Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гран При Франции Трасса Перед гонкой Круглые числа Превью этапа Четверг Пресс-конференция Пятница Свободные заезды Пресс-конференция Суббота Свободные заезды Квалификация Пресс-конференция Воскресенье Стартовое поле Гонка Круг за кругом Пресс-конференция Смена шин на дистанции После гонки

Участники: Эрик Булье (McLaren), Фредерик Вассёр (Sauber), Сирил Абитебул (Renault), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing)

Вопрос: Эрик, вы активно способствовали возвращению Гран При Франции в Поль-Рикар. Расскажите, как всё задуманное стало реальностью?
Эрик Булье: Я не так уж и способствовал, просто немного помогал. Я всего лишь устроил встречу Кристиана Эстрози с Берни Экклстоуном, чтобы давно инициированный проект обрел конкретные формы.

Вопрос: Спасибо, мы к вам еще вернемся! Фредерик, вы приезжали в Поль-Рикар с младшими гоночными сериями, но что скажете об этой трассе как о трассе Гран При?
Фредерик Вассёр: С этой трассой связано немало воспоминаний, уверен, уик-энд будет замечательным. Конфигурация здесь превосходная, ближайшие несколько дней всем будут в радость.

Вопрос: В первой тренировке ваши гонщики были очень быстры, но затем машина Маркуса Эриксона получила серьезные повреждения. На какой результат в этот уик-энд рассчитывает команда, подготовили ли вы какие-то новинки?
Фредерик Вассёр: Да, у нас есть небольшие доработки. Мы мало-помалу прогрессируем, пусть в первой сессии это не было очевидно. Первой задачей было подобраться к соперникам, мы с этим справились, теперь нужно двигаться дальше. Для Маркуса тренировка сложилась непросто, он не сможет принять участие во второй сессии, но посмотрим, как пойдут дела в субботу.

Вопрос: Спасибо! Сирил, для вас и Renault это домашний этап. Насколько велик прессинг, насколько этот уик-энд важен для Renault?
Сирил Абитебул: Мы стараемся не воспринимать прессинг как таковой, поскольку знаем, что он не приведет нас к более высокому результату. Команда следует тому же подходу, что раньше, ставя себе задачу пробиться в первую десятку в субботу и воскресенье, наша машина вполне позволяет на это рассчитывать.

Приятно получить свою домашнюю гонку, это дополнительный стимул для всех сотрудников. В Формуле 1 немало французов – гонщиков, инженеров, менеджеров. Приятно, наконец, наблюдать их всех на родной трассе!

Вопрос: Кристиан, на этой неделе стало известно, что в следующем сезоне у Red Bull Racing сменится поставщик силовых установок. В чем причина такого решения?
Кристиан Хорнер: Для нас это замечательная новость! Мы сотрудничали с Renault на протяжении двенадцати сезонов, но настал момент, когда мы решили пойти разными путями. Мы внимательно следили за прогрессом Honda, чьи силовые установки использует наша дочерняя команда, и по чисто инженерным соображениям решили сменить поставщика. За годы сотрудничества с Renault у нас были подъёмы и спады, но в целом партнерство получилось успешным – 150 подиумов, 57 побед и восемь титулов. Надеюсь, до конца нынешнего сезона мы пополним список результативных выступлений, но в 2019-м в истории команды начнется новая глава, и мы все этого очень ждем.

Вопрос: На какие результаты в оставшихся гонках с Renault вы рассчитываете?
Кристиан Хорнер: С самого начала нашего сотрудничества с Renault у них была заводская команда. Потом заводской команды не стало, затем она появилась вновь, но в Renault всегда поставляли нам точно такие же силовые установки, как своему коллективу, и у меня нет причин полагать, что до конца нынешнего сезона ситуация изменится. Red Bull Racing пока уступает фаворитам и в личном зачете, и в Кубке Конструкторов, но у нас есть возможность сократить отставание, и для этого необходима поддержка со стороны Renault. Уверен, такая поддержка у нас будет.

