже по ходу сезона. В случае Mercedes это произошло только на четвёртом этапе, а в Lancia провозились с D50 до последней гонки. Но не все пилоты согласились сидеть без дела так долго, и подписавший контракт с Mercedes Хуан-Мануэль Фанхио всё же вышел на старт домашнего этапа – в составе Maserati.

Команда привезла в Аргентину только две новые машины 250F, а ещё двум гонщикам предстояло выступить на старой A6SSG. В итоге новая машина на домашней трассе досталась аргентинцам Фанхио и Онофре Маримону, а Луиджи Муссо и принц Бира довольствовались старой машиной, но с новым 2,5-литровым мотором.

В Ferrari, после ухода Альберто Аскари в Lancia, лидером команды стал Нино Фарина, которому помогали Майк Хоторн, Хосе-Фройлан Гонсалес и Умберто Маджиоли. Все четверо выступали на новой Ferrari 625, по сути представлявшей собой всю ту же 500 F2, но с двигателем увеличенного объёма. Помимо двух этих команд и множества «частников», в Аргентину также приехала французская команда Gordini, но тягаться в скорости с итальянцами она не могла.

После трагедии 1953 года на «Автодроме имени 17 октября», как он назывался в те годы, были приняты меры, чтобы предотвратить появление людей на трассе. Зрителей по-прежнему было очень много, но полиция внимательно следила за порядком. В гонке использовалась та же конфигурация трассы, что и годом раньше, но теперь пилоты ехали не по часовой, а против часовой стрелки. На время прохождения круга это мало повлияло.

После квалификации казалось, что расстановка сил по сравнению с предыдущим годом не изменилась и Ferrari вновь одержит лёгкую победу. Нино Фарина уверенно завоевал поул, а второе время, уступив всего десятую, показал Хосе-Фройлан Гонсалес. Фарине на тот момент было уже 47 лет, он до сих пор остаётся самым возрастным обладателем поула в истории Формулы 1.

Новая Maserati страдала «детскими болезнями», машиной было трудно управлять. В команде решили эту проблему весьма оригинальным способом – они распилили раму на машине Фанхио в двух местах, чтобы сделать машину менее жёсткой. Это позволило аргентинцу показать третье время – правда, проиграв Фарине почти секунду. У Маримона дела шли хуже – в квалификации он показал шестое время, но из-за недостатка запчастей перед гонкой вынужден был пересесть за руль прошлогодней машины с новым двигателем.

Утро 17 января встретило пилотов пасмурной погодой. Над автодромом висели тяжёлые тучи, готовые в любой момент пролиться дождём. Тем не менее, до старта он не пошёл, так что гонка началась на сухой трассе. Фарина уверенно захватил лидерство, Фанхио вырвался было на второе место, но не мог держать темп Ferrari, и пропустил сначала Гонсалеса, а затем и Хоторна. Гонсалес вторым местом не удовлетворился, на 15-м круге обогнал Фарину и захватил лидерство в домашнем Гран При. Тройка пилотов Ferrari стремительно отрывалась от Фанхио, к тридцатому кругу он проигрывал лидеру более 30 секунд. Всё шло к привычному тройному подиуму команды из Маранелло.

Однако затем на трассу обрушился настоящий ливень. Первые же капли дождя буквально смыли техническое превосходство Ferrari, позволив великому аргентинцу в очередной раз продемонстрировать свой талант. К тому же, пилотам Ferrari дождь принёс проблемы. Гонсалес как раз начал 32 круг, но не удержал машину на мокрой трассе и вылетел, потеряв много времени. Гонку возглавил Фарина, но только до въезда на пит-лейн: Нино вынужден был заехать в боксы, чтобы установить козырёк на шлем – обычно он его не использовал. На первой позиции оказался Хоторн, но ненадолго – каждый круг Фанхио проезжал на несколько секунд быстрее! Вскоре аргентинец оказался впереди, а Хоторна ещё и развернуло, после чего он откатился на четвёртое место.