Вопрос: Сирил, как вы прокомментируете смену поставщика у Red Bull Racing?
Сирил Абитебул: Как сказал Кристиан, это важное решение для Red Bull Racing, Renault и Honda. Мы торопили партнеров с решением, поскольку нам было важно определиться как можно раньше – в силу целого ряда причин, начиная от нюансов логистики и заканчивая вопросами интеллектуальной собственности, ведь сейчас наше взаимодействие с Red Bull Racing абсолютно открытое и всеобъемлющее. Нам хотелось получить ясность, чтобы строить планы на следующий сезон, понимая свою клиентскую базу. Теперь этот вопрос решен, за что мы благодарны Red Bull Racing. Всё это стало логичным развитием процесса, согласно которому мы прекращали сотрудничество с Toro Rosso в конце 2017-го года, а с Red Bull Racing – в конце 2018-го.

Как заметил Кристиан, период нашего сотрудничества был поистине фантастическим. Red Bull Racing – очень требовательный партнер, благодаря им мы смогли добиться прогресса в невероятно конкурентной среде, свойственной Формуле 1. Оглядываясь назад, мы будем помнить, что вместе многого добились и приобрели огромный опыт.

Если говорить о перспективах до конца нынешнего сезона, с Red Bull Racing нам по силам выигрывать гонки, потому мы продолжим взаимодействовать так же, как раньше – ни больше, ни меньше – чтобы поддержать наших партнеров. Мы по-прежнему будем обеспечивать высочайшую надежность и отменные мощностные характеристики наших силовых установок, а что касается 2019-го года, я понимаю, что в Red Bull Racing приняли стратегическое решение, опираясь на целый ряд факторов.

Вопрос: Эрик, что всё это значит для McLaren? В следующем году ваша команда будет единственным клиентом Renault, кроме их заводской команды...
Эрик Булье: Мы постепенно адаптируемся к работе с Renault, нам предстоит многое для себя выяснить, укрепить взаимодействие. Имея на одного клиента меньше, Renault не придется распыляться – для нас это хорошая новость, а команде Кристиана мы желаем всего наилучшего.

Вопросы с мест

Вопрос: (Скотт Митчелл) В нынешнем сезоне заканчивается контракт Даниэля Риккардо с Red Bull Racing, а среди команд, в которых он мог бы продолжить карьеру, австралиец назвал Renault и McLaren. Насколько интересна вам кандидатура Даниэля, и что вы могли бы ему предложить?
Эрик Булье: Наступает та фаза сезона, когда начинаешь задумываться о составе на следующий год или на предстоящие несколько лет. Нам нравится Даниэль, лично я знаю его уже много лет. Он превосходно выступает в Red Bull Racing, и если гонщик такого уровня оказывается свободен от контракта, мы, разумеется, присматриваемся, но пока рано говорить о составе на ближайшую перспективу.

Сирил Абитебул: У нас отличный состав, я полностью доволен Нико и Карлосом, их результатами и взаимодействием с командой. Сейчас рано говорить о перспективах. У нас особая ситуация с Карлосом, поскольку в Red Bull передали нам его на время, и я мог бы сказать, что эта ситуация никак не связана с решением по силовым установкам, но это не так.

Карлос перешел к нам после целой череды договоренностей, достигнутых в конце прошлого года, притом его переход был частью многоходовой схемы. Я предполагаю определенное развитие ситуации, и мы обсудим это с Red Bull в ближайшие несколько недель. Нам необходимо оценить возможные шаги со стороны Red Bull в отношении их гонщиков и понять, какие последствия это может иметь для нас. Сейчас мы стараемся максимально доработать машину, ведь если удастся продемонстрировать прогресс, гонщики будут сами заинтересованы в контракте с Renault, потому эта задача наиболее приоритетная.

Вопрос: Кристиан, желаете что-то добавить? Здесь говорили о ваших гонщиках…
Кристиан Хорнер: Да, Даниэль Риккардо,и Карлос Сайнс остаются гонщиками Red Bull. Если говорить о Даниэле, у него самого и команды есть обоюдное желание продолжать сотрудничество, но сперва мы должны были определиться с силовыми установками. Теперь этот вопрос решен, и Даниэль понимает, что выбор был сделан в силу чисто инженерных соображений. Не стоит забывать, что в двух предыдущих гонках Даниэль на круг опередил и Renault, и McLaren, и с его стороны было бы странно отказываться от машины, которая позволила ему в нынешнем сезоне одержать две победы. Лично я буду удивлен, если Риккардо решит сменить команду, ведь он и Red Bull Racing отлично подходят друг другу, однако в Формуле 1 ничего нельзя исключать.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, вы говорили о чисто инженерных мотивах перехода на моторы Honda, но он сулит команде и коммерческую выгоду, скажем, от продвижения японского бренда. Если учесть, что сейчас бюджет команды на 25% формируется компанией Red Bull, будут ли новые доходы использоваться для снижения её доли участия, или же вы предпочтете повысить расходы на разработку в преддверии возможных ограничений на размер бюджета?
Кристиан Хорнер: Разумеется, я не стану рассказывать вам о всех финансовых аспектах наших контрактов, но могу заметить, что мы точно выиграем от того, что перестанем выплачивать Renault те суммы, которые платим по сей день, однако у нас останутся расходы на динамические стенды, производство коробок передач и прочих узлов. В целом финансовый результат положителен, но мы намерены инвестировать его внутри команды, чтобы обеспечить дальнейшую конкурентоспособность. Решение о сотрудничестве с Honda принималось с учётом предстоящих после 2020 года изменений, ведь мы должны получить оптимального партнера. Нашу позицию поддержали и в Aston Martin – не стоит забывать, что сами они не производят силовые установки, потому никаких возражений не возникло.

Вопрос: (Лори Вермееш) Эрик, вполне вероятно, что Фернандо Алонсо может завершить карьеру в Формуле 1 по итогам нынешнего сезона. У вас есть альтернатива на 2019-й?
Эрик Булье: Как я уже говорил, мы рассматриваем варианты, вопрос лишь в том, когда начнутся переговоры. Что касается Фернандо, нам хотелось бы оставить его в McLaren, но я не уверен, принял ли он сам какое-либо решение. Узнаем в свое время.

Вопрос: (Фил Дункан) Эрик, планируют ли в McLaren вычислить и наказать сотрудника, который позволил себе высказаться против команды?
Эрик Булье: Это внутреннее дело команды, мы должны разобраться, почему этот человек недоволен ситуацией. Наши сотрудники всегда поддерживают друг друга, но среди 800 специалистов всегда найдутся те, кого что-то не устраивает. Впрочем, в каком-то смысле для нас это даже хорошо. В целом обратная связь от сотрудников положительная.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Эрик, считаете ли вы себя ответственным за недостатки нынешней машины? Планируете ли вы уйти в отставку?
Эрик Булье: Мы все несём ответственность за скорость машины, но я не планирую уходить в отставку. Знаю, на эту тему уже писали в газетах, но я работаю в автоспорте уже 20 лет и добивался успеха со всеми командами, с которыми сотрудничал, в том числе в Формуле 1 – этого вам у меня не отнять. Да, мы не на тех позициях, на которых хотели бы быть, нас это не устраивает, но с нашим новым партнером в лице Renault и отличным коллективом специалистов McLaren мы просто должны выявить все проблемы и устранить их. Когда веришь в заложенную в машину концепцию, эту концепцию необходимо развивать, а перед следующим сезоном вносить корректировки.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Эрик, сейчас McLaren занимает позиции в середине пелотона, а год назад находилась в последних рядах. Прогресс есть, но до статуса чемпионской команды еще далеко. Можно ли рассчитывать на позитивную динамику уже в этом сезоне, или пятое место полностью отражает ситуацию? Какие цели стоят перед коллективом, и насколько они реалистичны?
Эрик Булье: Вы правы, год назад у нас не было очков, а сейчас мы сражаемся с Renault за четвертое место в Кубке конструкторов. Конечно, мы предпочли бы быть четвертыми с комфортным преимуществом, именно такая цель стоит перед командой. Наша машина не настолько быстра, как ожидалось, и мы много с ней экспериментируем – в частности, сегодня утром команда протестировала немало модификаций. Нам хочется узнать как можно больше о MCL33 и научиться максимально эффективно работать с Renault – для нас это новый партнер после многолетнего сотрудничества с другим поставщиком. В некоторых технических аспектах этого партнерства нам еще предстоит разобраться.