К середине гонки дождь стих, и Гонсалес с Фариной вновь опередили Фанхио. Но это была лишь временная передышка, после которой ливень начался с новой силой, и не прекращался уже до финиша. Хоторн вновь вылетел и вернулся лишь при помощи зрителей – вскоре его, а также Жана Бера на Gordini, за это дисквалифицировали. Фанхио вернул лидерство, отрываясь всё дальше, но воды на трассе оказалось так много, что ему пришлось заехать в боксы за новыми шинами – на них механики вручную вырезали более глубокие канавки.

Этот пит-стоп вошёл в историю Формулы 1 несколько неожиданным образом. Менеджер команды Ferrari, Нелло Уголини, видел, как вокруг машины Фанхио суетятся пятеро механиков. Но правила тех лет допускали работу только трёх! Уголини ушёл писать протест, и, будучи абсолютно уверенным в его успехе, приказал передать пилотам, чтобы в борьбе с Фанхио они особенно не усердствовали. Аргентинец вернулся на трассу третьим, позади Фарины и Гонсалеса, но легко догнал и опередил соперников, после чего быстро от них оторвался. Гонка была остановлена на 87 круге после истечения трёхчасового лимита, и к этому моменту Фанхио опережал Фарину более чем на минуту, а Гонсалеса – почти на круг!

Местная публика устроила овацию своему герою, но Уголини был уверен, что результаты гонки скоро будут изменены: Фанхио ждала дисквалификация. Однако всё пошло совсем не так, как хотелось итальянцу. Организаторы отклонили его протест. Механиков на пит-стопе аргентинца действительно было пятеро, но работали с машиной при этом только трое – как и записано в регламенте. Спустя несколько дней это подтвердила и международная спортивная комиссия, куда обратился неугомонный Уголини. Фанхио был официально признан победителем Гран При Аргентины.

Источник: F1News

Вторник 21 Апреля 2020 00:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: фанхио, ferrari, гонсалес, maserati

Читайте также: Гонка #63 18 августа 1957 года. Гран При Пескары. Пескара Поул Хуан-Мануэль Фанхио (Maserati) - 9:44.6 (101,517 км/ч) Лучший круг Стирлинг Мосс (Vanwall) - 9:44.6 (157,517 км/ч) Победитель Стирлинг Мосс (Vanwall) - 2:59.22.7 (1574,006 км/ч) Поздней осенью 1956-го грянул Суэцкий кризис. Президент Египта Гамаль Абдель Насер национализировал Суэцкий канал, разделяющий Азию и Африку. Прежние владельцы – крупнейшие коммерсанты Англии и Франции – решили силой вернуть собственность. При поддержке войск Израиля две страны напали на Египет, и если бы не вмешательство Советского Союза и ООН, дело могло закончиться крупномасштабной войной. Как ни странно, все это оказало непосредственное влияние на Формулу 1. Не состоялись первоначально запланированные гонки в Бельгии, Голландии и Испании. Чтобы не оказаться с самым куцым календарем в истории (шесть Гран При плюс традиционный Индианаполис), в FIA решились сделать этапом чемпионата мира совершенно «неформатные» соревнования – Гран При Пескары. В первый и единственный раз пилотам Формулы 1 пришлось состязаться на гоночном кольце, пришедшем из далеких 20-х годов. Итальянский город Пескара лежит на побережье Адриатического моря, к югу от популярного курорта Римини. Первые гонки здесь провели в 1924 году, выбрав для них вполне обычную по тем временам трассу: 26-километровый «треугольник», одна сторона которого проходила по улицам города вдоль побережья, вторая – невероятно извилистая и закрученная – уходила в горы, минуя по пути маленькие деревушки, и третья шла мимо частных одноэтажных домиков и была прямая, как стрела. Именно там, на участке, прозванном...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Италия’56: Monza la Classica

Монако'56: Стар и млад

Аргентина'56: Одна на двоих

Голландия'55: Эрману да Силва Рамуш

Бельгия'55: Джанни Лянча

Швейцария'54: В последний раз

Аргентина'54: Вода и медные трубы

Великобритания'53: Борьбы не получилось

Франция’53: Боже, храни короля

Бельгия'50: Talbot-Lago