Вопрос: (Алан Болдуин) Еще один вопрос для Эрика по поводу сегодняшних комментариев. Насколько неблагоприятная обстановка сейчас сложилась в McLaren? Приходится ли вам прилагать усилия, чтобы сохранить свой пост?
Эрик Булье: Руководители моего уровня всегда работают на компанию и несут ответственность за свои действия. Сегодня в прессе появились сообщения о розданных сотрудникам McLaren шоколадках – было по-своему забавно читать об этом, мы получили немало писем, в которых люди назвали происходящее шуткой. Возможно, нашлось несколько недовольных, что всегда бывает в любой организации при недостаточной коммуникации. Не знаю, что не понравилось сотрудникам, но мы пригласили всех недовольных прийти и рассказать нам о проблемах напрямую, а не обсуждать их тайком.

Вопрос: (Бенджамин Вайнель) Кристиан, в настоящий момент у Red Bull нет молодых гонщиков с суперлицензией, как нет кандидатов на её получение в следующем году. Присматриваетесь ли вы к более опытным гонщикам? Как вы поступите, если один из четырех действующих гонщиков Red Bull получит травму, а Себастьен Буэми будет связан обязательствами в WEC или Формуле E?
Кристиан Хорнер: Как вы заметили, у нас есть Себастьен Буэми. Если говорить о юниорской программе, в Формуле 3 Дэн Тиктум выигрывает гонки и наверняка уже в этом сезоне получит суперлицензию, так что серьезных опасений у нас нет. Джейк Деннис тоже вполне соответствует критериям получения суперлицензии, сейчас мы привлекаем его к работе на симуляторе.

Вопрос: (Джо ван Бьюрик) Кристиан, какие задачи должны выполнить в Honda в ближайшие два года, чтобы вы согласились работать с ними после 2020-го?
Кристиан Хорнер: Прежде всего, мы хотим прогрессировать, а не откатываться назад – такую цель преследовала команда, решившись на смену поставщика. Мы считаем, что это необходимый шаг в стремлении стабильно конкурировать с Mercedes и Ferrari, и, как мне кажется, наша ситуация отличается от той, в которой в свое время оказалась McLaren. В Honda приобрели опыт, обеспечили должную инфраструктуру и сейчас прогрессируют хорошими темпами. Я не сомневаюсь, что решение, давшееся с таким трудом, на ближайшие два года абсолютно верное, ну а там посмотрим, что будет дальше.

Вопрос: (Гэтан Винерон) Эрик, вы сказали, что были бы заинтересованы в контракте с Даниэлем Риккардо, если Фернандо Алонсо решит уйти из McLaren. Означает ли это, что Стоффель Вандорн не подходит на роль первого номера? Что необходимо бельгийцу, чтобы он снова начал выступать в свою силу?
Эрик Булье: Стоффель постоянно прогрессирует, у него большой потенциал. Его напарник, пожалуй, один из самых непростых, с кем он мог бы выступать в Формуле 1, но мы полностью довольны ими обоими. Мы пока не обсуждали со Стоффелем возможные перспективы, но сделаем это в свое время.

Вопрос: (Бен Хант) Эрик, вопрос о тех шоколадках. Правда ли, что в McLaren заказали огромную партию, чтобы тем самым поддержать сотрудников? Вы рассчитывали, что это усилит команду?
Эрик Булье: Это всё неправда, мы не сотрудничаем с производителями шоколада!

Вопрос: Возможно, в этом был бы смысл…
Эрик Булье: В команде и без того высокий уровень энергии, но спасибо за идею!

Вопрос: (Жюльен Биллете) Фредерик, пытаются ли в Ferrari заполучить Шарля Леклера на следующий сезон? Как вы намерены удержать его в Sauber?
Фредерик Вассёр: Нужно проще смотреть на эту ситуацию. Пару месяцев назад, после Гран При Китая, кое-кто из журналистов спросил меня, не намерен ли я уволить Шарля. Хорошее выступление в двух-трех гонках подряд еще не означает, что через полгода вы станете чемпионом мира – Шарлю следует сосредоточиться сперва на тренировках, а затем на предстоящей гонке, прогрессируя шаг за шагом. Для него это ключевая задача, ну а я приложу максимум усилий, чтобы и в следующих гонках у него была соответствующая мотивация.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Эрик, к вопросу о шоколадках. Планируете ли вы пересмотреть процедуру их раздачи на базе команды? Намерены ли вы и дальше таким образом поощрять сотрудников, или эта практика прекратится?
Эрик Булье: Если вы обучались менеджменту, мы можем организовать для вас практику. А если вам так хочется попробовать те шоколадки, мы готовы выслать вам партию.

Вопрос: Спасибо за предложение, но я хотел лишь сказать…
Эрик Булье: Пожалуй, достаточно. Вы пытаетесь что-то выяснить, я готов ответить вам позднее, но на данный момент – хватит.

Вопрос: Нет, не хватит. Вы рассчитываете сохранить свой пост в McLaren?
Эрик Булье: Разумеется. Работа в McLaren – это долгий путь, а не короткая остановка, и этот путь требует немалых усилий. Похоже, вы меня преследуете…

Вопрос: Но против вас выступают ваши же сотрудники!
Эрик Булье: Сейчас вы говорите неправду.

Маттео Бончиани, пресс-делегат FIA: Джон, Эрик, прошу извинить меня, но нам не хотелось бы наблюдать здесь перепалку один на один. Я стараюсь предоставить слово каждому журналисту. Эрик, у вас есть что сказать?

Эрик Булье: Нет, я в порядке.

Джон МакЭвой: Я не лгал.

Маттео Бончиани: Джон, прошу вас. Следующий вопрос, пожалуйста.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Сирил, как решение Red Bull Racing повлияет на Renault в финансовом и техническом плане? Фредерик, не задаетесь ли вы вопросом, что такого увидел в Honda Кристиан, чего вы сами не рассмотрели, когда в прошлом году отказались перейти на японские моторы?
Сирил Абитебул: Прекращение сотрудничества с Red Bull Racing слабо повлияет на наш бюджет. Да, мы получали от партнеров определенный доход, но одновременно несли и расходы, так что в целом эффект нейтральный, а на фоне общего бюджета Renault он ничтожен. Что мы действительно теряем – и вы об этом не спросили – так это ориентир, по которому в последние два года оценивали свой прогресс как в части мотора, так и в части шасси. Впрочем, у меня есть ощущение, что мы достигли того уровня, когда можем позволить себе отказаться от этого ориентира и сосредоточиться на ключевой области прогресса – шасси. Собственно, именно в этом аспекте мы сравнивали себя с Red Bull Racing, и, хочется верить, в ближайшем будущем сумеем на равных с ними конкурировать.

Фредерик Вассёр: Нашей команде сейчас важно иметь ориентир, чего сложно было бы добиться, будь мы единственным клиентом Honda. Кроме того, в прошлом году у нас не было возможности самостоятельно строить коробку передач, я чувствовал, что в какой-то момент McLaren откажется от сотрудничества с Honda, и мне не хотелось идти к Эрику Булье и просить его предоставить нам коробку передач, когда они сами были бы целиком сосредоточены на партнерстве с Renault

Вопрос: (Люк Смит) Эрик, вы говорили, что с McLaren вам предстоит проделать долгий путь. Учитывая сложную управленческую структуру команды, насколько непросто вам донести до сотрудников свое видение? Вы по-прежнему считаете себя тем, кто способен вести за собой коллектив?
Эрик Булье: Когда я пришел в McLaren, коллектив уже был сформирован, оставалось выстроить структуру, на которую я мог бы рассчитывать. В период сотрудничества с Honda мы не ожидали таких результатов – минимум очков, множество технических проблем. В такой ситуации приходится иначе управлять коллективом, в котором есть сотрудники, знающие, как выигрываются чемпионаты. К тому же, мне не хотелось этих людей потерять.

Сейчас в партнерстве с Renault нам по силам зарабатывать очки и сражаться за выход в финал квалификации. Конечно, это не те достижения, которые нам нужны, но, как я уже говорил, путь предстоит долгий. Мы по-прежнему открываем для себя… Например, в предыдущей гонке у нас по ходу дистанции сломался патрубок – это новая проблема, для которой пришлось искать решение, и это тоже часть большого процесса. Мы еще учимся эффективно взаимодействовать с нашими новыми партнерами из Renault.

Вопрос: (Барт Фон Дойеверт) Кристиан, на что вы готовы пойти, чтобы удержать Даниэля в Red Bull Racing? Если он всё-таки покинет команду, предпочтете ли вы взять в напарники Максу Ферстаппену молодого или опытного гонщика?
Кристиан Хорнер: Конечно, мы пытаемся понять, каким образом оставить Даниэля в команде, но пока ситуация развивается в нужном русле. У нас также есть талантливый гонщик, временно переданный Сирилу, и нет недостатка в предложениях от других гонщиков, связанных контрактом с материнской компанией. Наша машина достаточно быстра, потому многие хотят выступать за Red Bull Racing в следующем сезоне, но для нас приоритет – сохранить действующий состав на ближайшие два года.

Вопрос: Второй вопрос был о том, какого гонщика вы возьмете в напарники Максу в случае ухода Даниэля – молодого или опытного?
Кристиан Хорнер: Мне хотелось бы заполучить быстрого и со скромными финансовыми запросами! Правда, эти два фактора редко совпадают. В Red Bull всегда старались давать шанс молодым гонщикам, и практика привлекать в основную команду тех, кто проявил себя в Toro Rosso, себя вполне зарекомендовала.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, поскольку в следующем сезоне у Red Bull Racing и Toro Rosso будут одинаковые силовые установки, планируете ли вы реализовать такую же модель взаимодействия, которую используют в Haas и Ferrari?
Кристиан Хорнер: Нам эта модель не подходит, поскольку у Toro Rosso есть собственная инфраструктура. Опять же, определенная синергия, которую допускает действующий регламент при использовании одинаковых силовых установок, вполне возможна – скажем, в разработке трансмиссии. Думаю, это будет полезно обеим командам.

Вопрос: (Жюльен Биллете) Вопрос ко всем. Возможно ли в современной Формуле 1 выиграть чемпионат с клиентской командой? Если нет, как изменить эту ситуацию после 2020-го года?
Эрик Булье: Хороший вопрос. Думаю, Кристиан убедительно доказал, что клиентская команда способна выигрывать гонки. Но победа в чемпионате – совсем иной уровень, для этого нужна заводская поддержка.

Сирил Абитебул: Да, у клиентов бывает разный статус, но главное, чтобы в будущем у любой команды был реальный шанс выигрывать гонки и титулы. Думаю, именно в этом направлении планируют двигаться новые владельцы чемпионата.

Кристиан Хорнер: Своими 150 подиумами и 57 победами мы доказали, что добиться успеха вполне реально, притом все эти годы мы исправно платили за моторы, правда, разные суммы.

Сирил Абитебул: За разную скорость.

Кристиан Хорнер: За годы сотрудничества с Renault нам довелось поработать с четырьмя различными руководителями. Всё началось с известного всем вам Флавио Бриаторе. Мы получили свои первые моторы, а в обмен спонсировали футбольную команду Queens Park Rangers и его клуб миллиардеров – непривычный сценарий, но весьма успешный. В те годы о конфликте интересов еще не слышали, и мы убедительно доказали, что команда может побеждать даже с клиентскими моторами.

Но на перспективу ситуация иная. У Renault есть собственная команда, современные силовые установки технически намного сложнее, и в вопросах интеграции основное внимание уделяется именно заводской команде. В Формуле 1 все отчасти эгоисты, каждого заботит то, что хорошо для своего коллектива, и в этом плане партнерство с Honda обеспечит Red Bull предпочтительные условия без необходимости с кем-то делиться.

Фредерик Вассёр: Не думаю, что для Sauber в стремлении стать чемпионами мира главное – получить статус заводской команды. Сперва нужно решить много других задач.

Вопрос: (Алан Болдуин) Фредерик, Кристиан и Сирил, вы тоже поощряете своих сотрудников шоколадками за ударный труд?
Фредерик Вассёр: Пусть Сирил ответит первым!

Кристиан Хорнер: Нам бесплатно предоставляют энергетический напиток Red Bull, которым любой сотрудник может угоститься хоть каждый день. По случаю хорошего результата мы даже отправляем партию напитка Сирилу и его команде, так что мы не за шоколадки, мы за Red Bull.

Сирил Абитебул: Да, мы получили ту партию и выпили все банки до единой! А шоколадок у нас нет, но я давно хотел прокомментировать эту ситуацию, просто не решался. Мы говорили о том, что наличие ориентира в виде Red Bull Racing очень помогало Renault, но в ситуации McLaren и Honda у коллег такого ориентира не было. Они понимали суть проблем, но для устранения им требовалось гораздо больше времени.

Шоколадки? Я понятия не имею, о каких шоколадках идет речь, и не хочу об этом говорить. Для меня было важнее подчеркнуть, что наличие ориентира в условиях конкуренции крайне необходимо.

Фредерик Вассёр: Спасибо, но я тоже воздержусь от комментариев насчёт шоколадок.

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Кристиан, позвольте задать вам вопрос, не связанный с кондитерской продукцией. Вы сказали, что славное время сотрудничества с Renault пришлось на период, когда о конфликте интересов никто не слышал. Можно ли сказать, что возвращение Renault в статусе заводской команды сказалось на взаимном доверии и привело вас к решению сменить поставщика силовых установок?
Кристиан Хорнер: Не скажу, что отношения стали менее доверительными, просто изменилась их динамика. Для Renault приоритетом остается собственная команда, так и должно быть, и мы решили, что настал момент… Знаете, двенадцать лет – один из наиболее продолжительных периодов сотрудничества между командой и поставщиком моторов в истории Формулы 1. Да, решение далось нам нелегко, потребовалось провести тщательный анализ, но в итоге мы пришли к выводу, что для Red Bull Racing такой выбор верен.

Источник: F1News

Пятница 22 Июня 2018 23:40
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: renault, кристиан, racing, булье

Читайте также: Руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер доволен результатами Макса Ферстаппена и Даниэля Риккардо в Сингапуре, но заметил, что команде стоило больших усилий подготовить силовую установку Renault к гонке...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хорнер: Максу повезло, он избежал хаоса в 1-м повороте

Кристиан Хорнер: Нас ждёт борьба с Ferrari

Гран При Франции: Пресс-конференция в пятницу

Хорнер: Хорошее выступление в Канаде поможет Максу

Хорнер: С моторами надо определиться до Гран При Австрии

Хорнер: У нас всё хорошо и с темпом, и с деградацией шин

Хорнер: Мы хотим сохранить состав команды

Хорнер: Не команды должны определять регламент

Хорнер: Риккардо – один из лучших мастеров обгона

Кристиан Хорнер: Ферстаппен допустил несколько ошибок